Едим свое: Влад Мамышев-Монро

экотеллектуал

ВЛАД МАМЫШЕВ-МОНРО

ХУДОЖНИК ВЕРИТ В ТО, ЧТО СКОРО ЛЮДИ НАУЧАТСЯ ЖИТЬ ВЕЧНО, А В ОЖИДАНИИ МОМЕНТА С ПОМОЩЬЮ ГОЛУБИКИ СОХРАНЯЕТ СЕБЯ И СВОЙ ТАЛАНТ ДЛЯ БУДУЩИХ ПОКОЛЕНИЙ.

Многие творческие люди обладают повышенной способностью предчувствовать, могут предсказывать, к примеру, научные разработки. И сейчас есть ощущение, что вот-вот появится нечто такое, какой-то продукт, который будет увеличивать жизнь человека лет до пятисот. Перестроится и отношение к возрастным рубежам: люди смогут до ста двадцати лет получать начальное образование, а лет в двести пятьдесят поступать в институт, представляете?! Так что сейчас наша задача — продлить свою молодость и красоту, пока такой продукт наконец не появится. Я знаю человека, который над ним работает, это академик Константин Скрябин, который занимается биотехнологиями. Он из интересной семьи: его дедушка, тоже академик, создал гельминтологию, науку о глистах, а отец, академик Георгий Скрябин, руководил генной инженерией в Академии наук и придумал, как из нефти делать черную икру и другие белки. Так вот наследник этой династии создал мощную разработку, прошедшую испытания на мышах и млекопитающих. Но в 1990-х США специально проплачивали нашим властям запрещение его экспериментов на приматах.

А параллельно ту же самую задачу, но с помощью другой технологии пытается решить академик Сухих. Это он накачал Ельцина в 1996-м стволовыми клетками, омолаживал Лужкова, и я у него бывал. Нужно было пройти безумный курс из семнадцати уколов огромными шприцами с длинными иглами, каждый укол стоил шестьсот тысяч рублей. Я выдержал два раза, но мне и этого надолго хватило: в тебя вживляют новые клетки, организм пытается их убить, тебе от этого становится безумно плохо. Зато у академика уже есть вечно живущие мыши. Я говорил ему, что готов быть подопытной обезьяной, но он пока боится. Хотя, может, втайне на себе такие опыты и проводит. Людей, увлеченных этой идеей, очень много. Ведь деградация налицо: сегодня ты можешь сдать экзамены, просто скачав ответы из Интернета. А люди в идеальном человеческом воплощении уже родились, и теперь стоит задача их сохранить, уничтожив деградировавших. Это такая замаскированная история, которая будет разворачиваться на наших глазах. Войны покажутся ерундой, может, пришельцы к нам спустятся, чтобы все разрулить.

И я решил сохранять себя, встал на путь бесконечного омоложения. Но для того чтобы прийти к это- му, мне нужно было провести месяц на Лазурном берегу в 2009 году. Там я катался на яхте Бориса Березовского вместе с его дочкой Лизочкой и ее детьми, с коллекционером Пьером Броше и его женой Аннушкой и с Олегом Цветковым. И посмотрев, как эти буржуи обжираются всем самым вкусным, как их подташнивает от шампанского, которым они упились в клубах Сен-Тропе, я дистанцировался от этой буржуазности и начал заниматься голоданием по методике Поля Брэгга. Меня заразил его пример: он же погиб в возрасте девяноста пяти лет, катаясь на серфе, а когда его тело нашли, думали, что это сорокалетний человек. И вскоре я вдруг понял, что уже жить без этого не могу. Никому не советую голодать день, а потом через месяц еще день — нет, сразу двадцать один день. Когда я выходил из голодания, единственное, что мог воспринимать, — пюре из земляники и голубики, которых так много у нас на Северо-Западе. Вот такие райские вещи. А Березовский, самонадеянный, перешел на сыроедение вместе с семьей, и у них у всех отказали почки, чуть не умерли! Видимо, не будучи сначала очищенным, начинать резко нельзя. Потом я уехал на Бали, где пил кокосовое молоко, закусывал его лангустинами или там десертными бананами.

Но голодать можно и без этого. У меня была подруга, знаменитая актриса Татьяна Окуневская, бабушка рок-музыканта Саши Липницкого. Она и у красных, и у белых, и у батьки Махно была любовницей, курила трубку, в 1940-х сидела в лагерях. А как бухала! Объезжала всех своих подруг с сеткой, полной бутылок водки, последнюю везла домой, и если ей не нравилась цифра на счетчике у таксиста — хрясь, тут же делала из нее «розочку» и давай ему грозить. Но всегда шикарно выглядела и прожила восемьдесят восемь лет, при этом оставаясь в трезвом уме. Она меня обучала так голодать: два раза в год по тридцать-сорок дней только вода, а в промежутках ничего приготовленного, одно сплошное сыроедение. И это позволяло вредному влиянию алкоголя не сказываться на ней.

Натуральные продукты — это, конечно, хорошо, но я бы не противопоставлял химию и жизнь. Мы же не обезьяны, придумываем всякие штуки. Не забывайте, что в Индийском океане есть целый материк из отходов, который по размерам уже приближается к Австралии. Это пакетики, шприцы и прочее говно, которое течение сносит туда со всех морей. Ученые сначала били тревогу: финита ля комедия, ведь все это не утилизируется. Но вода там выделяет какие-то специфические газы, и японцы уже вычислили, что, когда под их действием все эти синтетические штуки превратятся в новый материал, он будет небывалым добром, решит все энергетические и медицинские вопросы. Круче, чем альтернатива нефти. Так что химия и жизнь неразделимы!

 

К ОГЛАВЛЕНИЮ

 

Фото: Guy Johansson

Стиль: Оксана Федоренко

На Владе: сорочка WOOD WOOD, шапка HUF (все — MINT)


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме