Урбанизм. Небесная линия

Одним из сокровищ Петербурга является его простой и невероятно убедительный пейзаж — тонкая линия едва различимых берегов, разделившая вечно серое небо и отражающие его серые волны Невы. В последнее время в панорамы невских набережных властно вторглись новые здания.

Производственные пейзажи Выборгской стороны превратились в офисные

Архитекторы Петербурга еще в XVIII веке вступили в борьбу с природным однообразием, пронзив небеса в нескольких местах тонкими шпилями башен. Так же поступали зодчие и в других городах Северной Европы: Гамбурге, Копенгагене, Риге. Но то были по большей части башни церковные, жилища первых петербуржцев с ними поспорить не могли. Впрочем, и они постепенно стали осваивать вертикальное измерение, добавляя каждые несколько десятилетий примерно один этаж. Так, возраст старого дома — если он, конечно, не надстроен — можно определить по количеству этажей. В домах XVIII века их два-три, лишь к середине XIX века их стало четыре, а первый десятиэтажный дом построили в Ленинграде (на проспекте Сталина, ныне Московском) только после Великой Отечественной войны. Со временем прежние доминанты практически потерялись среди подросшей рядовой застройки, некоторых и вовсе не стало видно. Тогда, словно бы компенсируя городскому силуэту утраченную остроту, архитекторы стали снабжать громады доходных домов угловыми башенками. Функционально они были совершенно бессмысленными, но эффектности дому прибавляли. И сегодня городской пейзаж где-нибудь на Петроградской стороне благодаря им смотрится более разнообразным. Но увлечение это оказалось недолгим, в советское время к излишней оригинальности отдельных зданий относились с подозрительностью. Тогда наличие башен и башенок на домах вопринималось как нечто строгого северного города недостойное, подобающее более Москве. И доныне всякий дом с угловой доминантой воспринимается скорее как пришелец из Первопрестольной с ее азиатской живописностью, нежели напоминание о северном модерне. Многим кажется, что правильнее всего, несмотря ни на какие перемены, хранить эту чистоту горизонта как едва ли не главное свойство города, не допуская нигде превышения высотности. По крайней мере, в центре, вдоль невских берегов с их эффектными видами. Современные строители могут, правда, возразить, что, если бы их предшественники отличались такой же скромностью, в городе не было бы вообще ни одной доминанты. Не только при Петре здесь смело строили высокие сооружения. Скажем, в начале XX века на Выборгской стороне сложился неповторимый пейзаж из «средневековых» башен. Что уж поминать башню водопроводной станции, поспорившую с самим Смольным собором, на который она с известного расстояния дерзко накладывалась. Впрочем, этот мирный спор двух доминант разительно отличается от того, какими домами теперь обстроено творение Растрелли. Да и на Выборгской набережной на смену довольно цельному облику прежних лет с теми самыми башнями пришла весьма пестрая картина — следствие возведения многочисленных офисных зданий. Этажность города растет неуклонно — не одинокий небоскреб, так немалое число просто высоких домов, где-то чуть-чуть превысивших высотный регламент, все смелее проникает в петербургское небо. Городской силуэт меняется буквально каждый год, хотим мы того или нет.

 

ТЕНДЕНЦИЯ

Дома на набережных

В XIX–XX веках к берегам Невы и Невок, на Выборгской стороне, на Охте, на островах к воде стремились фабрики и заводы: им нужны были транспортные пути, водозаборы и стоки. Сегодня в реконструированные цеха и КБ переезжают бизнес-центры, а на месте снесенных цехов начали расти жилые дома.

На Свердловской набережной вместо завода «Россия», рядом с усадьбой Кушелева-Безбородко, появился бизнес-центр «Бенуа», с другой стороны Пискаревского проспекта, на месте бывшей Охтинской бумагопрядильной мануфактуры и ее наследницы, фабрики «Возрождение», строится дом «Четыре горизонта», на другом берегу Невы рядом с Смольным уже видны новые корпуса «Смольного парка», чуть дальше к Большеохтинскому мосту в недалеком будущем появится огромный жилой дом, спроектированный прославленным каталонским архитектором Рикардо Бофиллом. По просьбе «Собака.ru» директор по маркетингу компании «ЮИТ Санкт-Петербург» Екатерина Гуртовая поделилась инсайдерской информацией об особенностях работы с иностранными архитекторами.

Как «ЮИТ CанктПетербург» вышел на каталонского архитектора Рикардо Бофилла? После опыта компании RBI или независимо от него?

Поскольку «ЮИТ» — известная европейская компания, она могла бы привлечь к работе любого архитектора с мировым именем. Однако многие архитекторы — не буду называть имен, но, поверьте, такие прецеденты были — ведут переговоры следующим образом: «Сто тысяч евро — и вы можете приклеить мое имя к любому объекту». Можем ли мы называть такой подход франшизой? Вряд ли, впрочем, это и не столь уж важно. Главное то, что громкое имя нам не нужно, важно качество. Рикардо Бофилл проектирует все сам и требует авторского надзора. Поскольку он уже работал для Петербурга и именно для этого района — здание по его проекту построено RBI на Новгородской улице, — то охотно согласился продолжить. Более того, Бофилл проектирует для «ЮИТ» целый жилой микрорайон рядом с Новоорловским лесопарком (это незастроенная территория, так называемый гринфилд).

Как шла работа над созданием нового здания на Смольной набережной?

Первым делом Бофилл приезжает на место будущей стройки и внимательно осматривает район. Проектирует он фантастически быстро — и идея, и разработка следуют одна за другой. На градсовете, где порой ему делают нелицеприятные замечания, он их стоически выносит, не обижается, принимает к сведению и, если надо, исправляет. Работать с ним приятно: он вникает в любые мелочи, его интересует, каким цветом окрасят те или иные поверхности, как будут стыковаться колонны и конструкции и так далее.

Новый проект Рикардо Бофилла в Петербурге — дом на Смольной набережнои

И все же почему именно Бофилл?

Он работает в стиле неоклассики, что необычайно уместно в этом квартале. Ведь тон площади у Большеохтинского моста задают два симметричных сталинских здания на Тульской улице. Но поскольку с западной стороны так ничего и не было построено, площадь окончательно не сформировалась. Проект Бофилла предусматривает отступ на такое же расстояние от моста, на какое отстоит здание банка напротив, и его монументальный дом хорошо смотрится и со стороны реки, и с самой площади.


ОБЪЕКТ

На излучине Невы

Если раньше модернистские дома Свердловской набережной появлялись в панораме Невы лишь за излучиной, теперь новый масштаб заявлен от Пискаревского проспекта. О том, какие требования выдвигались проектировщикам, рассказывает президент холдинга RBI Эдуард Тиктинский.

Поскольку это «видовая история», тривиальная архитектура была бы здесь неуместна. К тому же по предписанию КГИОПа мы должны сохранить водонапорную башню Охтинской бумагопрядильной мануфактуры — предприятия, что располагалось на этом участке до начала ХХ века. Башня во многом и задала стилистический ориентир: промышленная краснокирпичная архитектура. Проект архитектурного бюро «Григорьев и партнеры» дважды проходил экспертизу градостроительного совета. Рекомендации касались в основном фасадной части. В первом случае в ней был разрыв и открывалась перспектива в глубь квартала, в окончательном варианте сделали сплошной фасад.

Будет ли видно с Невы набережной старую водонапорную башню и какой функцией ее наделят?

37-метровая башня оказывается во внутреннем дворе жилого дома как некий арт-объект. Надеемся, что жильцы дома найдут ей достойное применение. Возможно, это будет выставочный комплекс, возможно, смотровая площадка. Ведь внутри у нее ничего нет, это пустой короб с лестницей по стенам. Как и у любой водонапорной башни, внутри были трубы, а сверху располагался резервуар с водой. Но башня построена по проекту Василия Шауба, известного петербургского архитектора, мастера модерна, и интересна сама по себе.

На вашем сайте написано, что идет «пересадка башни». Пересадка куда?

