• Город
  • Наука и образование
  • коронавирус 2019-nCoV

Что будет с экономикой России после пандемии? Объясняет декан факультета экономики Европейского университета

В России начался один из крупнейших кризисов последних лет – а, возможно, и самый крупный. О том, какими могут быть последствия пандемии для экономики России и обычных граждан и когда тяжелые времена закончатся, специально для «Собака.ru» написала колонку декан факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге Юлия Вымятнина.

Неопределенность – самая сложная черта эпидемии

Вокруг эпидемии коронавируса и связанных с ней событий – самоизоляции, ограничений на передвижения между регионами и странами, невозможностью получить какие-то услуги – существует очень высокая степень неопределенности. Никто не может сказать с уверенностью, что пик эпидемии в России действительно будет пройден в первой декаде мая, как предсказал Сбербанк. И верны ли расчеты ученых из Сингапура, что эпидемия в нашей стране закончится 19 августа – тоже никто не знает. Дело не в том, насколько хороши модели, на основе которых получены эти прогнозы, а в том, что никто не может знать наверняка, как проявит себя вирус.

Ограничится ли все одной волной или осенью будет вторая? Будет ли вирус менее агрессивным во вторую волну, если она будет? Как быстро будет готова вакцина? Насколько хорошо будут работать тесты на антитела? Как будет меняться распространение заболевания по мере ослабления карантина в разных странах? Что будет происходить с экономикой в отдельных странах и в мире? Ответы на эти вопросы сложно дать с какой-либо степенью точности. Но можно порассуждать об отдельных сценариях. Сразу оговорюсь, у каждого из них много «если», и при изменении любого из условий выводы могут сильно измениться.

Оптимистичный сценарий

Начнем с предположения, что модель Сбербанка корректно прогнозирует пик заболеваемости в России в первой декаде мая. Это значит, что во второй половине мая можно будет начать постепенно снимать ограничения. Что будет происходить с экономикой по мере того, как контроль будет ослабевать?

Сначала произойдет оживление, люди будут стремиться получить то, чего были лишены – кофе в кафе или стрижку. Однако первая волна может оказаться мнимым поводом для оптимизма – люди выйдут из самоизоляции с меньшими сбережениями, кто-то лишится заказов, кто-то потеряет работу, потому что не все компании смогли пережить почти два месяца простоя. Добавим к этому, что возвращение к нормальной жизни будет происходить не одномоментно – на примере ресторанной отрасли уже было показано, что разрешать открывать обратно бизнесы будут поэтапно. За это время еще какие-то компании могут исчерпать свои финансовые ресурсы. Люди станут осторожнее в тратах – по крайней мере часть будет опасаться второй волны вируса и новых мер по самоизоляции.

Важно также и то, что будет происходить вне России – насколько быстро будут сниматься карантинные меры в странах Европы и США. От того, когда они вернутся к нормальному функционированию, зависит, как быстро спрос (а вместе с ним и цены) на нефть будет возвращаться к привычным значениям. Уже можно спрогнозировать, что активное авиасообщение не возобновится раньше 2021 года, поскольку страны и регионы будут настороженно относиться к возможности получить новую волну вируса, завезенную из-за рубежа.

Тем не менее, при оптимистичном сценарии мировая экономика начнет летом постепенно (сомневаюсь, что быстро) возвращаться в нормальный режим, что означает восстановление промышленного производства, рост грузоперевозок и общее оживление. Это будет позитивно сказываться и на российской экономике, и в течение лета можно надеяться увидеть сначала постепенное, а затем более бодрое восстановление занятости, доходов, а вместе с ними и уже более явный подъем в сфере услуг, которая в наибольшей степени страдает от ограничений. Тем не менее, полного восстановления экономики мы, скорее всего, не увидим до конца года – останется на низком уровне туризм, пассажирские перевозки (на всех видах транспорта), массовые культурные мероприятия, ритейл (не связанный с онлайн-продажами).

Пессимистический сценарий

К сожалению, нельзя с уверенностью прогнозировать, что реализуется именно такой, наиболее благополучный сценарий. Снятие ограничений может сопровождаться таким ростом заболеваемости, что придется повторно вводить снятые ограничения – либо в отдельных регионах, либо во всей стране. Это откладывание возвращения экономики в нормальный режим означает, что предприятия сферы услуг пострадают еще больше, сильнее вырастет безработица и упадут доходы.

