Юлия Ауг: «Актер, который стесняется своего тела, не может быть свободным»

ОТКРЫТЬ СПИСОК ВСЕХ НОМИНАНТОВ

кино/тв

Актриса превратила сериал о молодости Екатерины II на канале «Россия» в бенефис своей героини, императрицы Елизаветы Петровны. Возможно, в этом выпускнице ЛГИТМиКа помогло второе, режиссерское образование, полученное в РАТИ. Сейчас Ауг снимается у Валерии Гай Германики в сериале о рэперах «Бонус», а в качестве режиссера делает клипы для рэп-команды «25/17» и собирается ставить спектакли в Тобольске и Петербурге.

  • Платья Lublu by Kira Plastinina , Poustovit, ( все— BOSCOFAMILY), платья Saint Laurent , Marni, Lanvin, Michael Kors , ожерелье Lanvin (все — ДЛТ)

  • Платье Emilio Pucci, ожерелье Oscar de la Renta, босоножки Lanvin (все— ДЛТ), платье Tatyana Parfionova (Tatyana Parfionova)

У вас эстонская фамилия, и выросли вы в Нарве, но при этом ваша семья была тесно связана с Ленинградом.

Да, мой дедушка по отцовской линии был эстонцем, а бабушка происходила из семьи шведских баронов Клеттенберг. Во время Первой мировой войны бабушка была сестрой милосердия, а дедушка в годы революции стал одним из руководителей Эстляндской трудовой коммуны, после падения которой в 1919 году они переехали в Советскую Россию. Здесь он был партийным работником и энкавэдэшником, что очень не нравится нынешним властям Эстонии. Меня хотят лишить эстонского гражданства, вот уже пять лет я сужусь, доказывая, что дедушка не потерял подданства этой страны, перебравшись в Петроград. Выиграла уже несколько судов и считаю, что все происходит цивилизованно: это та люстрация, которой у нас, к сожалению, не было в начале 1990-х. Когда подняли архивы, в них на моего дедушку не нашли ничего такого, за что мне было бы стыдно, он на самом деле верил, что революция может сделать людей счастливыми. В1937 году его расстреляли, и мой отец, которому тогда было пятнадцать лет, как сын врага народа был сослан в Пермскую область. Позднее им с матерью разрешили объединиться, и они перебрались в Липецк, затем оказались в Минске, где отец познакомился с моей мамой. Уже в 1960-е папу, этнического эстонца, пригласили на работу на завод «Балтиец» в Эстонию. Жизнь в Эстонии тогда отличалась от нашей, как и сейчас. Конечно, бабушка в детстве учила меня делать книксен. И маме там нравилось: всюду невероятная чистота, в двадцати минутах от дома побережье Финского залива, и в кафе пожилые женщины в льняных костюмах и в шляпках с вуалью пьют кофе. Мама и теперь такая — абсолютно европейского вида женщина, которая каждый раз производит фурор, приезжая ко мне в Москву. А папа на всю жизнь остался ленинградцем, петербуржцем, очень переживал, что так и не смог вернуться в этот город. Подробно рассказывал мне о своем детстве.Удивительно, но его школа размещалась в бывшем Тенишевском училище, то есть в том же здании, где находятся учебные классы Театрального института, в который я потом поступила. Он был очень дружен со своими одноклассниками, и мы часто гостили у одной из них, жившей на углу Моховой. Начиная с пяти лет папа водил меня в Эрмитаж и Русский музей, причем очень умно и грамотно: каждый раз мы целенаправленно шли в один-два зала, которые подробно изучали. Он в свое время учился в художественной школе при Академии художеств, куда и хотел пойти, но жизнь заставила стать физиком. А мама в юности мечтала быть актрисой, но никак не подталкивала меня к этому пути.

То есть в ЛГИТМиКе вы оказались случайно?

В Нарве я занималась в театральной студии, но собиралась стать археологом. И тут парень, с которым я дружила в школе, отправился поступать в театральный. Я поехала его поддержать, и мне так понравилась вся эта атмосфера, что через год, окончив школу, я сама пошла туда же. Поступила в мастерскую к Аркадию Иосифовичу Кацману — вместе со мной, кстати, учился Игорь Копылов, еще один номинант вашей премии этого года. Но я много снималась и была отчислена с третьего курса. Поехала учиться в ГИТИС, к Марку Анатольевичу Захарову, но была тогда не готова к московскому ритму жизни. Вернулась в ЛГИТМиК, уже на курс к Андрею Дмитриевичу Андрееву, который был главным режиссером ТЮЗа и после окончания института взял практически всех нас к себе в театр. Я прослужила там десять лет, играла восемь главных ролей: Софью в «Горе от ума», Русалку в пушкинской «Русалке», леди Макбет в «Макбете» и другие.

У вас была вполне успешная карьера. Почему же решили заняться режиссурой?

За все годы работы в ТЮЗе я всего два раза испытала настоящий актерский драйв, когда режиссер умнее тебя, когда его идеи приводят тебя в восторг. Первый раз такое случилось с Сергеем Каргиным, ставившим «Русалку», а второй, когда к нам в театр пришел Геннадий Рафаилович Тростянецкий и делал «Портрет» Гоголя. Он давал актерам возможность придумывать что-то, причем не только для себя, но и для коллег, — для него важно, чтобы все актеры были его соратниками, — и сказал мне: «Ты никогда не думала о режиссуре?». Мы выпустили премьеру спектакля, и буквально через два дня я поехала в Москву поступать по его совету в РАТИ (ГИТИС), к Иосифу Райхельгаузу. Люди в таких случаях осознанно готовятся, читают много литературы по режиссуре и философские книги Мераба Мамардашвили. Я же приехала за два дня до окончания набора и только там поняла, что у меня осталось сорок восемь часов, чтобы написать автобиографию в одном из театральных или киножанров и экспликацию будущего спектакля. Написала. Мой нынешний муж обитал в Москве, я — в Петербурге, мы жили с ним на два города, и нас это вполне устраивало. И лишь мое поступление и то, что у меня уже на первом курсе появилась работа — я была режиссером-стажером в «Школе современной пьесы» у Райхельгауза, где Станислав Сергеевич Говорухин ставил спектакль «Па-де-де», — подтолкнуло меня к окончательному переезду в 2005 году. А потом я еще решила пойти на Высшие курсы сценаристов и режиссеров, к Ираклию Квирикадзе,— так получила третье высшее образование.

Вы оставили актерскую профессию, а затем вернулись. Почему так вышло?

Да, причем полностью оставила. Вектор моих интересов поменялся, и я решила, что прошлая жизнь закончилась, а теперь начинается совсем другая. Но моя подруга, работавшая кастинг-директором на «Мосфильме», подумала, что я подойду на роль в фильме «Враги», и прислала мне сценарий. Я сходила на пробы, понравилась режиссеру Марии Снежной, однако продюсер Алексей Учитель хотел, чтобы главную роль играла звезда. Я отнеслась к этому спокойно и забыла про это кино, но через два месяца мне перезвонили и пригласили сразу на съемочную площадку. Это был 2007год.

Вы довольны, что снова играете в кино и театре?

Да, разумеется.

Следом вы появились в фильме, сценарий которого в Минкульте сочли порнографическим,— это были «Овсянки», отмеченные затем сразу пятью призами Венецианского фестиваля. Вы не боитесь профессиональных вызовов?

Я отношусь к тем актрисам, у которых даже не возникает вопроса по поводу обнажения в кадре или на сцене. Тело — точно такой же твой актерский инструмент, как глаза, голос, умение петь и танцевать. Актер, который стесняется своего тела, не может быть свободным. Мои родители испытывали невероятное уважение к античности с ее культом телесности, так что это еще и результат воспитания.

Ваша героиня в фильме «Интимные места», ханжа и тайная эротоманка Людмила Петровна, стала как будто ролевой моделью подобных персонажей, выбравшихся на поверхность.