Скорее не куда, а на что. Башня старая и хрупкая, а поскольку у нас запланирован двухуровневый паркинг под всей территорией комплекса, фундамент надо было укреплять. В Петербурге из-за болотистой местности твердые грунты, на которых можно строить, начинаются на глубине 30 метров. Здесь даже такой глубины недостаточно, пришлось подвести новые сваи на глубину 50 метров, оперев их на слои кембрийской глины. Башню, а она весит более 1600 тонн, отрезали от старого фундамента и посадили на «новые ноги». Сваи такой длины в Петербурге используются лишь второй раз. Подобный опыт проводили до нас при строительстве здания банка «Санкт-Петербург» на Малоохтинской набережной.

Жилой комплекс «Четыре горизонта» на Свердловскои набережной

На соседнем с комплексом «Четыре горизонта» участке на набережной возводится огромный жилой комплекс «Платинум». Взаимодействовали ли две компании между собой на стадии проектов?

Напрямую нет, лишь опосредованно, поскольку мы строим объекты в одном локусе и влияем друг на друга.

Много ли желающих жить с видом на Неву?

Немало! Мы открыли продажи в январе, и их темп соответствует нашим ожиданиям. В комплексе предлагается жилье двух классов: квартиры класса комфорт в корпусах, выходящих окнами на Пискаревский проспект и во дворы, продаются компанией «Северный город» как «Дом на излучине Невы», а RBI предлагает элитные квартиры с видом на реку и Смольный в доме «Четыре горизонта». Все квартиры отличают интересные планировки: есть ванные комнаты с окном, квартиры с просторными террасами и так далее. У жителей будет прекрасный внутренний двор, в котором будет много зелени и взрослых деревьев. Его центром станет башня, она объединит вокруг себя будущих новоселов.

 

ИНВЕСТИЦИИ

Виды на воду

В Петербурге, характер которого во многом определен водой — реками, каналами, близостью залива, особо привлекательной считается недвижимость, где в этом можно убедиться, выглянув в окно. Насколько вид на воду повышает стоимость квартиры, рассказывает руководитель департамента элитной недвижимости компании «ЛСР. Недвижимость — Северо-Запад» Лариса Инченкова.

Такая недвижимость — самая дорогая во всем мире, и Петербург не исключение. Цена на квартиру с видом на воду может быть вдвое выше, чем у квартир, находящихся в том же доме, но не обладающих этим преимуществом. И в то же время именно эти квартиры раскупаются в первую очередь — так было в элитном доме «Венеция», расположенном на Крестовском острове, на Депутатской улице, где квартиры с окнами на Среднюю Невку и Елагин остров были проданы первыми. Еще более захватывающая панорама открывается из дома на Мытнинской набережной, который мы сдали в 2012 году. Окна большинства квартир обращены на Неву, на Эрмитаж, Петропавловскую крепость, стрелку Васильевского острова. Быстро был распродан и комплекс «Дом у моря» на набережной Мартынова на Крестовском острове. Здания там выстроены в плавную волнообразную линию, что позволило развернуть большинство фасадов к воде: Гребному каналу, впадающему в Финский залив, Средней Невке.

Получается, что именно вид на воду сразу поднимает статус жилья?

Не только, но не в последнюю очередь.

Упомянутая вами «Венеция» появилась на месте гостиницы «Спортивная». Были ли ограничения по этажности и объемным характеристикам для нового здания?

Была сохранена высота на уровне гостиницы — 33 метра. Эта же высота отражена в Правилах застройки и землепользования. По объемным характеристикам ограничений не было.

элитный дом «Венеция»

А для комплекса «Дом у моря» было ограничение по высотности?

Было. Согласно Генеральному плану СанктПетербурга высотность строительства в этом районе — 28 метров, что и было соблюдено. Но мы и не стремились возводить там высотки, выбранной концепции больше соответствовали корпуса в четыре-шесть этажей. Они напоминают современные европейские загородные виллы.

Устроительной корпорации «Возрождение Санкт-Петербурга» есть еще один комплекс рядом с Невой. Изменится ли панорама Смольной набережной, когда будут достроены корпуса «Смольного парка»?

