• Город
  • Наука и образование
  • коронавирус 2019-nCoV

Как убедить бабушку, родителей и знакомых не выходить из дома во время майских праздников? Инструкция

На улице теплая погода, у людей выходные, а количество заболевших в Петербурге достигло почти 4 500 человек. Все эти факторы вместе могут плохо повлиять на эпидемиологическую ситуацию в городе: если сейчас все решат погулять и встретиться с друзьями, через две недели нас ждет новый всплеск количества инфицированных, а значит и продолжение режима самоизоляции. Но как убедить самых упорных коронавирус-диссидентов все же остаться дома? Инструкцию для «Собака.ru» составила Александра Борисова, преподаватель Университета ИТМО, президент Ассоциации коммуникаторов в сфере образования и науки, научный журналист.

Почему фраза «просто сиди дома» не только не поможет, но и навредит 

Главное, что стоит знать из теории коммуникации: нельзя донести до человека информацию, которая вступает в конфликт с его базовыми ценностными установками. В этом смысле сажать картошку на майские праздники — это квинтэссенция такой базовой ценности. Каждый дачник знает лучше любого ученого, что если на майских ты картошку (лук, морковь и далее по графику) не посадишь, то в сентябре ты ее не соберешь. Это особенно актуально сейчас, когда экономическая ситуация у многих ухудшилась. В этом отношении человек сам себе эксперт в этой конкретной точке своей дачи. Откажется он от поездки, только если риск будет более серьезным и осязаемым — взрыв на месте дачи, например. А если риск вероятностный, как любой эпидемиологический, то человек с большой вероятностью будет его игнорировать в сравнении со стопроцентным риском несостоявшихся посадок. Поэтому пытаться идти вразрез с базовой ценностью — прямой путь к полной потере контакта, для собеседника все твои советы станут плохими, и слушать тебя не будут.

Как же тогда сделать так, чтобы человек не заразился и не заразил других?

Если снова вернуться к теории научной коммуникации, то она  предлагает сосредотачиваться не на том, как ты хочешь изменить этого человека (это почти невозможно), а на том, какого ты хочешь добиться эффекта. В данном случае ты хочешь, чтобы человек не заразился коронавирусом и не заразил других. Соответственно нужно советовать людям не отказаться от поездки, а соблюдать социальную дистанцию, а со стороны властей — максимально обеспечить возможность это делать. Во многих странах нет ограничений на передвижение людей, которые живут в одном домохозяйстве — они должны избегать контактов со всеми остальными. Если они поедут на посадки с теми, с кем они живут в одной квартире, в своей машине — ничего страшного не будет. А объяснять нужно, что, заправляя машину, не стоит подходить близко к людям, по возможности воспользоваться автоматической заправкой, носить маски — пусть даже самодельные, не устраивать вечеринки с соседями.

А если человек хочет не на дачу, а просто погулять?

Дача — не единственная базовая ценность, мотивация может быть другой — ее нужно найти, чтоб понять, что заставляет собеседника отрицать опасность вируса. Он это делает, потому что ему не хватает свежего воздуха или физической активности? Эту проблему можно решить на уровне семьи, если вы хотите убедить старших или младших родственников. Если человек хочет погулять, то нужно выработать стратегию его прогулки, во время которой он не заболеет: не контактировать с другими, находиться на безопасном расстоянии. Если ему нужно держать тело в тонусе, то показать видеотренировки для дома, купить велотренажер, предложить занятия по скайпу, пробежки ночью. Многие против карантина из-за того, что он лишает их работы. Право на жизнь и заработок — самая базовая из возможных ценностей, и тут личными беседами мало что решишь, государство или поддерживает людей или нет.

Конечно, сам человек не формулирует свой корона-скептицизм в терминах «это противоречит моим базовым ценностным установкам» и не расскажет об этом вам. Для построения эффективной коммуникации об этом придется подумать и вычислить их. Но интуитивно этот подход понятен: человек сопротивляется соблюдению самоизоляции, когда этот режим его чего-то лишает. И задача — максимально компенсировать это без риска для здоровья его и окружающих. Договориться о чем-то с человеком можно, только отталкиваясь от его (а не от ваших) установок.

