Голая правда

Того и гляди произойдет утечка информации: журналисты атакуют, Интернет бурлит, ходят слухи, преследуют папарацци. В такой атмосфере шила в мешке не утаишь. Самые отважные герои глянца согласились позировать ню и раскрыть свои секретные материалы, сознаться во всем первыми – от греха подальше. Журнал «Собака.ru» рекомендует каждому устроить момент истины. Разденьтесь. И говорите правду и ничего кроме правды.

Фото: Владимир Дроздин, Лев Караванов, Сергей Усовик, Александр Ботков (SIMBIOS ORG), Сергей Рылеев, Алексей Колпаков, Елена Шипилова

/художник/ 

Да, я пишу портреты звезд. Эти люди нашли свой миллион. Никто не интересуется теми, кто ищет, всех интересуют те, кто нашел. Мне также интересно, как и всем, почему они состоялись, почему один стал Нобелевским лауреатом, а другой – президентом, почему он стал Вуди Алленом или Джеком Николсоном, или Мадонной.

Со звездами работать очень легко. Они понимают, что раз согласились, значит, следует уважать труд другого человека. Поэтому они полностью подчиняются мне как режиссеру.

Случаев, что кому-то не понравилось то, что получилось в итоге моей работы, не было. Однажды было просто непонимание. Я писал одну русскую женщину, которая удачно вышла за олигарха и уехала в Лондон, родила ему двоих или троих детей и после этого, так сказать, «обурела». Вот тогда она меня замучила своими желаниями, и когда я попытался уподобиться ее желаниям, она сказала: «Вы меня не чувствуете». Я не стал с ней дальше работать. Но такие ситуации бывают крайне редко.

Что такое пошлость в искусстве? Да все, что угодно. От рам неудачных до мазка. Я по молодости очень много элементов вводил в одну картину. Потом понял, что эту картину можно разрезать на много частей, сделать много сюжетов. Считаю, множественность, эклектика и этакий ералаш в картине – это пошло. Пошло – неправильно посаженные формы тела, от обнаженной до одетой. Могут быть пошлы краски, цвета. Пошло даже садиться за мольберт и писать человека, если в голову приходят сальные мысли. Наверняка картина получится пошлой или близкая к этому.

Продажное искусство есть
. Но в основном политикой всего искусства в мире занимаются около ста человек: искусствоведы и бизнесмены от искусства. Они могут продвинуть все, что угодно: банки, битые сковородки, носки, грязные и приклеенные. Берут кого-то и раскручивают. Могут даже продать художника, который не имеет никакого отношения к искусству. Джек Поллок, например, вообще не умел рисовать. Но его так грамотно раскрутили, что в прошлом году его картина ушла за сто тридцать два миллиона американских долларов. Конечно, это не совсем справедливо. Мастер пишет, старается, ночами не спит, изучает технику, живопись и действительно что-то вкладывает, а другого – раскручивают и ни с чего продают за миллионы.

Продюсер может решить судьбу любого художника. Художник сам по себе очень плохо продаваем. Он сам, как правило, не умеет продавать. Мне в этом плане повезло чуть-чуть больше. На каком-то этапе своей жизни я занимался бизнесом – тогда это называлось фарцовкой или попросту спекуляцией, и я научился продавать. Но я бледен по сравнению с теми, кто по-настоящему продает искусство. Тот же Марат Гельман, который продает все, что угодно. Продаст сковородку, тару, гробы для кукол. Умение продать очень важно, и таких людей не так много, но если они заинтересовались кем-то, то повезло тому художнику.

В любой профессии требуется профессионализм. И человек, уважающий себя, совершенствует свой профессионализм. А человек, который хочет просто навариться на искусстве, будет использовать любые приемы.

Кого из художников я считаю талантливым? Может быть, Уорхолла как поп-арт, Дали, конечно, Пикассо. Это те художники, которые состоялись. И на самом деле были уникальны. Из последних – Питер Макс, который сделал «Желтую подводную лодку». Проваторов, он ушел в монастырь, Шаров, Кудиков. Это интересные художники, которые оставили свой след. Современную живопись я не изучаю. В какой манере ни работал бы художник, я отдаю предпочтение технике. Вот людям навязали имидж некого авангарда, который они приняли за чистую монету. Я лучше буду, не изменяя себе, продолжать классику писать.

Я не против Олега Кулика. Мы с ним даже знакомы, я к нему отношусь хорошо. Я однажды был возмущен, когда президенту Эстонии купили и подарили мою картину. И одна молодежная газета в Таллине написала, что это тот скандальный художник, который сидит в клетке и всех кусает. Спутали меня с Куликом, и я тогда обиделся. Я иногда эпатирую своими картинами, но не более. Я видел его работы, он использует фотоколлажи. Позднее, когда он сам предложил общение, мы стали не то чтобы приятелями, но хорошими знакомыми. Я вообще  к художникам не имею никакого негатива, каждый имеет право зарабатывать деньги своим собственным путем. Когда люди сидят и ничего не делают, но при этом ругают других, я считаю это  неправильным. Не надо критиковать других, делай лучше сам. Кулик делает – кусает или лает, или эпатирует – это уже его личное дело. Я его уважаю.

Мои отношения с детьми дипломатичные, нормальные. Я помогаю, поддерживаю, плачу, оплачиваю, содержу, по мере возможности. Они понимают, что я художник и живу в своем мире, и могу только так поучаствовать в их жизни. Встречаемся, общаемся. Со старшим я не так давно ездил в Китай. С родным, законным, небольшие сложности с общением из-за его мамы. Младшему, который живет в Австралии, я оплачиваю учебу и дом, в котором он живет. Он через год приедет сюда, будет изучать русский язык и жить в моем доме.

Я участвовал в программе «Битва экстрасенсов», потому что мне было действительно интересно. С самого начала я спросил у организаторов, насколько поддельны эти персонажи. Мне сказали, что там реальные люди. Я показывал дорогой мне предмет, об истории которого не знали даже ведущие, и некоторые экстрасенсы мне рассказали правдиво всю историю предмета, и что с ним связано в моей жизни.

Самый светский художник страны, он принимал участие в международных художественных эротических выставках в Токио и Милане. Его персональные выставки проходили в Цюрихе, Нью-Йорке и Москве. Западные коллекционеры скупили больше тысячи его полотен. Среди владельцев его работ Софи Лорен, Джек Николсон, Жерар Депардье, Дайана Росс, Монтсеррат Кабалье, Мерил Стрип, Мадонна, Джордж Буш. Сам Сафронов не чужд самоиронии – сыграл почти самого себя в телевизионном реалитипроекте «Рублевка Live».


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме