Рикардо Каволо: «В работе для Музея стрит-арта я зашифровал портрет участницы Pussy Riot»

Испанский художник и иллюстратор Рикардо Каволо, который делает принты для Cirque du Soleil и Nike, одним из первых прибыл в петербургский Музей уличного искусства, чтобы внести свой вклад в создание экспозиции, посвященной столетию Октябрьской революции. Мы узнали у стрит-артиста, как он относится к мятежам и что знает о российском искусстве.

Рикардо, расскажи, чем твои работы?

В целом, мои работы обычно основаны на личных историях людей и их портретах. Это аутсайдеры, люди вне общества – заключенные, цыгане, наркоторговцы, проститутки – все те, на кого нам обычно неприятно смотреть. И я стараюсь показать их светлую сторону, потому что эта сторона у них есть всегда; я знаю это из своего личного опыта, поскольку в детстве я десять лет прожил с цыганами. В этом моя работа: я воздаю им честь, которую они заслуживают.

Что означают символы в твоих рисунках?

Я очень люблю использовать символы в своих работах – глаз, пламя, вулкан, птица, флаг, – но мне бы не хотелось, чтобы где-то существовал гид, который бы подробно объяснял каждый символ. Я хочу, чтобы люди создавали собственное мнение об историях, которые я рассказываю. Если эта комета означает разное для меня и для зрителя – это прекрасно, это именно то, почему искусство демократично. Если я буду подробно объяснять каждый символ – потеряется магия.

Как именно твоя работа для выставки Музея стрит-арта связана с революцией?

Когда я готовил эскиз, я помнил о том, что выставка приурочена к 100-летию Октябрьской революции, но мне хотелось бы поговорить о той революции, которая нам всем нужна в будущем. Мурал «Бунт», который я сделал для Музея стрит-арта, показывает первую ступень революции – мятежи. Именно такие точечные восстания первыми способны изменить ситуацию; они похожи на первые языки огромного пламени, а необходимо, чтобы огнем была охвачена вся планета.

На боковых стенах работы изображены мы – обычные люди, которые стремятся что-то изменить, для чего им, как правило, нужны лидеры. Именно эти лидеры – мужчина и женщина, несущие с собой огонь, находятся на центральной стене.

Что ты думаешь о революциях в целом?

Революция для меня – это в первую очередь перемена, причем перемена к лучшему. Я верю, что в первую очередь любая революция происходит в головах, но поменять сознание миллионов людей – например, убедить их не голосовать за Трампа – действительно очень трудно.

Что тебе известно о современном искусстве в России?

Если честно – совсем немного. Почти ничего. Но дело в том, что если ты спросишь меня о современных художниках Испании, я скажу то же самое. Это не от недостатка уважения к тому, что происходит в искусстве в наши дни, а от того, что я по-настоящему одержим прошлым, искусством прошлых веков. Оно дает мне новый взгляд для объяснения того, что я сам делаю сейчас, и также мне очень нравятся форматы и материалы художников прошлого. Например, я очень люблю православные иконы – православное искусство было моим вдохновением с того момента, как я начал рисовать.

Могу сказать, что в России мне очень нравится на стыке искусства и моды – это Гоша Рубчинский. Также я много читал о выступлениях Pussy Riot; я верю, что такое искусство необходимо, и очень их уважаю, но я должен сказать, что это не мой тип искусства. Сам я никогда перформансов делать не буду.

St. Petersburg. Revolution vibes. #ricardocavolo #saintpetersburg #russia

Публикация от ricardocavolo (@ricardocavolo)

Как в этом аспекте выглядит наша страна в глазах иностранцев?

Мне сложно ответить на этот вопрос, поскольку, как я уже сказал, меня больше увлекает прошлое, чем современность. Если подумать, иностранцы в целом не очень понимают, что происходит в России. По моим ощущениям, большинство европейцев – и даже, возможно, русских – скорее смотрят в сторону США. И это грустно, потому что искусство должно быть более глобальным; мы должны больше внимания обращать на то, что происходит в Индии, Австралии, Китае, Корее или России – но мы этого не делаем.

Адаптировал ли ты как-либо свою работу для России?

В мурале для выставки Музея стрит-арта я зашифровал портрет участницы Pussy Riot в маске, однако главное в этой работе – все же обычные люди, которые и формируют движение. Обычно я никак не адаптирую свои работы для конкретной страны: у меня есть послание для всего мира, и я рисую его, куда бы я не ехал – в Мексику, Новую Зеландию или в Канаду. Вас и так окружает Россия – зачем вам еще напоминания о России от меня? Я приехал из Испании, и привез свой стиль и свою собственную вселенную, и для тех, кто придет на выставку, это небольшое окно в другую реальность.

Фото: Виталий Акимов

Текст: Дарина Грибова

Диана Смольякова,
Комментарии

Наши проекты