Бусый волк

Роман «Волкодав», первый и самый яркий образец славянского фэнтези, стал супербестселлером, и грех было не продолжить начатое. Поэтому Мария Семенова возвращается к любимым героям в своей новой книге о найденыше, выросшем в роду Белок и названном за цвет волос Бусым, а журнал «Собака.ru» печатает отрывок эпоса.

Ожидание боя

Вообще-то у веннов очень много родов, чьи нравы и обычаи порой весьма сильно разнятся. В иных деревнях не считается зазорным сражаться на кулаках и девкам против девок, и бабам против баб. Спроси кто сторонний, и те люди истолковали бы свой обычай так, что при всем желании не придерешься. В самом деле, когда припирала нужда, веннские женщины ходили на врага рядом с братьями и мужьями и уж бились так бились – все те же враги, оставшиеся в земле, соврать не дадут, – ничуть не хуже мужчин. Кому должным образом восславить потешной битвой Пламень Небесный, если не им?.. Опять-таки, попробуй кто обидь удалую красавицу, хорошо знающую, чего ради богами дан человеку крепкий кулак на сильной руке. Небось за дочку, поднаторевшую драться, у всякой матери сердце меньше будет болеть!

Белки с Зайцами тоже знали между собой немало такого, о чем навряд ли сумели бы договориться. Но было кое-что, на чем те и другие стояли в твердом согласии. "Бой, – говорили они, – он, как ни крути, оттого так и называется, что люди друг дружку бьют. А женщину кулачить, пускай и женской рукой, – тьфу, святотатство, а вовсе не радость Светлым Богам..." Да и потом... ну сами подумайте. Мужика, одетого в толстый овчинный тулуп, сколько ни лупи хоть в грудь, хоть в живот, ничего ему от этого не будет, только крепче сделается. А женщину?! Да мыслимо ли так оскорблять ее право и дар, ее способность вынашивать, рожать и кормить?! Да на святом празднике весеннего пробуждения жизни?..

Белки и Зайцы держались обычая, несомненно самого правильного и угодного Небесам. У их дочек и жен было издавна заведено в Праздник ледолома завоевывать и сокрушать Ледяную Башню, неприступное логово Мораны Смерти. Действо неизменно получалось настолько захватывающим, веселящим кровь и возвышающим дух, что многие мужчины не на шутку завидовали подругам. Да что поделаешь! Допускать мужиков к исконно женскому делу никто не собирался. Вот помогать возводить Башню и подступ к ней – Ледяной
Мост – это пожалуйста. Но побеждать Морану на самом празднике следовало именно дарительницам жизни, и это было правильно и хорошо.

Башню и Мост с его Преградами загодя строили всем миром. Долбили толстенный, почти в человеческий рост, лед, выпиливали в нем громадную Прорубь, а выпиленные глыбы чистейшего льда волокли на строительство Башни, Взгорка и Врат. Скрепляли сверкающие глыбы снегом, замешанным с водой, а когда мороз надежно прихватывал ледяную кладку, вновь обильно поливали всю постройку водой. Выходили Башня и Мост с Преградами каменно прочными. И благодаря дневному уже теплому солнышку – невозможно скользкими. Пройти Мост само по себе было испытанием. А уж захватить Башню, которую со всей яростью отстаивали слуги Мораны... надо ли говорить!

«Что без бою дается, то не будет и свято...» – утверждала песня, забредшая к Белкам и Зайцам откуда-то из верховий Светыни. В самом деле, от весны к весне взятие Башни проходило по-разному, но было замечено: в те года, когда священное действо получалось на славу, огороды и поля брались за свой род с особенной силой (браться за свой род – приносить урожай, приплод. – Прим. авт.).

Нынче незавидная участь войска Мораны досталась Бельчихам. Что поделать, так уж лег жребий. Метали его на зимний Солнцеворот, и случалось, что одни и те же защищали Башню и год, и другой, и третий подряд, но если посмотреть лет за двадцать – так на так и выходило.