Удивительная история случилась с этим фильмом Наташи Меркуловой и Алексея Чупова. Когда мы только начали репетировать «Интимные места», я со смехом говорила режиссерам про своего персонажа, сотрудницу комитета по нравственности Людмилу Петровну: «Ну нет таких сейчас!». И чтобы подстегнуть себя, вспоминала теток из своего еще школьного прошлого, которые не хотели принимать меня в комсомол. Вытаскивала их оттуда и даже представить себе не могла, что сыграю собирательный образ Мизулиной. Этот проект догнало само время в виде ставших всем известными Яровой и Милонова, и когда фильм летом 2013 года был показан на фестивале «Кинотавр», где получил три приза, а затем три номинации на «Нику», все подумали, что мы сняли социальную сатиру. Недавно похожий случай произошел со спектаклем Кирилла Серебренникова «Мученик», поставленным в «Гоголь-центре» два года назад. Там речь идет о мальчике, который начинает манипулировать окружающими людьми, прикрываясь цитатами из Библии, и заканчивается все ужасно: взрослые люди на глазах теряют нравственные ориентиры. В главной роли Никита Кукушкин, а я играю его учительницу. В «Гоголь-центре» я занята еще водном спектакле, «Идиоты» по фильму Ларса фон Триера, который мы этим летом покажем в основном конкурсе на Авиньонском фестивале.

В кино и в театре вы играли в проектах, которые именуются словом «артхаус». Почему заинтересовались сериалом «Екатерина II» на канале «Россия»?

Этот сериал изначально должен был снимать очень интересный для меня режиссер Александр Морфов, и в течение полугода мы репетировали с ним. Он глубоко копал и уже на одной из наших первых с ним встреч сказал слова, которые точно попали в меня: «Понимаешь, Елизавета Петровна — дочь Петра Великого. И у нее невероятный азарт. Так же как у тех сподвижников, которые привели ее на трон. Они строят колоссальную империю по плану, который Петр только наметил». Я сейчас об этом рассказываю, и у меня мурашки по телу бегут: моя героиня оказалась в ситуации, когда она может создать новое идеальное государство, сделать его великим. А потом в эти мечты начинают вклиниваться те или иные обстоятельства, с которыми ей приходится считаться. Но генеральная линия все равно остается прежней!

Вам удалось сделать Елизавету Петровну главной героиней этого сериала.

На самом деле в сценарии Арифа Алиева эта роль была сразу по-настоящему прописана. Более того, проект сначала назывался «Императрица», он и задумывался о Елизавете Петровне. Решение переименовать сериал было принято руководством канала «Россия» в качестве маркетингового хода— конечно же, у всех нас существует такой код «Екатерина II», на который мы реагируем. Но иногда у меня самой возникало ощущение, что эта женщина вросла в меня.

У меня тоже появлялось такое чувство, когда я на вас смотрел.

Нет, честно. Мне кажется, что я сделала ее очень живым персонажем и благодаря этому сериалу теперь у зрителей появился такой код, как «Елизавета Петровна».

Она у вас не легкомысленная хозяйка гардероба из пятнадцати тысяч платьев, а умная, думающая женщина.

Я начала серьезно изучать ее жизнь и поняла, что она действительно была, выражаясь современным языком, тусовщицей, как писал Алексей Толстой: «Веселая царица// Была Елисавет:// Поет и веселится,// Порядка только нет». Тем не менее оставалась мудрым политиком, фактически победила в Семилетней войне Фридриха Великого, при ней не была приведена в исполнение ни одна смертная казнь: при восшествии на престол пообещала никого не лишать жизни и двадцать лет клятву держала. О какой веселой императрице можно тут говорить?! Но да, она очень любила развлечения и наряды. Замечательную историю мне рассказал знаток той эпохи, художник по костюмам Дмитрий Андреев. Однажды Елизавета Петровна, будучи чрезвычайно набожной, поехала на молебен в отдаленный монастырь сразу после карнавала. На голове у нее была сооружена прическа, закрепленная медом и сверху посыпанная мукой, как это тогда делалось. Однако жуткая непогода задержала ее в этом монастыре на десять дней, и за это время прическа «зацементировалась»: мед с мукой соединились намертво. Императрица разозлилась и, когда вернулась в Петербург, срезала все волосы ножницами. Ее побрили налысо, она была вынуждена носить парик, но тут же издала указ, повелевающий всем придворным дамам также ходить в париках, чтобы ей не было так обидно. Надеюсь, мы сможем использовать эту невероятно кинематографичную сцену в продолжении сериала.

А будет продолжение?

Да, в следующем году планируются съемки приквела — рассказа о дворцовом перевороте в пользу Елизаветы Петровны и о последующих годах до приезда в Россию Фредерики, будущей Екатерины II.

Как вы познакомились с рэперами Андреем Бледным и Антоном Завьяловым и стали режиссером уже одиннадцати клипов их группы «25/17»?

Мне как режиссеру интересен жанр мокьюментари: очень нравится и в театре, и в кино соединение документального и художественного, достоверный способ существования в кадре и на сцене. А мой педагог по сценической речи в РАТИ Марина Перелешина когда-то готовила Антона Завьялова к главной роли в сериале «Бонус», в котором я сейчас снимаюсь.

Это тот проект, который уже года четыре вынашивает канал ТНТ, с Валерией Гай Германикой в качестве режиссера?

Именно. И четыре года назад Антон был идеальной кандидатурой на роль юного героя-рэпера из провинции, который покоряет Москву,— он и был таким музыкантом, приехавшим из Омска. Но за эти годы Завьялов вышел из нужного возраста, и теперь главный персонаж— девушка, которую играет Лана Райдер, мне же досталась роль ее мамы. А тогда Марина Перелешина учила Антона актерскому мастерству и рассказала мне о желании его и Андрея снять клип на их трек «Звезда» и о поисках режиссера для него. Я как раз сидела без работы— такие периоды у меня бывают— и перед встречей с рэперами волновалась. Дочь узнала, с кем я собираюсь знакомиться, и закричала: «Ты что! „25/17“— это же моя любимая группа!» (Смеется.) В итоге мы с ребятами не просто сотрудничаем, но и дружим, у нас даже есть идея снять полнометражный фильм как раз в жанре мокьюментари с их саундтреком.

Похоже, что с каждым новым клипом вы делаете все более брутальное видео.

Так и есть. И теперь уже музыканты сами выходят на меня.Вот скоро я буду снимать клип хеви-метал-группе «Черный обелиск». (Смеется.)

Дочь ведь пошла по вашим стопам?

Полина собиралась быть оператором. Потом засомневалась и отправилась на драматургический семинар к Юрию Клавдиеву, написала пару пьес, еще учась в школе, а затем взяла и поступила на актерский в Школу-студию МХАТ, откуда была благополучно отчислена— похоже, повторяет мой путь,— и сейчас уже очень хорошо учится в ГИТИСе.

Вы редко теперь бываете в Петербурге. Но в ближайшее время ситуация изменится?

Сейчас я являюсь участницей проекта «Режиссерские лаборатории Олега Лоевского» в разных театрах. В совершенно сумасшедшем режиме, за 3–5 дней, нужно сделать с актерами абсолютно внятный эскиз будущего спектакля. А руководство театра, критики и зрители выбирают тот из трех предложенных режиссерских эскизов, который потом войдет в постоянный репертуар. Недавно я была на такой лаборатории в Тобольске и в конце июня поеду туда ставить спектакль. А в мае в театре «За Черной речкой» я делала эскиз по пьесе Матея Вишнека «История медведей панда, рассказанная саксофонистом, любимая девушка которого живет во Франкфурте» с актрисой театра «Балтийский дом» Ольгой Белинской и актером БДТ Василием Реутовым. В результате в новом сезоне в этом театре должна появиться такая моя постановка. Конечно, я очень рада.


Дворец барона Штиглица (великого князя Павла Александровича)
Английская наб., 68 (1852–1862, 1887–1889)

Дворец для одного из богатейших людей России, основателя Училища технического рисования барона Александра Людвиговича Штиглица архитектор Кракау построил с царской роскошью. Неудивительно, что после смерти владельца дворец был выкуплен для младшего сына императора Александра II. К свадьбе великого князя Павла Александровича с греческой принцессой частичную переделку здания заказали архитектору двора Месмахеру. Но уже через два года дворец опустел: великий князь овдовел, женился морганатическим браком, жил за границей или в Царском Селе, а в 1919 году был расстрелян в Петропавловской крепости.


Текст: Виталий Котов
Фото: Полина Твердая
Стиль: Вадим Ксенодохов
Визаж: Юлия Точилова
Прическа: Юлия Седунова (Hudozhnikova Fashion Hair School)

Благодарим за помощь в организации съемки Санкт-Петербургский государственный университет

Лена,
Комментарии

Наши проекты