Тату — это я: Дмитрий Бабахин

Тату-мастер орнаменталист.

  • Татуировщик Дмитрий Бабахин (на заднем плане) и его модели Юлия, Александр и Николай

К нам в руки попадает пластилин — человек с не до конца оформившейся идеей, который просто хочет что-то набить. Если ты профессионал, в твои обязанности входит объяснить, стоит ли это делать, и если нет, то почему. Когда человек сомневается — лучше не делать. Досада, которая накроет его лет через пять, тебе же и аукнется.

«Клиент всегда прав» — более дурацкого выражения, совершенно неприменимого к мастерам-татуировщикам, я не знаю. Не может быть правым тот, кто ничего не понимает.

Татуировка — это прежде всего способ выделиться. Поэтому копировать чью-то тату — плохой вариант. Лучше уж в таком случае выделиться ее отсутствием. Анджелина Джоли и Дэвид Бекхэм прославились не пойми чем, и равняться на них глупо. А копировать их татуировки — глупо вдвойне. Мое мнение: сыпь из звездочек на спине у Рианны — унылое говно. Смотрятся они весело, но только первые двадцать пять раз.

Умный человек знает, что сменить можно все: жену, гражданство, цвет волос и даже пол. А татуировка останется на всю жизнь.

Это неоценимый труд, как и всякое творчество. Но помимо вдохновения тут важна еще тысяча вещей: необходимо анатомически просчитать расположение татуировки, сделать примерку, несколько раз нарисовать эскиз. Поэтому надпись «Скидка 20%» на дверях каких-то салонов вводит меня в ступор. Распродажа? Сезонная?

Я занимаюсь только орнаментами. У меня мозг под это «заточен». С детства увлекался археологией, этнографией, играл в индейцев после чтения разных Фениморов Куперов. Любое этническое направление можно взять за основу татуировки. Как-то я видел даже рисунок, набитый по мотивам норвежской народной вышивки. Очень многие слово «орнаментал» применительно к татуировке воспринимают как черную закорючку, изображенную на предплечье. На самом деле любой этнический узор несет смысл. Видели русский кокошник? Там целая биография вышита. Самый популярный сейчас орнамент — полинезийский. Но информацию оттуда очень сложно адекватно трактовать. У них ведь были совершенно другие представления о мире. Их счастье — не наше счастье. Поэтому такие орнаменты не стоит нагружать особым сакральным смыслом. Вложил в тату установку «я крутой охотник» — и достаточно.

Я начал практиковать в 1990-е, когда не было ни книг, ни профессиональных сообществ, ни оборудования, ни даже Интернета. Сейчас все в наличии. И у тех, кто начинает сегодня, есть возможность не совершать наших чудовищных ошибок.


Фото: Ги Йоханссон


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также