Руслан Нигматуллин

Скульптор, член Союза художников России, участник всероссийских и международных выставок, преподаватель художественно-графического факультета БГПУ имени Мифтахетдина Акмуллы в числе девятнадцати скульпторов из пятнадцати стран мира принял участие в XVI Международном симпозиуме скульптуры в Китае, создав работу, которая теперь выставлена в Чанчуньском парке мировой скульптуры.

На зеленых пространствах Чан-Чуня в китайской провинции Цзы-линь расположен один из самых больших парков скульптуры в мире. Там, среди прочих чудесных произведений паркового и монументального искусства, собранных со всего света, возносит свою гордую шею экспонат под названием «Утро». Эта четырехметровая фигура лошади принадлежит резцу молодого башкирского скульптора Руслана Нигматуллина. Несмотря на внушительные размеры, лошадь не производит впечатления массивного гиганта – в ее легкости и стройном изяществе видится спокойная, свободная сила. Если, по Сократу, скульптор должен выражать состояние души, то наш автор вложил в эту работу и черты собственного характера. Чтобы воплотить душу в камне, бронзе или дереве, художнику этого вида искусства необходимо иметь запас профессиональных качеств, весьма далеких от эмоций. Это не только способность к образному мышлению и холодная острота глаза, но и недюжинная физическая сила, выносливость, терпение и целеустремленность. Всеми этими качествами в полной мере обладает Руслан Нигматуллин.

В свои тридцать шесть лет – а для скульптора это юношество – он проявляет себя как зрелый мастер и дерзновенный экспериментатор, не переставая удивлять. «Нередко в нашем деле становление длится долго, – рассказывает его учитель, выдающийся скульптор Владимир Лобанов, – но Руслан удивительно быстро вошел в материал, нащупал cвои ходы и обрел свой оригинальный творческий язык».

Начиная с 2000 года, когда Руслан впервые заявил о себе, в его художественном языке были особенно сильны тюркские и национальные башкирские мотивы – использование этнических орнаментов, традиционной символики и характерной пластики – как в реалистическом, так и в формальном, «беспредметном» исполнении. И сейчас он ведет поиски в освоении мифологических тем в их современном контексте. «Скульптура – молчаливое искусство, ей присущи восточная созерцательность, статичность», – говорит Руслан. Его работы очень «природны»: в сложных и мягких формах, словно обласканных всеми древними стихиями – водой, ветром, солнцем – угадываются какие-то сочленения, хрящи, перепонки и сквозные отверстия вечной материи. Это словно сгустки энергии жизни и ее высвобождение, выход в пространство. Художник утрирует пропорции, «дырявит» монолит, запуская пульсирующий воздух, до предела обобщает формы, но его образы неуловимо близки, понятны и полны обаяния.

Нигматуллин – едва ли не единственный из башкирских скульпторов, кто занимается формальной пластикой, создает «средовые» вещи. Они органично вписываются и в интерьеры, и во внешние пространства. Руслан не оспаривает влияния азиатской и грузинской прикладной культуры, африканской архаичной скульптуры, которая вдохновляла Пикассо, Брака и Матисса, художников авангарда. Восточной теме он дает свою, по-западному экспрессионистскую визуализацию: такой «евразийский» подход обусловлен участием в российских и международных скульптурных симпозиумах и совместных проектах, которые очень помогают в укреплении национальных традиций и в то же время открывают новые перспективы, способствуют взаимопроникновению культур. Вот как сам художник отзывается о своем творческом методе: «Когда состоится мой диалог с камнем, я могу реализовать свою фантазию. Камень – это уникальное нечто, он волнует своим возрастом, древней фактурой. Работая с ним, познаешь себя».

Текст: Эльвира Каримова
Фото: Николай Марочкин


Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также