Саша Паника о борьбе с собственными страхами

Модели и диджею не страшны панические атаки: свое несовпадение с общепринятыми стандартами красоты она сумела сделать козырем. Сначала стала ролевой моделью для ровесников в соцсетях, затем заинтересовала собой дизайнеров и в результате из гадкого провинциального утенка превратилась в звезду подиумов и глянца — рекламные развороты с ее лицом оказались в журналах ровно между имиджами Gucci и Michael Kors.

Я выросла в Новгородской области, в деревне Артем с населением в девяносто человек, в основном пенсионного возраста. Там до сих пор можно встретить медведя и волки таскают собак в лес. В девять лет я точно решила, что стану моделью, — поставила себе цель и не собиралась сворачивать. В школе была изгоем, со мной никто не общался. Все вокруг считали, что я уродлива, издевались надо мной. Наверное, я до сих пор доказываю свою состоятельность обидчикам и даже родителям. Они меня в моем стремлении не очень-то поддерживали, у них были стандартные установки, что мне нужно выйти замуж, родить детей. Папа дальнобойщик, мама домохозяйка — они считали, что надо выбрать понятную профессию. Поэтому после школы я приехала в Петербург и поступила в колледж на экономическую специальность.

Поначалу приходилось просто выживать. Чтобы содержать себя, я работала официанткой в «Кофе-хаус», неделю пекла блины в «Чайной ложке», откуда ушла с ожогами. Когда устраивалась в ресторан сети Ginza Project, меня не хотели брать на позицию хостес со словами: «Ты слишком нестандартная». После уговоров меня приняли на стажировку, и в первый же день в ресторан пришел его владелец Вадим Лапин. Видимо, я ему понравилась, поэтому меня взяли на постоянную работу. Можно сказать, он первый, кто оценил мою внешность, но потенциал во мне разглядела модель Оля Степанченко. Я ей очень благодарна, она долго была моим главным вдохновением. Оля увидела меня на Loshadka Prty: для той вечеринки я сама сделала ободок из цветов а-ля Лана Дель Рей, на Уделке купила платье, которое разрезала и надела на спортивный топ. В ту ночь Оля водила меня за собой и со всеми знакомила, в том числе с ее тогдашним парнем — промоутером Димой Эстриным. Через какое-то время он пригласил меня работать в новый проект «Тао — туда я подходила по концепции «нестандартности», хотя все хостес были азиатками. Но и работая в ресторанах, я постоянно держала свою цель в голове. 

Я не училась в модельной школе, просто смотрела видео с показов, не числилась за каким-либо агентством, а сама себя толкала. Стала сама себе менеджером. Причем я никогда не платила фотографам за съемки, как делают все модели поначалу, чтобы собрать портфолио. Просто в какой-то момент они сами стали мне писать. Дела пошли в гору, когда я начала ездить в Москву на съемки. Параллельно было много кастингов, на которых директор LMA Александр Нагорный очень часто говорил мне: «Уйди!». Было очень обидно в очередной раз осознавать, что я не подхожу по стандартам. Я вижу некоторых девочек моделей, которые делают пластику начиная с шестнадцати лет. Возможно, я бы исправила свой кривой нос, но боюсь и самой операции, и главное — а вдруг я потеряю свое очарование, получив стандартную внешность? Когда меня стали брать на показы, я часто слышала фразу: «В смысле? Как вы могли ее взять?! Я намного лучше». Несколько раз девушки из зависти крали мою одежду. Но я никогда не сдавалась, и результат не заставил себя ждать. Последние полтора года я не хожу на кастинги, дизайнеры сами пишут и приглашают на свои шоу, в том числе Женя Малыгина, Александр Арутюнов, Бессарион, Юра Питенин из Saint-Tokyo. Если объективно — я далеко не самая красивая, для большинства людей у меня странная внешность. Я постоянно переживаю, что у меня одна бровь выше другой, некрасивая грудь, короткие ноги. Возможно, эти комплексы — мой механизм защиты, чтобы звезда во лбу не загорелась.

Но не могу сказать, что моделинг — это терапия от неуверенности в себе. Скорее диджеинг помогает принимать себя. Ведь в детстве я играла на фортепиано, пела в хоре, а потом оглохла на одно ухо, перестала заниматься музыкой и сильно страдала из-за этого. И почти два года назад опять же Оля Степанченко настояла на том, чтобы я стала диджеем — первый сет я отыграла на выпускном курса ее школы Headliner. И вскоре мне написали из московского универмага «Цветной» и пригласили выступить на светском Vogue Fashion Night Out. Меня поставили одну на этаж, где были представлены главные коллаборации, и дали пульт, на котором работал всего один канал вместо четырех. Просто ночной кошмар! Можно было впасть в истеричное состояние и отказаться играть, но я решила, что справлюсь. Когда музыкант Сергей Липский узнал, что я свожу с телефона, он обалдел: «Ты глухая на одно ухо, еще и с телефона сводишь!» Тогда я поставила хит Hercules and Love Affair — My House, и в этот момент участники этой самой нью-йоркской группы вбежали в холл, начали подпевать и танцевать рядом со мной. Оказалось, они тоже выступали на мероприятии. Мне кажется, всю жизнь главное, что меня мотивирует, — это вызов: а смогу ли я? И делаю все, чтобы смочь. Но я ни разу не усомнилась в выбранной цели — уже поработала с командой Alexander Wang в Париже, теперь нужно лично познакомиться с ним, а еще подписать контракт с Victoria's Secret и пройтись на шоу с крыльями за спиной.

Текст: Наталья Наговицына

Комментарии (0)
Автор: Лена
Опубликовано:
Люди: Саша Паника
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также