Лилиана Модильяни

Экстравагантная и стильная совладелица имидж-студии «28» протестует против монотонности городской моды и помогает людям формировать собственный образ, устранять комплексы и правильно подбирать одежду.

О детстве
Чувство стиля формируется родителями: если мать одевает ребенка интересно, то он этим пропитывается, а если его одевают обычно – в джинсы и футболки, то оригинального вкуса не заложить. Моя мама старалась подбирать мне одежду с изюминкой, и хотя в раннем детстве мы жили достаточно бедно, родители использовали любую возможость: в ход шли какие-то ткани, из которых шили нарядные платья, мне вязали необычные свитера, привозили какие-то вещи. Я всегда чувствовала, что выгляжу лучше и интереснее, чем мои одноклассницы. Наверное, поэтому с тех пор я выбираю стиль «не как у всех», чтобы чувствовать себя яркой. Повлияло и то, что в детстве после шестого класса я перешла на домашнее обучение – папа был против школьного образования, считал, что это убивает личность. Акцент делался на риторику, историю, литературу – гуманитарные науки, а вот химия-физика прошли мимо меня. В детстве меня всегда расстраивало, что есть одежда, которую нужно носить только по праздникам, поэтому сейчас я убеждаю всех, что нет одежды выходного дня и нет одежды повседневной, потому что каждый день должен быть как праздник. Нужно одеваться так, будто сегодня выходной или какое-то событие.

О чувстве меры
Мера, на мой взгляд, – это когда ты не раздражаешь себя и окружающих. Должно быть гармоничное сочетание внутреннего и внешнего. Отсутствие меры – это фрики, против них я ничего не имею, но для меня это чересчур. Однажды у Елены Бионди я купила балетную пачку, представив, как буду носить ее с розовой олимпийкой и белыми сапогами, однако юбка оказалась экстремально короткой, стояла перпендикулярно полу и открывала взглядам белые пришитые к ней трусы. Я поняла, что не надену ее, какой бы смелой ни была. Еще считаю, что нужно выбросить из гардероба все джинсы с дырками и прорезями, а вот против страз ничего не имею.

Философия гардероба
Мой стиль – это оптимизм, яркая одежда необычного кроя, насыщенные цвета. Если с утра настроение не очень, то, бывает, тянет на серые платья, тогда мои друзья очень удивляются. Я борюсь со сложившимся стереотипом «петербургского стиля», у нас даже модельеры носят исключительно черные или серые цвета, но ведь всегда можно найти альтернативу скучным темным краскам. Общий контраст между моей одеждой и стилем окружающих особенно заметен зимой. Однажды владелец салона «Частный клуб», известный светский персонаж Юрий Дормидошин, безусловно стильный человек, сказал мне: «На вас хочется смотреть и отдыхать», этот комплимент почему-то запомнился. Когда год я жила в Швеции, то чувствовала себя реальным фриком – внимание обращали все. А в Италии, где я училась в театральной академии и занималась созданием сценических образов, на меня реагировали адекватно.

О винтаже и секонд-хенде
Мне нравится винтаж, но только настоящий, дорогой, такой, как платья в стиле или с элементами ар деко. В Петербурге их не найти. К секонд-хенду у меня специфическое отношение. Я уверена, что у одежды есть своя определенная природная энергия (именно поэтому она должна быть из натуральных материалов) и информационное поле, которое задает владелец. Главная функция одежды – это защита, оболочка, а у подержанных вещей ее нет, потому что эти свойства теряются во время носки и секонд-хенд заряжен энергией другого человека. Я стараюсь шить на заказ – у индивидуального пошива своя особенная энергетика: вещь и сидит по-другому, и несет особенную информацию.

Об имидж-студии
Разработкой имиджа я начала заниматься довольно давно, сначала помогала маме – она неуверенный человек в плане одежды. Затем пиарила модные марки и наконец открыла имидж-студию «28». Число – из восточной философии, обозначает успех, гармонию и прибыль, выбрано из практических соображений. Сейчас я занимаюсь индивидуальными консультациями, корпоративным стилем, имиджем людей: у многих появились возможности, а чувства стиля нет, то есть зачастую внешность и положение человека находятся в диссонансе. Приходится погружаться в человека, разбираться с его комплексами – по образованию я психолог. Самый сложный случай, когда человек не понимает, что именно он хочет изменить, и не прилагает никаких усилий, чтобы что-то с этим сделать, то есть просто ленится. Встречаются и перфекционисты в поиске идеального образа. Совсем безнадежный случай, если с тобой соглашаются, но все равно возвращаются к тому, что было: к моде 1990-х годов и принципу «дорого-богато». Человек просто не видит себя со стороны. Во время консультации от простых вопросов перехожу к более сложным, чтобы максимально раскрыть человека, обычно для этого нужен час плотного общения. Если человек скрытный, то и усилий больше.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме