Русский кутюр. Татьяна Парфенова

Дивный НОМЕР

Десять див и амбассадоров модных домов примерили кутюрные наряды из кладовых марок. Десять кутюрье открыли архивы и продемонстрировали вышивку гладью и бисерное плетение. Сорок лет в россии официально есть высокая мода, о которой, судя по частоте упоминания в прессе, фэшн-журналисты невысокого мнения. Журнал «Собака.ru» вспомнил извилистый путь русского от-кутюр вместе с его создателями.

ДИАНА ВИШНЕВА
для Тatiana Parfionova

Прима-балерина Мариинского театра и лицо модного дома –
в ансамбле, разработанном Татьяной Парфеновой

Я считаю, что пришла в профессию поздно — в тридцать лет. До этого заниматься производством одежды я не хотела, это не было мечтой моей жизни. Училась живописи в частной мастерской Натальи Васильевны Алексеевой, получила художественное образование в Училище живописи имени В. Серова.

Первое платье скрупулезного шитья из тяжелого шелка с большим количеством деталей было создано тогда же, когда был основан модный дом, — в 1995 году. Потом его приобрел в свою коллекцию Русский музей. Сейчас кутюр я делаю исключительно на заказ под конкретного человека — часто клиенты приобретают наряд и выставляют дома как арт-объект. Среди наших клиентов — принцесса Максима, Бернадетт Ширак, Карин Ройтфельд, Майя Плисецкая, Ольга Свиблова. 

У классического кутюра, безусловно, есть главный принцип — ручная работа. Но сегодня, на мой взгляд, это уже не актуально. Технологии так меняются, что ручной труд в высокой моде используется все реже. Невозможно платье сделать целиком вручную, это нерационально. Вручную нужно делать то, что неподвластно машине.

Наш модный дом отличают, в первую очередь, перфектный крой и вышивка, особенно двусторонняя гладь. Однако мы всегда открыты к экспериментам: бывало, вещь шилась полностью, а затем под углом сорок пять градусов острым ножом резалась ткань, и получался дырчатый орнамент. Или я сажала ткань на манекен и красила ее кистью, белила акриловыми красками. Мы первыми начали делать вещи с боковыми и поперечными швами наружу.

Я очень люблю путешествовать по России, делаю это каждый июль на автомобиле. Однако при всей любви к нашей необъятной родине я не использую народные мотивы и не сотрудничаю с самодеятельными портнихами из глубинки, у меня работают только квалифицированные специалисты. Часто люди приходят с улицы с просьбой о работе, но берем мы не всех. Хороший мастер получается только со временем. Можно родиться талантливым, но приступить к шитью от-кутюр возможно только после десяти-пятнадцати лет работы. Текстильные компании, которые делают ткани от-кутюр, предполагают тонкую обработку, как можно ее доверить неопытному портному?

Мы заказываем текстиль во Франции, Швейцарии и Италии. Знаменитые ткани Jakob Schlaepfer уже обильно расшиты, но, собирая из них платье, прежде чем вырезать детали по лекалам, нужно вспороть все вокруг и закрепить каждую пайетку, на которой заканчивается нитка. Когда шов сделан, нужно замаскировать его фрагментами бисера. Я сама не шью и никогда не шила. Честно признаюсь, у меня не хватило бы нервов и терпения.

Каким должен быть кутюрье? Для него важна легкая амнезия, все должно быть как в первый раз. Мне кажется, в профессии дизайнера одежды вообще позволительно быть не умным. Можно быть чувствительным, эмоциональным, с большой и трепетной любовью к вещам и созданию образов, но не умным. Хотя и не дураком.

Фото: Сергей Мисенко

Стиль: Андрей Коровко

Визаж: Елена Крыгина


  • Автор: olgasmirnova
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также