Если же удастся плавно выйти из режима ограничений, избежав резкого роста заболеваемости в нашей стране, может оказаться, что странам Европы и США не так повезло, и им приходится оттягивать снятие карантина. Из-за этого на рынке нефти будет продолжаться период низкого спроса, а российский бюджет недополучит доходы. Опыт Китая показывает, что восстановление экономики после снятия карантина идет хорошо, но сталкивается с падением общемирового спроса – оно будет сдерживать и восстановление российского рынка.

Кроме того, может случиться вторая волна эпидемии – осенняя, и не исключено, что придется снова вводить самоизоляцию и карантин. Очевидно, что это также приведет к ухудшению ситуации. В этих сценариях безработица (явная или скрытая) будет расти, а доходы и сбережения людей – снижаться. Чем дольше продлится период с ограничениями на передвижение и работу, тем сильнее будут негативные эффекты. В этом случае восстановление экономики может начаться только в 2021 году и, по-видимому, будет идти медленно. Если в оптимистическом сценарии можно ожидать роста в 2021 году, то в пессимистическом варианте сколько-нибудь заметный подъем появится скорее через год – в 2022.

В таком варианте больше шансов на появление проблем в банковской системе. Если сейчас банки имеют запас прочности, получают поддержку от Центробанка и могут вводить «кредитные каникулы» или выдавать новые кредиты, несмотря на повышенные риски, то в случае длительного экономического спада их собственная устойчивость окажется под вопросом. Это не означает, что банки перестанут выдавать деньги со вкладов, но вот кредитование может начать сокращаться. Бежать и срочно забирать деньги с банковских вкладов не нужно, но не стоит и рассчитывать на длительные послабления по кредитам.

Разумеется, появление на любом этапе вакцины, лекарства или каких-то других медицинских прорывов в борьбе с коронавирусом скорректирует ситуацию в лучшую сторону (хотя это не будет немедленной коррекцией). 

Когда и чем все это закончится?

Окончательно вся история с коронавирусом закончится либо с появлением вакцины, либо с постепенной мутацией его до относительно безопасного для человека состояния. С учетом прогнозов специалистов можно предположить, что в следующем году жестких карантинных мер не будет. Если это окажется правдой, то в 2021 году мировая экономика будет возвращаться к нормальному функционированию и экономическому росту. Однако в экономике произойдут структурные изменения – какие-то отрасли получат толчок к бурному развитию, какие-то будут долго выходить из кризиса.

Меньше всего пострадают крупные предприятия, фирмы, у которых есть накопленная финансовая «подушка безопасности», и те виды бизнеса, которые могут перейти на работу онлайн и/или заниматься доставкой товаров, а также обслуживать всеобщий переход в онлайн. Все виды бизнеса, связанные с интернетом и доставкой, получат возможность для развития и привлечения лояльных клиентов, многие из которых останутся с ними и после эпидемии.

Больше всего пострадает сфера услуг, связанных с личным присутствием или перемещениями – рестораны, салоны красоты, частные медицинские центры (особенно стоматология), фитнес-центры, туризм. Пострадает и сфера маркетинга и PR, поскольку эти бюджеты первыми попадают под сокращения в условиях кризиса. Также сложно придется самозанятым, фрилансерам – во многих случаях их привычная работа может уже не вернуться.

Что можно сделать прямо сейчас, чтобы завтра было лучше?

Каждый из нас может внести свой вклад в общественное благо по снижению заболеваемости, соблюдая режим самоизоляции и разумные меры предосторожности. Отказавшись от поездок по городу без необходимости, мы все приближаем снятие ограничений. Но помимо блага общественного, можно обратиться и к благу личному. С экономической точки зрения, самые окупаемые инвестиции – в человеческий капитал. Поддерживайте здоровье доступными способами, учитесь новому – в своей профессии или в смежной области, – поддерживайте социальные связи (именно они помогут найти новую работу или пережить сложный период) и постарайтесь спокойнее относиться к неопределенности. Помните – и это пройдет.


Герман Греф: «Есть опасения, что этот кризис на год или два. Тогда он глубоко поменяет наши модели поведения»

Комментарии

Наши проекты