У Бусого отчаянно колотилось сердце, будто он только что во весь дух одолел гору с Белый Яр высотой. Чернокожий Ульгеш неподалеку от него так сверкал желтыми глазищами, что Бусый вмиг понял: не зря они с Колояром полдня вчера ему растолковывали, чего ради нужно поднимать из Проруби тяжелые ведра и передавать их по цепочке. Бельчихи с заправленными под шапки космами из льняной выбеленной кудели – мертвыми волосами Мораны – взбирались на башенки по сторонам Врат. Зайчихи с подвязанными огненно-рыжими бородами уже собрались перед Взгорком.

– Видишь Врата, построенные на Взгорке? – прилежно объясняла старому Акануме младшенькая дочь Лося. Чернокожий гость не особенно нуждался в ее разъяснениях, но это было делом, помогавшим девчушке не разреветься от обиды на мать и сестер, не взявших ее с собой: слишком мала. – Врата, это первая из Преград. Их нужно преодолеть все подряд, добираясь до Башни. Наше войско пойдет с восточной стороны, потому что там солнце восходит. По Ледяному Мосту! Он прямой, как горячий солнечный луч, он как стрела, нацеленная прямо в Морану!
– Мост не слишком широк, – заметил старик, больше ради того, чтобы девочка чувствовала свою полезность. – Отчего светлое воинство не обойдет Преграды и не окружит Башню? Мост действительно был достаточно узок и к тому же являлся мостом больше по названию. Его и ограничивали не перильца, а всего лишь бороздки, прочерченные в речном льду топорами и заполненные золой.
– Ты что!.. – девочка округлила глаза, ужасаясь невежеству гостя. – По сторонам, это Мгла!.. Ледяная, стылая, страшная! Кто туда попадет, станет пленником Мораны и будет сражаться после этого на ее стороне!
Тут молчаливый Соболь дал наконец сигнал, и в отдаленный
грохот ледохода вплелась звонкая песня медного рожка. Немедленно заверещали свирели, призывно ударили бубны, и раздавшийся в ответ дружный боевой крик Зайчих сменился отчаянным визгом – войско Бога Солнца ринулось на штурм первой Преграды.

Взгорок и Врата

Чтобы добраться до Врат, надо было подняться по обманчиво невысокому, но крутому и неимоверно скользкому, ровно в меру обтаявшему ледяному Взгорку. А сами Врата высотой в полтора человеческих роста сложены были из больших – не уцепишься и не обхватишь – зеркально-гладких шаров хрустального льда.

Кто-то из Зайчих сумел взять хороший разгон и, несмотря на бешеный град снежков, с первого раза добрался до Врат... Но только для того, чтобы беспомощно съехать обратно под уклон. Да еще и посшибать с ног чуть приотставших подруг. Бусый видел, как на одной из привратных башенок выплясывала, корчила рожи, грозила кулаком и выкрикивала злорадные поношения Зайкам противная седая Морана – его, Бусого, тетка, славившаяся зычным голосом и неисчерпаемым сквернословием.

Конечно, на истинную Незваную Гостью крикливая Белка походила примерно так же, как «страшная» сказка, рассказанная в тепле и уюте, на настоящую смертную жуть, но тем и хорошо было ее лицедейство. Все лишнее посрамление злодейке!

– А мужья ваши... – разобрал Бусый, ибо теткин голос как всегда легко прорезал шум и гам, – ...маленькие, скрюченные, сморщенные! И беззубые! У меня зубов и то будет побольше... Морана обратила солнечному воинству зад и, нагнувшись, лихо взмахнула подолом. По толпе зрителей пролетел невольный смешок. Заюшки отозвались гневным и горестным стоном. Крыть было нечем!.. Поди-ка навскидку сообрази, каким образом можно какое там разрушить эти Врата, даже просто около них удержаться? Не слишком ли постарались в этом году изобретательные строители Взгорка и Врат?.. Не случится ли превеликого срама, чреватого, ко всему прочему, неурожаем?..
Благодарение Богам – не попустили.
Посовещавшись, Зайчихи выставили вперед трех девок, самых крепких и ловких. Им еще помогли взять хороший разбег, подталкивая, почти бросая на Взгорок. Когда же воительницы достигли ледяных шаров и на краткий миг застыли на месте, уравновесив земную тягу силой своего разгона, – по согнутым спинам молнией взлетела четвертая девка, бежавшая сзади. Взлетела – и, не останавливаясь, яростно оттолкнувшись от плеч уже начавших скользить вниз подруг, перевалилась через Врата...

– Ха-а-а-ах!.. – пронесся над толпой замерших зрителей восхищенный выдох. И тут же – спустя мгновение, только достаточное, чтобы пополнить воздух в груди – все голоса смешались в громовом, оглушительном реве, диком крике восторга и надежды.

– Давай, Осока! Давай! Круши! Ну?! Давай, милая!.. Как вообще могла что-то сокрушить одинокая девка посреди полчищ врагов, вряд ли кто себе толком представлял. Кричали просто потому, что не было сил не кричать, хотелось помочь ловкой и отважной девчонке, а ничем, кроме как криком, помочь было нельзя.
– Ой же ты, безобразница... – различил Бусый рядом с собой тихий, какой-то придушенный всхлип Колояра. Между тем Осока, преодолев Врата, свалилась на маленькую площадку, где стояли всего две или три Бельчихи. Все прочие торчали на башенках, откуда было так удобно закидывать наступавших снежками, плескать из ведер стылой прорубной водой. Вот сейчас они спустятся, ухватят Осоку, да и скинут с Моста. И ничего она в одиночку не сумеет против них учинить. А на подмогу вряд ли кто подоспеет...

Только не стала Осока ни Врата крушить, ни с Белками воевать. Взяла да торопливо сунула между огромными ледяными шарами конец захваченной с собой веревки. Размахнулась – и другой конец полетел через Врата. Далеко полетел, увлекаемый привязанной деревяшкой. Бельчихи спохватились мешать, но брошенные концы уже подхватило у подножия Взгорка множество рук. Подхватило, дружно рвануло... еще и еще раз... Осока в это время в одиночку яростно отбивалась от облепивших ее Бельчих, силясь не подпустить их к веревке, не дать перебить ее ударами тяжелых ледышек. Долго она не могла продержаться, еще немного, и...

С четвертого или пятого отчаянного рывка ледяные глыбы со скрежетом посунулись, чуть дрогнули, утрачивая казавшееся несокрушимым единство. Осока ужом вывернулась из крепких рук супротивниц, оставив у прислужниц Мораны в лапах тулуп. Подхватила подол – и ногой шарахнула в одну из глыб, помогая подругам. Не то чтобы она могла действительно ее сдвинуть, но все же...

Зрители взревели с новой силой: Врата рухнули, рассыпаясь.
Зайчихи, оскальзываясь, падая и поднимаясь, подпирая друг дружку, все-таки всхлынули к пролому и с ходу ринулись дальше.

– А-а-а-а!.. – начисто забыв о госте, порученном ее заботам, верещала и прыгала на берегу младшая дочка Лося. Успеют ли Заюшки спасти от пленения удалую Осоку, успеют ли оттащить ее от края погибельной Мглы?..
Успели.
В бескровном сражении, кажется, наступал перелом.
Прислужницы Мораны поспешно оставляли рухнувшие Врата. Тех, кто не успел убежать с Моста и укрыться в царстве Мрака, брали в плен, срывали белые космы и подвязывали рыжие бороды. Ни от кого не укрылось, как радовались «пленницы». Еще бы! Теперь они будут сражаться на стороне Жизни!

Так Солнце расколдовывает угрюмый лед, и он радостно превращается в живую, благодатную воду. Всякому венну был понятен смысл происходившего на Межинном Плесе. Дочка Лося опамятовалась, перестала визжать, чинно одернула свиту и принялась объяснять, что к чему, старому мономатанцу, потому что он не был венном, жил, как ей говорили, в бесснежной стране и, наверное, в самом деле чего-то не понимал.

Еще две главы из новой книги читайте в сентябрьском номере журнала "Собака.RU".

В сентябре книга Марии Семеновой "Бусый волк" выходит в издательстве "Азбука "


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также