• Красота
  • Красота

Спрей для носа Moschino, цветочная бомба Victor & Rolf и еще 15 ароматов лета

Пафюмеры собрали запахи цветущих склонов, морского бриза и горных хребтов и запечатали их в необычные флаконы. В какие именно — рассказывает и показывает наш бьюти-редатор Алла Шарандина.

Joyeuse Tubereuse, Guerlain

Парфюмер Тьерри Вассер так закружил томную, зрелую, декадентскую туберозу, что она совсем потеряла голову, рассыпала влажные лепестки и превратилась в наивный цветочек. И так будет с каждым фирменным ингредиентом Guerlain, идущим в коллекцию ароматов L’Art et la Matiere, строго предупредил Тьерри.

Solarissimo Marettimo, Azzaro

Бренд Azzaro отправился в круиз по Эгадским островам неподалеку от Сицилии. В прошлом году якорь был брошен у пустынного Леванцо на рассвете — остров оказался весь покрытый зеленью, абсолютно весь. Этим летом парфюмер Квентин Биш причалил к Мареттимо. Судя по йодистой ноте калипсона и теплым цитрусовым стружкам, дело было в ветреный полдень.

ck all, Calvin Klein

Двадцать три года назад юный и дерзкий ck one совершил важный парфюмерный камин-аут, заявив о себе как о первом унисекс-аромате. Став взрослым, он не отступился от принципов, но стал сдержаннее и сложнее: Альберто Морильяс и Гарри Фремон плеснули в зеленый чай цветочную молекулу paradisone и размешали стеблем ревеня.

Flowerbomb Bloom, Viktor & Rolf

Зерна граната, мандариновое масло, цветущие склоны и прозрачный, разреженный горный воздух — есть мнение, что Виктор Хорстинг и Рольф Снорен инкогнито сгоняли в Казбеги за вдохновением для этого фланкера.

Gucci Bamboo, Gucci

Лето — это хо-ро-шо, напевают фэшн-дома и выпускают в новой таре горячие находки прошлых сезонов. Древесно-цветочный Gucci Bamboo 2015 года перелит в аметистовый флакон. Так он яснее сигнализирует о своей загадочной душе, в которой сплелись лилия «касабланка» и таитянская ваниль.

Angel Eau, Sucree Thierry Mugler

«Сахарная» туалетная вода, как и на премьере три года назад, хрустит карамельным безе и ледяным ягодным сорбетом, но теперь ее стеклянная форма покрыта тонкой лавандовой глазурью. Поэтому сказать, что Angel Eau Sucree уже не торт, совершенно невозможно.

Nirmala, Molinard

Гурманский восточный аромат 1955 года щедр и хитер, как торговец на базаре Чандни Чоук: сначала соблазняет новым флаконом-бриллиантом, а потом мечет ошалелому гостю комплименты один за другим. После манго угощает маракуйей и танжерином, обвивает его шею индийской гирляндой из франжипани и жасмина и долго идет по пятам.

Fresh Couture, Moschino

Новый Moschino Pink Fresh Couture намекает, что пора протереть стекла и вглядеться в лето. А оно обещает быть урожайным: как минимум гранат, грейпфрут и черная смородина гарантированы по первому пшику. Вместе с фруктами и ягодами во флаконе туалетной воды плещутся эссенции ландыша, дикой розы и гиацинта. Композиция получилась нежнее, чем у предшественника Fresh Couture, который два года назад задал тренд на хозяюшка-лук. Креативный директор Moschino Джереми Скотт вручил моделям вместо клатчей спрей для чистки окон гораздо раньше, чем все бросились скупать икеевские сумки. Чистая работа!

Live Irresistible, Givenchy

Парфюмерная вода гораздо калорийнее оригинальной Live Irresistible 2015 года. Сахарную розу и марципановые цветки апельсина парфюмер (а в этом случае — кондитер) Доминик Ропийон подал с пирожным мадлен, миндальной стружкой и горячей карамелью. А лицо аромата Аманда Сейфрид, получив глюкозную передозировку, пробежалась в рекламном фильме по Парижу с хулиганскими целями: подменила надписи на меловых досках и таблички с названиями улиц. И все это — под цветущими каштанами, такими же розовыми, как флакон нового фланкера.

Gucci Bloom

Креативный директор Gucci Алессандро Микеле засыпал бутики марки шелковыми розанами, костюмами с буйными принтами и эполетами-лианами, а теперь дунул пыльцой туберозы и жасмина самбак прямо во флаконы первого парфюма Gucci под его началом. Лицом аромата стала актриса Дакота Джонсон.

L’Artisan Parfumeur

Насмотревшись на импрессионистов в Музее д’Орсе, Фабрис Пеллегрин набросал прозрачными мазками пирамиды одеколонов — первых в истории почтенного парфюмерного бренда. В цитрусовой воде Au Bord de L’Eau, как в прудах с полотен Клода Моне, отражаются розмарин и фиалки, а в Sur L’Herbe главная нота нероли дистиллирована ярким светом, который льется на обнаженную героиню «Завтрака на траве» Эдуарда Мане.

Escentric 04, Escentric Molecules

Обычно в «эксцентричные» ароматы парфюмер Геза Шён заливает крепкий 35%-ный раствор главной молекулы. Но яванола, «трюфеля в мире парфюмерии», он добавил буквально каплю, смешав ее с можжевеловыми ягодами и марихуаной. Результатом стала «психоделическая свежесть» без риска передозировки.

CH Privée, Carolina Herrera

Ароматы Carolina Herrera — это шифр, как расставленные инспектором в голливудском детективе флажки на карте Нью-Йорка. Флагманская линия распыляется заботами спешащих на завтрак у «Тиффани» девушек с Верхнего Ист-Сайда. «212» брызжет весельем подруг Кэрри Брэдшоу на Нижнем Манхэттене. А CH излучает интеллигентные флюиды заполненного музеями и университетскими кампусами Верхнего Манхэттена.

Russian Forest, Yan Froloff

Петербургский парфюмер Ян Фролов взвалил на себя ношу Пришвина и взялся в красках описывать лес средней полосы. Конечно, в этом пейзаже не обошлось без типично русской ноты черной смородины — ольфакторной матрешки. Но сосновые иголки, теплый белый мускус и ваниль делают шипровый аромат тоньше и конкретнее обычного парфюмерного сувенира. Кажется, из флакона вырывается летний вечер в Комарово: костер для барбекю, ягодный морс, дрожащий воздух и прелая хвоя на земле.

L’Eau Flamingo, Cacharel

Флагманские ароматы Cacharel, мускусно-цветочный Noa во флаконе-шаре и жасминовый Amor Amor, перекрасились в розовый. И то и другое дитя заката теперь вышагивают из коробок с изображениями фламинго.

Alien Eau Sublime, Thierry Mugler

Этот «пришелец» — существо почти бесплотное. Новый Alien растворил в себе цитрусы, вишневый цвет, тиаре и гелиотроп. Получилась туалетная вода со слегка инопланетным свечением.

Miracle Blossom, Lancome

Парфюмер Онорин Блан написала фруктовыми эссенциями портрет прилежной выпускницы. Никакого шампанского и дымящих петард — вокруг нежного розового бутона разложены хрустящие яблочки сорта «Гренни Смит», мандарины и личи.

Текст: Алла Шарандина

Фото: Архивы пресс-служб

Комментарии

Наши проекты