"Наша Мода"

Моду города делают люди, которые в нем живут. Мода Петербурга – разная и яркая, но уж точно не скучая, строгая и серая, как привыкли думать многие. Долой стереотипы и штампы. Журнал о людях в Петербурге «Собака.ru» отметил семь персонажей с собственными привычками в одежде, у каждого из которых есть целая армия последователей. И составил галерею икон стиля, без которых картина была бы неполной. В финале критики выносят приговор «нашей моде».

Сама бывшая манекенщица, шестнадцать лет назад она создала Modus Vivendi – первое профессиональное модельное агентство в Петербурге, тем самым проложив дорогу гламуру и став самой яркой его представительницей. Ее модели участвовали в показах вместе с Клаудией Шиффер, Евой Герциговой, Линдой Евангелистой. Сегодня, после некоторого перерыва, Татьяна возвращается – пробует сотрудничать с меховой мастерской Клавдии Завьяловой.

Вы уже давно в сфере моды. Работать интересней
было в 1990-е, когда вы начинали с Modus Vivendi,
или сейчас?

Возможностей сейчас несравнимо больше, нежели десять-
пятнадцать лет назад. Тогда в Петербурге ведь ничего толком и не было. Первой, кто открыл свой магазин в городе, стала Татьяна Парфенова. Мы тоже были первыми. Запустили проект школы моделей, который постепенно перерос в модельное агентство. Воспоминания о тех временах у меня остались наилучшие. Тогда это был один круг. Не сказать, что все дружили между собой, но общались тесно, учились бизнесу, делали ошибки... Сейчас как-то иначе все –
более пафосно, с дистанцией. Ситуация стабилизировалась,
рынок вышел на профессиональный уровень. Наши дизайнеры демонстрируют коллекции в Париже, что раньше могли позволить себе разве что Зайцев и Юдашкин. Это, конечно, прекрасно.

За развитием петербургской моды следите?

Последние годы в меньшей степени, но раньше интересовалась очень активно. Образец стиля для меня на сегодняшний день – Алена Ахмадуллина. Стиль – это ведь не только одежда, но образ в целом, особая манера поведения. Алена – сдержанный, умный, интеллигентный человек. Это важно… Потом – Лена Бионди. Она эпатажна, и в этом ее шарм. По правде говоря, я люблю всех наших модельеров и искренне восхищаюсь их талантами.

Легко расстаетесь с вещами?

Трудно. Иногда вспоминаю красивую вещь, которой больше нет, и становится грустно. Но есть фавориты, с которыми я никогда не расстанусь, – от Louis Feraud, Gianfranco Ferre, Max Mara, Jean Paul Gaultier, Gucci, Versace. И даже если по каким-то причинам их уже нельзя носить, все равно они остаются и висят в шкафу. Их можно достать, посмотреть, вспомнить. Последние три марки я люблю больше всего. Gaultier – за индивидуальность и потрясающую способность делать любую женщину не похожей на остальных; Gucci – за фантастическое качество. Ну и, конечно, Versace. Этот бренд ворвался в Петербург как-то очень стремительно, покорив всех – от модников до серьезных и опасных мужчин (ну, вы понимаете, какое было рисковое время эти девяностые). К сожалению, рынок быстро наводнили подделки, что плохо сказалось на имидже марки.

Где вы находили все эти вещи? Ведь десять лет назад бутиков в
городе не было.

Не было. Но моя приятельница, которая жила в Париже, регулярно привозила сюда заграничную красоту. У нее я приобретала то, что мне подходило.

А работы местных модельеров покупали?

Разумеется. Прежде всего, у Володи Бухинника и Татьяны
Парфеновой. Другое дело, что вещи эти – нарядно-вечернего свойства, праздничные. Повседневной одежды петербургские модельеры не делали, а если и были прецеденты, стать хоть в какой-то степени массовой, серийной их продукция не могла. Мешало, прежде всего, отсутствие индустрии. Мода в то время являлась скорее вещью в себе, единицей искусства. Что, конечно, очень по-петербургски, но плохо сказывалось на развитии бизнеса как такового. Эта сторона дела попросту отсутствовала. Знаете, как шоу-бизнес, в котором шоу
есть, а бизнеса – нет.
 

Самая важная часть вашего гардероба?

Обувь и сумка. Это очень ценные элементы, которые должны соответствовать как последним тенденциям, так и личному стилю.

В чем чувствуете себя наиболее комфортно?

В брюках. А вообще – в любой одежде, если она мне подходит.

То есть никаких табу в одежде для вас не существует?

Пожалуй, нет. К тому же сказывается мой опыт работы моделью:
надеть можно все что угодно, главное – сделать это с умом.

Повлиял ли город на формирование вашего стиля?

Не знаю. Мне сложно судить, я здесь родилась и живу. Все познается в сравнении. Вот если бы я приехала в Петербург откуда-
то, впитывала город, вживалась, сживалась с ним, а так… Он
всегда со мной.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме