Тайны либидо: почему кому-то достаточно секса раз в месяц, а кто-то не прочь и три раза в день?

Почему нам всем нужно разное количество секса, откуда берутся асексуалы (и кто такие демисексуалы?!), как на либидо влияют спорт, наркотики и психологическое состояние? Обо всем этом рассказывают Дарья Варламова и Елены Фоер в книге «Секс. От нейробиологии либидо до виртуального порно. Научно-популярный гид» — новинке от «Альпины Нон-фикшн» и фонда «Эволюция».

Существует ли «нормальное либидо»?

Каждому из нас от природы дан определенный сексуальный темперамент: кому-то достаточно двух раз в месяц, а кто-то не прочь и три раза в день. Мы все время сравниваем себя с окружающими — это касается и сексуальной жизни. Так ли часто, как мы, другие люди хотят секса? Так ли часто они им занимаются? Какой уровень либидо делает тебя «холодным», а какой — «озабоченным»? Как и во всех вопросах нормы, тут мы упираемся в двойственность способов оценки: существует статистическая норма («Я хочу секса примерно так же часто, как большинство людей моего пола и возрастной группы») и функциональная («Я хочу секса достаточно часто, чтобы он был важной составляющей моей жизни, но он не отвлекает меня от самореализации, дружбы и других полезных вещей»). Статистическая норма проще и понятнее, но функциональная отражает самое важное — насколько вам с собой удобно.

Для начала сухие цифры: согласно крупному международному опросу (26 000 человек), проведенному компанией Durex (тут стоит отметить, что у производителя презервативов явно был свой интерес, поэтому к данным стоит относиться соответственно) в 2008 году, россияне в среднем занимались сексом 143 раза в год. То есть почти три раза в неделю. Неплохо, правда? Мы оказались на третьем месте после бразильцев и греков. Для сравнения — американцы занимались сексом только 85 раз в год. Правда, пользы от этой информации не так уж много — для кого-то этот конкретный год мог оказаться неудачным (или, наоборот, очень удачным), а усредненные показатели ничего не говорят о разбросе вариантов.

Бывает так, что у идеально подходящих друг другу партнеров гормоны бушуют с разной мощностью.

Определять универсальную норму потребности в сексе не берется никто — даже так называемое гипоактивное расстройство сексуального влечения, о котором мы еще поговорим, оказалось в психиатрических справочниках потому, что некоторые люди испытывали дискомфорт из-за нежелания заниматься любовью. Если бы все эти граждане сказали: «Отлично! Это дает мне кучу свободного времени на чтение, спорт и другие приятные вещи. А еще не надо париться предохранением. Как же мне повезло!» (а именно так и делают некоторые асексуалы), никто не смог бы приписать им патологическое состояние, потому что, как любят говорить психиатры: «Нет жалоб — нет диагноза».

Так что все упирается в субъективную оценку качества жизни. Которая отчасти связана с тем, насколько ваш темперамент совпадает с темпераментом партнера(ов) — бывает ведь так, что у очень близких по духу и идеально подходящих друг другу во всем остальном людей гормоны бушуют с разной мощностью. И еще — с принятыми в обществе представлениями о «нормальной» сексуальности.

Тут самое время вспомнить знаменитую фразу доктора Хауса: «Все лгут». И о сексе лгут очень много — друзьям, партнерам и даже ученым во время социологических опросов. Например, колумнист The New York Times, экономист Cет Стивенс-Давидовиц, не поленился и сопоставил данные крупного американского исследования General Social Survey о частоте секса и использования презервативов. По ответам мужчин оказалось, что гетеросексуальные американцы старше 18 за год использовали примерно 1,6 млрд презервативов.


Либидо — штука хрупкая и капризная. 

Гетеросексуальные женщины той же возрастной группы за тот же период использовали 1,1 млрд презервативов. Кто же говорил правду? А никто: согласно экономической статистике, в США продается не больше 600 млн презервативов в год. Поэтому пытаться определять «нормальность» своего темперамента, сравнивая себя с другими людьми, — идея заведомо провальная. Куда важнее следить за тем, комфортно ли вам с собственным либидо и не происходит ли с ним резких непонятных изменений. А ведь это штука хрупкая и капризная и даже в рамках одного организма может сильно колебаться в зависимости от следующих факторов. 

Баланс гормонов и нейромедиаторов

Мы привыкли связывать влечение с химией, и, действительно, критическую роль в этом механизме играет баланс нейромедиаторов. В первую очередь дофамина, на котором работает наша система вознаграждения: мы уже рассказывали, что этот нейромедиатор «отвечает» за настойчивое стремление к чему-либо. Уровень дофамина можно повышать за счет новых ярких стимулов, также на допаминовый обмен влияют психостимуляторы (в первую очередь амфетамины, риталин и кокаин). Еще с либидо напрямую связаны тестостерон, эстроген и окситоцин, а косвенно — прогестерон и серотонин.

Колебания сексуального темперамента могут быть симптомом психического расстройства: например, в гипоманиакальной или маниакальной фазе биполярного аффективного расстройства интерес к сексу растет, а при тревожных расстройствах и депрессии снижается. Загвоздка в том, что
антидепрессанты новейшего поколения — селективные ингибиторы обратного захвата серотонина — тоже часто приводят к снижению либидо. Тестостерон как-то связан и со стремлением к разнообразию партнеров — у полигамных мужчин и женщин уровень этого гормона выше, чем у моногамных. Слабое либидо может быть связано и с проблемами с щитовидной железой — недостаток тиреоидных гормонов приводит как к депрессии, так и к снижению интереса к сексу.

Женский цикл

У женщин желание связано с менструальным циклом — за несколько дней до овуляции начинает все больше хотеться секса, а пик любвеобильности приходится на пару дней до или после выхода яйцеклетки. Интересно, что эта закономерность связана с повышением уровня не только эстрогена, но и, по некоторым данным, тестостерона, который принято считать «мужским» гормоном. А вот во вторую половину цикла эстрогена и тестостерона становится меньше, и начинает расти уровень прогестерона, что понижает шансы женщины получить оргазм.

Вредные привычки

Принято считать, что алкоголь повышает либидо. Почти каждый из нас сталкивался с этим явлением в баре или на корпоративе — не случайно появились шутки про «пивные очки», сквозь которые все вокруг начинают выглядеть привлекательно. Но если отбросить житейский опыт (который с точки зрения науки ничего не доказывает), данные на эту тему весьма противоречивы — есть исследования, подтверждающие, что алкоголь понижает уровень тестостерона и у женщин, и у мужчин (что должно негативно сказываться на влечении), а есть исследования, говорящие об обратном. Пока сексологи сходятся на том, что бокал вина на свидании не повредит, но регулярно использовать алкоголь в качестве афродизиака не рекомендуется.

Что касается курения, никотин ухудшает состояние сосудов и при длительном употреблении может способствовать эректильной дисфункции и снижению чувствительности клитора, но о его влиянии на либидо и психологическое возбуждение известно гораздо меньше. Небольшое исследование, проведенное учеными из Техасского университета в Остине, показало, что субъективное психологическое возбуждение при просмотре эротических фильмов под действием никотина снизилось почти на четверть. Еще одна вредная привычка, убивающая желание, — недосып: недостаток сна приводит к снижению уровня тестостерона.


За несколько дней до овуляции женщине начинает все больше хотеться секса.

Спорт

Умеренные занятия спортом повышают сексуальное желание, но если с этим переборщить, могут возникнуть проблемы: при больших физических нагрузках повышается уровень гормона кортизола. Базовая задача кортизола — в случае стресса настраивать обмен веществ так, чтобы сохранять энергетические ресурсы организма. При продолжительном повышенном уровне кортизола организм перестает реагировать на тестостерон, и у человека снижается интерес к сексу.

Возраст

У мужчин пик темперамента приходится на подростковые годы, у женщин — на 30+. Этот всем известный факт (в отличие от многих других всем известных фактов) в целом подтверждается наукой, хотя не все мужчины и женщины вписываются в такой «график активности».

Наличие психологических проблем

К снижению влечения могут привести депрессия (а также прием некоторых антидепрессантов), тревожность, повышенный стресс (при котором, опять же, растет уровень кортизола), низкая самооценка, дисморфофобические расстройства (неприятие собственной внешности), трудности в отношениях с партнером (там много нюансов — баланс власти, уровень доверия и уважения, подавленная агрессия, наличие прошлых обид, эмоциональная близость и, конечно, сексуальная привлекательность и техника партнера) плюс психологические травмы на сексуальной почве (опыт насилия или домогательств).

Афродизиаки

Буквально в прошлом году ученые из Калифорнии опубликовали результаты обзора исследований самых популярных природных афродизиаков. Выяснилось, что шоколад и устрицы, несмотря на свои отменные вкусовые качества, на либидо не влияют. Гинкго билоба, любимый китайцами, в одном из экспериментов показал улучшения у тех, чье либидо упало из-за антидепрессантов, но дальнейшее исследование это не подтвердило. Женьшень оказался полезен для женщин в период менопаузы. Подтвердился также эффект перуанского корнеплода мака, который и стимулирует сексуальное желание, и борется с эректильной дисфункцией.

Нелепые телодвижения: откуда берутся асексуалы

Анекдоты про холодных британских лордов и леди, возможно, скоро будут считаться проявлением нетолерантности: все больше людей начали открыто признаваться в том, что не интересуются сексом и им вполне комфортно с этим жить. Они могут влюбляться и вступать в половую связь, чтобы сделать приятно партнеру, но сами никакой потребности в сексе не испытывают.

На повестке дня стоит вопрос о том, чтобы считать асексуальность еще одним видом ориентации. Но тут возникает загвоздка с определениями: кого, собственно, стоит считать асексуалом и как отличать людей с природным «нулевым» темпераментом в этой сфере от тех, кто охладел к «нелепым телодвижениям» после психологической травмы?

В диагностическом справочнике психических расстройств DSM до сих пор существует так называемое «гипоактивное расстройство полового влечения», диагностические критерии которого — пониженный уровень сексуального желания, сокращение числа сексуальных фантазий и, как результат всего этого, стресс или ухудшение отношений с партнером. Все это должно происходить не меньше полугода и более чем в 75% случаев сексуального опыта (и не объясняться другими проблемами, например, употреблением наркотиков или физическими заболеваниями). Не существует известной объективной «нормы» влечения (частоты, интенсивности, стабильности, выраженности и т. п.). Специалист сравнивает текущее состояние с предыдущим опытом человека, и для постановки диагноза пациент должен испытывать дистресс — как персональный, так и межличностный. Симптомы гипоактивного расстройства полового влечения могут быть похожи на то, что испытывают асексуалы, но граница между этими состояниями очень размыта и вызывает множество споров.


Асексуальность могут выделить в качестве еще одного вида ориентации.

Асексуальность — это пока еще слабо исследованный феномен, и люди, которые считают себя асексуалами, сильно различаются между собой в своем опыте и интересе к мастурбации, петтингу, порно и переживании привлекательности людей любого гендера. Совместное исследование ученых из Англии и США показало, что у людей, которые сами себя считают асексуалами, слабее проявляются как сексуальное влечение, так и способность к физическому возбуждению.

Но при этом, что интересно, асексуалы испытывали не меньше интереса к мастурбации, чем неасексуалы, и у них не наблюдалось никаких отличий в плане подавления сексуальных импульсов (та самая тормозящая система SIS, о которой мы говорили в начале главы). Из этого можно сделать вывод, что асексуалы равнодушны не собственно к сексу, а к взаимодействию с другими людьми, и это не связано с психологической фрустрацией. Правда, недостаток исследования в том, что это был опросник и объективных замеров физиологических реакций на разные раздражители не проводилось. А значит, есть альтернативное объяснение — асексуалы могут просто слабее осознавать свое физическое возбуждение. Кроме того, были и исследования, свидетельствовавшие о неспособности некоторых асексуалов даже мастурбировать.


Многие асексуалы испытывали не меньше интереса к мастурбации, чем неасексуалы

Дополнительную путаницу в эту картину вносят антисексуалы — люди, которые по идейным соображениям не настроены заниматься сексом и предлагают остальным также отказаться от этой вредной привычки (типичную логику таких рассуждений неплохо описывает «Крейцерова соната» Льва Толстого: секс сильно переоценен, мешает мыслящему существу мыслить спокойно и усложняет отношения). Среди них могут быть как асексуалы, по каким-то причинам даже в теории настроенные против половых связей, так и индивиды с мощным либидо, что может создавать им большие трудности с реализацией собственных идей на практике.

В любом случае в научной среде пока нет единой точки зрения относительно определения асексуальности и того, стоит ли считать ее отдельной ориентацией, отсутствием ориентации, дисфункцией или вариантом нормы и проявлением сексуального многообразия. Нет даже точной статистики по доле асексуалов среди населения — разные (и все еще немногочисленные) опросы дают от 0,4 до 5% (при этом среди женщин такая самоидентификация встречается чаще). В результате становится очень сложно проводить количественные исследования асексуальности — на таком скромном и неоднородном поле не очень-то поработаешь с большими выборками. Поэтому основная информация, которой мы располагаем на данный момент, — результаты некрупных качественных исследований (глубинных интервью и фокус-групп), они пока порождают больше вопросов, чем дают ответов.

Только по любви: кто такие демисексуалы?

Почти одновременно с асексуалами в дискуссиях о сексе всплыла и другая интересная категория — демисексуалы. Это люди, которые не испытывают сексуального влечения до тех пор, пока не почувствуют сильную эмоциональную привязанность к партнеру. Такой человек может абстрактно оценивать внешнюю привлекательность других людей, но его сексуальность словно находится в «спящем режиме» и активируется лишь при возникновении сильных эмоций. Со стороны кажется, что таких немало — особенно среди женщин. Но все-таки многие испытывают сексуальное влечение и вне эмоциональной связи, хотя и дают ему ход лишь при наличии чувств или хотя бы крепкого алкоголя. А вот демисексуалы утверждают, что в принципе не способны фантазировать о бурной ночи с незнакомцем.

 


Секс интересует демисексуалов как способ выразить привязанность, а не как самоценный процесс.

Конечно, не очень понятно, где проходит граница — многие не готовы спать с «кем попало» (хотя определение «кто попало» сильно различается — кому-то достаточно пары часов задушевного разговора, чтобы перевести человека в категорию допустимых сексуальных партнеров, а кому-то для этого требуется брак), а эмоциональная привязанность может варьироваться по силе и не всегда связана с хорошим знанием и пониманием партнера (некоторые, например, склонны проецировать привлекательные образы на малознакомых людей и влюбляться в них). При этом демисексуалы позиционируют себя в так называемой «серой зоне» между асексуальностью и среднестатистическим уровнем вовлеченности в секс: он их все-таки интересует, но скорее как способ выразить привязанность, а не как самоценный процесс. Поскольку понятие относительно новое, научных статей со словом «демисексуальность» в заголовке сейчас особо не найдешь. Но связь между эмоциональной привязанностью и сексуальным влечением исследуется довольно давно, и кое-какие соображения на эту тему у ученых уже есть.

Согласно расхожему мнению, секс «по любви» важнее для женщин, в то время как мужчины больше готовы пускаться в эротические приключения без лишних сантиментов. Самое популярное исследование, подтверждающее эту точку зрения, было проведено еще в 1989 году учеными из Флоридского университета: симпатичные студенты и студентки подходили к учащимся противоположного пола и предлагали ни к чему не обязывающий секс тем же вечером. Около 75% парней согласились сразу, а многие из отказавшихся предложили перенести встречу. Но из девушек ни одна не сказала: «Да, отличная идея!» Правда, тут не очень понятно, где реальные желания пересекаются с гендерными ожиданиями, возможно, девушкам и хотелось легкомысленных приключений, но они постеснялись согласиться из опасения подвергнуть риску свою репутацию.


И эмоциональная привязанность, и физическое влечение берут начало в одних и тех же участках мозга.

К тому же в сексе довольно сложно отфильтровать «удовольствие и ничего личного» от симпатии, которая может вырасти в отношения. Исследование, проведенное в 2012 году Университетом Конкордия в Монреале, показало, что и эмоциональная привязанность, и физическое влечение берут начало в одних и тех же участках мозга — островке и стриатуме. Как полагают канадские ученые, эти ощущения скорее разные части одного и того же спектра нейробиологических реакций, чем совсем разные явления. «Любовь — это привычка, которая формируется, когда желание вознаграждается», — считает автор исследования, психолог Джим Пфаус.

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также

Новости партнеров