По большому счету, правительствам стоит руководствоваться тем же принципом, которому учат родителей с маленькими детьми. Если ты даешь людям разумные указания и ставишь разумные запреты, которые можно обосновать на понятных примерах, у тебя гораздо больше шансов, что они их не нарушат.

А если человек не верит в существование вируса?

Если человек радикально уверен в том, что вируса не существует, то сделать что-то вряд ли удастся. Но таких людей — минимальный процент. Скорее всего, ваши родственники односторонне информированы — в таком случае у вас есть возможность показать им другую сторону вопроса. В России информирование, к сожалению, довольно беспорядочное, по телевизору можно услышать самые разные, в том числе дикие, вещи.

Можно рассказывать, что происходило и происходит в других странах: например, о городах в Италии, в которых умер 1% населения, то есть каждый сотый человек из всех живущих (а не заболевших) — за один месяц. Так было в Альцано-Ломбардо и Нембро — это провинция Бергамо. Можно показать Центральный парк Нью-Йорка, который превратился в полевой госпиталь. На улицах Эквадора в какой-то момент оставались мертвые люди — их некому было убрать. К сожалению, коронавирус — это не фейк, а реальная большая проблема, поэтому недостатка в страшных историях нет и не предвидится. Если это ваша бабушка, то никто лучше вас ее не убедит, если вы сами осведомлены. Главное — не переходить на тон «я лучше знаю, а ты ничего не понимаешь», а делиться в формате «я это узнал, и это меня убедило». Уточнить свежие данные от врачей можно, например, на независимом сервисе Фонда профилактики рака «Просто спросить о Covid-19».

Примеры успешного убеждения

Недавно стало популярным видео, в котором Ангела Меркель рассказывает, как в Германии будут снимать карантинные меры, и объясняет, что если сделать это раньше времени, то больницы будут переполнены. А если это произойдет, то вам лично в случае болезни могут не оказать помощь. Люди уже знают, что в случае тяжелого течения Covid-19 обязательно нужно попасть в больницу, потому что это в разы увеличивает ваш шанс продолжить здоровую счастливую жизнь. Немцы привыкли, что им в случае необходимости помогут врачи, это базовая для них ценность — и от нее они не готовы отказываться. Вот к ней Меркель и обращается, поясняя задачу карантина: если хотите продолжить получать медицинскую помощь, нужно соблюдать ограничения.

Можно привести в пример усилия по повышению охвата вакцинами. Распространено мнение, что религиозные люди отказываются делать детям прививки, значит надо бороться с религией. Но этому взгляду противоречит история: успешные кампании по вакцинации в странах третьего мира проходили при содействии церкви. Местные священники — большой авторитет для людей, с их помощью можно дотянуться до всего населения и обеспечить массовую вакцинацию. Таким образом была побеждена оспа.

Также и в карантин церковь может стать как противником, так и союзником. В Италии верующие хотели пойти на Пасху в церковь не меньше, чем в России. Отговорить их от этого было бы невозможно. Но сама церковь в лице папы Франциска поддержала карантин. Храмы были закрыты, была обеспечена трансляция мессы из собора Святого Петра, и папа во время проповедей говорил, что если мы не идем в церковь на Пасху, это не делает нас плохими христианами, а наоборот — мы так выражаем свою заботу о ближнем. В терминах научной коммуникации папа облек призыв оставаться дома в ценностную модель своей аудитории, а также обеспечил техническое исполнение этого призыва. Поэтому его коммуникационная кампания оказалась успешной.


«По расчетам пик эпидемии в Петербурге — середина июня. Рестораны и театры раньше конца лета вряд ли откроют, границы — осенью»

Комментарии

Наши проекты