Дмитрий Черняков: «Когда в опере вместо героев включается Instagram или Siri, это кажется неловким»

Оперный режиссер №1 в мире Дмитрий Черняков приезжает в Петербург, где станет гостем и спикером фестиваля Digital Opera — уже в субботу при поддержке «Собака.ru» пройдет его паблик-ток. Арт-директор фестиваля Глеб Фильштинский поговорил с другом и коллегой об актуальном цифровом искусстве на сцене.

  • Дмитрий Черняков

  • Глеб Фильштинский

Глеб: Ты согласился стать участником нашего фестиваля Digital Opera, за что я тебе очень признателен. Скажи, насколько тебе интересна тема проникновения цифрового искусства в театр и театра в цифру?

Дмитрий: Когда я сижу и придумываю спектакль, то часто отговариваю себя от того, чтобы использовать только что появившиеся доблести научно-технического прогресса. Если ты вставляешь в постановку, например, какую-нибудь голограмму, это, конечно, демонстрирует твою продвинутость, сразу убирает предположение, что ты из старого, заскорузлого, потерявшего свою легитимность пыльного мира театра. Но кроме этой демонстрации, в таком поступке часто больше ничего и нет. Главное для меня — органика. Если дигитальные новинки окажутся, что называется, в кассу, я их с удовольствием применю.

Глеб: А цифровой мир в современном искусстве — это только инструмент или он может рождать новые смыслы? Вот в нашей с тобой «Царской невесте», поставленной в Берлинской государственной опере, это, на мой взгляд, произошло.

Дмитрий: Нет. Я думаю, что это совсем не тот пример. Знаешь, почему? Мы там рассказывали не про цифровой мир как таковой, а про некую дополненную реальность, актуальную сегодня. Опричники в «Царской невесте» — кем они были бы в наше время? Теми, кто влияет на общественное мнение в массовом порядке: не огнем и мечом, не насилием, не физическим притеснением, а воздействием на мозги людей самым изощренным образом. Ну конечно, мы понимаем, что сегодня это сфера медиа, которая является огромной силой и формирует сознание. Так и возникла дополненная реальность в этом спектакле.

  • «Иоланта / Щелкунчик»

  • «Иоланта / Щелкунчик»

  • Опера «Князь Игорь» в постановке Дмитрия Чернякова.

  • Опера «Царская невеста», режиссер — Дмитрий Черняков.

     

Глеб: А можешь ты себе представить ситуацию, когда Татьяна пишет письмо Онегину смской?

Дмитрий: Представить могу, но лично я бы так делать не стал. Когда в спектакле по классической драматургии или в опере вместо одного из героев вдруг включается, например, Instagram, или общение с Siri, мне это кажется уже немножко неловким эффектным приемом. Я бы поежился: письмо Татьяны смской. Ну и что?

Глеб: Это я пошутил в целях шутки, не более того. На мой взгляд, мультимедиа на сцене — это просто еще один шаг вперед, еще один инструмент. Точно так же когда-то в театре появилось электрическое освещение.

Дмитрий: Вот тут я с тобой абсолютно согласен. Я обеими руками за цифровые технологии, но фетишизировать их не стал бы. 


Я вообще своей карьерой мало занимался, не выстраивал ничего, не обивал пороги, не шустрил, не подсиживал

Глеб: Но цифровой мир изменил реальность. Цифра фиксирует момент, фиксирует спектакль так, как никогда раньше не происходило — это плевок в вечность. И мало того, это еще неконтролируемое тиражирование, доступность. Меня, честно говоря, это напрягает.

Дмитрий: Для меня это просто головная боль, потому что я люблю все контролировать. Но изменить эту ситуацию нельзя. Особенно когда твой спектакль не записывается, а транслируется в прямом эфире на весь мир. Невозможно сделать прямую трансляцию качественной. Ты же не можешь стоять около экрана и как на лектории с указкой объяснять зрителю: вот сейчас не смотрите на этого героя, он не важен, его просто по ошибке сняли, а в данный момент за кулисами кадра происходит важнейшее событие, если вы его не увидите, то потом не сложите в вашей голове основное в течение следующих 25 минут. Но проблема в том, что скороспелая прямая трансляция разлетается по миру и останется уже навсегда такой, какой ты сам не хотел бы ее видеть. Все те люди, которые по-настоящему интересуются оперой, сразу с пылу с жару в режиме онлайн все посмотрели, и потом, даже если ты приготовишь выверенный и смонтированный DVD, его мало кто будет покупать — медийная ценность события уже ушла. Кстати, с нашей «Сказкой о Царе Салтане» (премьера спектакля в постановке Дмитрия Чернякова с видео Глеба Фильштинского состоялась в брюссельском театре «Ла Монне» 11 июня. — Прим. ред.) все получилось идеально — трансляция прошла через два месяца после премьеры. И мы смогли ее качественно подготовить, смонтировав и выверив все самым адекватным живому спектаклю образом.

  • Опера «Сказка о Царе Салтане».

     

Глеб: В «Сказке о Царе Салтане» что послужило триггером для использования мультимедиа?

Дмитрий: В каждом сюжете есть что-то, что невозможно выразить материально. А в данном случае я собирался показать нечто, что существует только в голове у очень особенного человека — у ребенка-аутиста. Так возник этот рисованный мир, который никто не видит, кроме него.

Глеб: Ты самый востребованный в мире русский оперный режиссер, но при этом не ставишь в России. А ведь твои постановки здесь неизменно находили совершенно восторженных зрителей наряду с хейтерами.

Дмитрий: Почему я не ставлю в России, а ставлю на Западе? Да черт его знает, почему — как-то само собой так складывается. Я вообще своей карьерой мало занимался, не выстраивал ничего, не обивал пороги, не шустрил, не подсиживал. Само как-то все получилось. Наверное, случайно. Может быть, где-то везло, а где-то я случайно оказывался в нужном месте в нужное время. И нет такого, чтобы я принял когда-то взнервленное решение: «Никогда не буду ставить в России». Многие почему-то интерпретируют, что после реакции на «Руслана и Людмилу» в Большом театре я был так раздосадован непониманием, что поклялся больше не переступать порог этого театра — люди любят мелодраматические жесты. Реальность — это другое. В России у театров свои планы, свои интересы, а в остальном мире возможностей больше, только и успевай прийти в сознание между работами. Как-то не хочется капсулироваться исключительно только в одном театре или в одной стране. Я спокойно делаю то, что мне самому интересно. Не завишу от вкусов какого-то отдельного города или от, например, недостаточной изысканности зрителя, который не пойдет на что-то очень редкое. И в Европе у меня больше шансов позвать нужных певцов со всего мира — у меня там кастинг в размерах земного шара, а не в размерах, например, Новосибирской оперы. Жизнь коротка, надо все пробовать, я считаю. Но, кстати, я бы сейчас с удовольствием поработал на репетициях на русском языке. Внутри одного общего языка, внутри одной ментальности легче понять друг друга: шутки, культурные мемы, воспоминания, фильмы, которые мы все смотрели, — это все очень важно. Я так давно этого не делал и очень по этому скучаю. 

Вход на мероприятие бесплатный, но необходима регистрация на сайте digitalopera.ru

Фото: Дамир Юсупов©Большой театр, BelAir, Aix en Provence Festival 2017 ©Patrick Berger/ArtComPress

sobaka,
Комментарии

Наши проекты