Не изменится. Проектом не предусмотрено возведение там архитектурных доминант. Важнее то, что корпуса будут окружены вековыми деревьями, сохранение которых было сразу заложено в проекте. Владельцы квартир будут жить в центре города, но действительно в парке и рядом с рекой. Конечно, на верхних этажах есть панорамные квартиры с видами на Смольный монастырь и площадь Растрелли. Замечу, что на данный момент в сегменте недвижимости класса де-люкс намечается дефицит подобных квартир, поэтому те покупатели, которые не станут медлить с их приобретением, успеют выбрать лучшие варианты.

 

ОБЪЕКТ

На Малой Невке

Новая набережная на Крестовском острове появится между Лазаревским и Крестовским мостами. Рассказывает генеральный директор компании «Еврострой» Оксана Кравцова.

В скором времени на Малой Невке, рядом с жилым комплексом «Олимпийская деревня», возведенным нашей компанией в 2007 году, мы начнем строительство еще одного объекта — жилого комплекса «Привилегия». Территория между Вязовой, Спортивной, Петроградской улицами и Невкой будет у них общей, при этом берег останется зеленым, со спуском к воде. Мы планируем устроить здесь причал для маломерных судов.

Сложно ли организовать такой причал?

Мы заключили договор с городом об аренде водной глади Малой Невки. Теперь надо урегулировать вопросы нахождения в этих водах как байдарок, так и катеров. Также надо уладить вопросы по аренде береговой зоны. Например, по нашему законодательству ее нужно арендовать обязательно от одного моста до другого. Но именно в этом случае наши интересы совпадают, мы как раз хотим благоустроить берег от Крестовского моста до Лазаревского. И тогда получится уникальный в городе квартал: у воды, но не отделенный от нее проездом.

Новая набережная будет закрытой?

Да, но закрытой условно, в основном она будет предназначаться жителям квартала, здесь будет устроена единая 600-метровая зона променада со множеством детских площадок. Главное, она будет непроезжей. Но те, кто будет посещать наши спорткомплексы, ресторан, салон красоты, смогут бывать на берегу.

Жилой комплекс «Привилегия» будет построен по проекту архитектора
Евгения Подгорнова

Вы уже все так продумали?

Опыт! К тому же постарались учесть пожелания жильцов «Олимпийской деревни» — добавили в «Привилегии» то, чего им не хватает. Например, хороший спа-комплекс: планируем первый этаж отдать под бассейн, бани, массажные кабинеты, второй — под спортивный центр, на третьем — оказывать медицинские и косметологические услуги. Задумали и ресторан для проведения семейных торжеств, большую общественную зону.

Напоминает пятизвездный отель на первой береговой линии...

Да, сервис будет как в отеле, только у каждого жильца не номер, а квартира в собственности. Дело даже не в том, что мы максимально хотим помочь в бытовых вопросах, главное — это возможность объединять людей. По опыту жизни в «Олимпийской деревне», а я по совместительству возглавляю там ТСЖ, мы поняли, что в этом есть потребность. Дети, а у нас очень много семей с детьми, растут вместе, дружат, следовательно, общаются и их родители, кто-то даже стал вести совместный бизнес. Стало быть, нужно большое помещение, зал с роялем, где будут отмечаться дни рождения, праздноваться Новый год. Есть планы устраивать дегустации вин, кулинарные мероприятия, ездить вместе на экскурсии и прочее.

Вы полагаете, что реально объединить жителей сотен квартир?

Понятно, что не все будут участвовать во всех наших мероприятиях. Но очень многие были бы не против. Вот мы еще не открыли продажи в новом комплексе, а уже стоит очередь: жильцы из «Олимпийской деревни» хотят привезти сюда родителей, привлечь друзей, купить квартиру детям. В идеале должен получиться клубный самоуправляемый квартал с единой инфраструктурой — с детским садом, игровыми площадками, отделением банка, большим продуктовым магазином, прогулочной зоной. Он даже с другого берега реки должен выглядеть нарядно: вдоль фасадов и на балконах будет высаживаться много цветов. Надеемся, что такая набережная станет истинным украшением города.


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: Октябрь

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме