Цвет нации: 10 сюжетов из жизни африканского сообщества

Егор Яковлев выяснил, каковы на вкус волокнистые гусеницы и чего в Верхней Вольте ожидают от духа Ленина.

  • На фото: темнокожий сантехник Хамиду (см. пункт 9)

1. Петербургские старожилы

Эфиопы. Если заглянуть в глубь веков, то именно они исторически вызывали особые симпатии в Рос сии, ибо на их родине с VI века исповедуют православие. В 1890х годах, когда Италия задумала превратить лакомый африканский кусочек в свою колонию, в Эфиопию направились русские советники с рекомендациями использовать против интервентов опыт войны 1812 года. В Петербург же для демонст рации дружбы с «большим братом» прибыло эфиопское посольство во главе с наследным принцем. Почувствовав поддержку, африканцы наголову раз били итальянцев в битве при Адуа, и король Менелик II написал Николаю II: «Говорим чистосер дечно, что для Эфиопии нет других помощников, кро ме Бога и России, мы братья по вере и истинные, неизменные друзья».

2. Главная организация

«Африканское единство». Появилась в 1999 году, когда стало окончательно понятно, что поодиночке здесь будет трудно. Назвали ее по аналогии с Organization of African Unity – международным инсти тутом, который объединяет сорок два африканских го сударства в борьбе против апартеида и за мирное развитие Африки. Неофициальная штабквартира петербургского «Африканского единства» находится в здании старого советского кинотеатра «Максим» на Ланском шоссе, где арендует офис его лидер бизнесмен Тункара Алиу.

3. Африканские блюда

Представлены в ресторане «Конго». Среди деликатесов, которые можно попробовать, – машонза, то есть волокнистые гусеницы, пассерованные с арахисом и пряностями, и желеобразная кукурузная каша «пап», приправленная всевозможными добавками, арахи сом и красным перцем, – говорят, ее обожает Нельсон Мандела. Кстати, из русских блюд африкан цы предпочитают пельмени и блины.

4. Культурные центры

В Петербурге на данный момент отсутствуют, хотя еще два года назад их было целых два – ресторан Андре Озигиса «Зебра», где проходили выставки и показы с участием темнокожих моделей, и галерея африканского искусства «Абанту». Ожидается, что в ближайшее время у нас откроется африканский аналог Британского Совета и Гете-института. Пока же образцы современного искусства Черного континента можно увидеть в основном в частных коллекциях. Например, путешественник Игорь Копытцев собрал несколько сотен фигурок, среди которых встречаются изображения Владимира Ильича Ленина, сделанные в Верхней Вольте. Там Ленину поклоняются как «сильному предку». И поскольку у вождя мирового пролетариата просят плодородия, в его деревянных скульптурах обозначены женские половые органы. Так далеко в трактовке образа Ленина не заходили даже у нас.

5. Страсть

Футбол. Договориться об интервью с петербургским африканцем в январе-феврале было практически нереально, поскольку все сообщество в нервном возбуждении следило за играми на Кубок Африки. Чтобы добиться своего, футбол пришлось смотреть с каждым из героев материала, поочередно болея то за Камерун, то за Нигерию, то за Марокко. За это время удалось узнать, что главным кумиром камерунцев является футболист Роже Милла, которому при жизни поставлен памятник и которому на родине посвящаются еженедельные радиоэфиры; что «Зенит» мог бы добиться больших успехов, если бы рядом с Кержаковым и Аршавиным играл форвард из Сьерра-Леоне Пол Кпака, отвергнутый недальновидным Петржелой в 2003 году; что владелец парикмахерского салона Дидас отспорил у своей жены право назвать сына именем Рональдо, поставив в финале чемпионата мира по футболу – 2002 на Бразилию. Супруга желала чемпионства немцам, а первенцу хотела дать имя Оливер – в честь вратаря сборной Германии Оливера Кана.

6. Акции

Направлены на специфические целевые аудитории – подростков и милиционеров. В простых школах и школах МВД уже несколько лет проходят лекции и выступления африканцев. Перед школьниками разыгрываются целые спектакли с переодеванием в этнические наряды, боем барабанов и пением. 25 мая, в День Африки, в Политехе африканский перформанс смогут увидеть все желающие.

7. Мысли о России

Как ни странно, только хорошие. Образ великой страны, готовой делиться знаниями и опытом, впечатан в сознание африканцев. «Чтобы поехать учиться в СССР, нужно было пройти конкурс до полутора тысяч человек на место, – рассказывает представитель посольства Камеруна в Петербурге Дезире Деффо. – В тот год, когда я уезжал, нас было всего пятьдесят счастливчиков, выигравших грант, – наши имена написали в газетах. Когда мы летели сюда, нам предложили задержаться на один день во Франции, но мы сказали: “Нет! Мы хотим скорее в Москву”». Дезире утверждает, что сегодня его соотечественники стремятся в российские учебные заведения так же, как и тридцать лет назад.

8. Исторический ориентир

Абрам Петрович Ганнибал, выдающийся российский военный инженер, купленный русским дипломатом Саввой Рагузинским на невольничьем рынке в Константинополе и подаренный Петру I. Царь назвал арапчонка в честь себя троекратно: Петр Петрович Петров. Долгими истериками мальчик отвоевал у русского государя право именоваться Абрамом. Фамилия Ганнибал, заимствованная у великого полководца, закрепилась за ним уже в зрелости. Долгое время считалось, что Абрам Петрович был родом из Эфиопии, но Владимир Набоков подверг эту версию сомнению, посчитав, что Ганнибал родился в султанате Логон, занимавшем территорию нынешнего Камеруна. Теперь две африканские страны ведут острую борьбу за право называться родиной прадеда Пушкина.

9. Самый неожиданный персонаж

Темнокожий сантехник Хамиду, получивший два высших образования: одно в сфере международных отношений (на родине, в Мали), другое – на Гидротехническом факультете Политеха. Говорят, что в Петроградском районе никто лучше него не может отремонтировать отопление или сменить краны. Хамиду внес посильный вклад в успехи нашей сборной на прошедшей Олимпиаде, починив санузел Евгению Плющенко. О чемпионе он отзывается с уважением: «Плющенко – такой же работяга, как и я».

10. Дружба народов

Остается крепкой, несмотря на рост экстремистских настроений. Доктор-ортопед Филипп, работающий в Институте имени Вредена, рассказал на эту тему историю, которая с успехом может быть воплощена в важнейшем из искусств: «Я начал работать с очень недружелюбным русским врачом, который называл себя бывшим скинхедом. Он говорил: “Я перестал быть скинхедом только потому, что однажды поехал в Америку и встретил там такого наглого негра, что понял: я бессилен против вас!!!” Но его нападки длились лишь до того момента, как мы оказались у операционного стола и должны были вместе помогать человеку. Тогда он увидел, что я профессионал и мы не имеем права ссориться и мешать друг другу, иначе мы не исполним свой долг. После этого мы подружились».


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также