Кирилл Иванов о новом альбоме «СБПЧ»

В новом альбоме Кирилл Иванов остепенился и отказался от своего фирменного «детского лепета». Мы с трудом уговорили фронтмена «СБПЧ» еще немного полепетать о бурной юности.

   
 
Кирилл Иванов
Главное — не костенеть. Не становиться человеком, у которого на все есть ответы, который знает все, — таким бытовым мудрецом из «Фейсбука».
   

 

 

О профориентации

У меня в юности была тысяча занятий. Грузить ящики на пивзаводе — кайф! Я работал официантом, грузчиком, продавцом газет, репетитором. Тогда все хотелось попробовать, разное, чтобы жизнь хорошо прожить, чтобы было что рассказать сыну, товарищу, в интервью «Собака.ru». А сейчас я стараюсь делать только то, что по-настоящему интересно. Музыкой надо заниматься каждый день: в этом должна быть ремесленная составляющая. Прозрения, вдохновения ждешь долго, но за инструментом надо сидеть постоянно, держать себя в форме. Все классные музыканты так живут. Деймону Албарну ничего не надо, он написал великие песни, может жить на роялти, а ведь ежедневно приходит в студию в десять утра. Я так и стараюсь жить.

О незаконченном медицинском образовании

Я год не доучился в медицинском, понял, что не хочу работать врачом. Я-то себе представлял, что все будет как в Оксфорде: приходят интересные ребята, начитанные преподаватели рассказывают им удивительные вещи. Потом было отрезвление — первая лекция. Какой-то неумный косноязычный долдон нес какую-то фигню. И личное общение с врачами тоже не оправдало моих ожиданий. Есть единицы умных докторов, чеховского толка, с ощущением призвания, но большинство, мягко скажем, далеки от идеала. Я мало встречал интересных врачей. Современная российская медицина — это тяжелая, токсичная среда, словно армия: все друг другу подчиняются, много пустой писанины. Разочарование.

О работе на Пятом канале

Мне позвонил кинокритик Вася Степанов: пойдем, говорит, на Пятый канал, там невероятные изменения. Мне было лет девятнадцать, и я никогда не занимался телевидением. Писал для печатных изданий, был корреспондентом в журнале «Календарь». Мы придумали передачу о кино, пришли, а к генеральному продюсеру попасть там было очень легко: я просто постучался в дверь. Многие на Первом канале месяцами не видят Константина Львовича (Эрнста. — Прим. ред.). А тут просто парень пришел, и Александра Львовна (Матвеева, бывший генеральный продюсер Пятого канала. — Прим. ред.) меня пустила, послушала, сказала: «Про кино не надо, но есть тут одна передача, давай ты будешь ее вести». И потом все само пошло. Деньги платят, классно. Мы с Еленой Ваниной рассказывали о событиях околокультурной жизни за границей, как живут известные люди. «Их нравы». Сначала мы серьезно этим занимались, потом стало скучно, и мы начали врать. Мы писали полную ахинею, придумывали самые нелепые подводки: дед Снуп Догга был рабом и работал на плантации. Особо никто к этому не прислушивался. Хотелось, чтобы нам самим было интересно. Параллельно я начал работать корреспондентом в программе Ильи Стогова «Неделя в большом городе». Это было классно, весело. Со Стоговым мы еще вместе трудились над книгой диджея Слона про рейв. Я помогал Слону писать, а Стогов был литредактором. Мы ходили брать интервью у разных персонажей рейвреволюции, ездили в Москву. Получилась книжка. Нет, я ее не перечитывал. Как и альбомы свои не переслушиваю. Я проработал на Пятом канале примерно года три. Потом уехал в Москву.

Об НТВ

Полтора-два года я был на НТВ репортером программы «Главный герой». Потом у меня пропал задор, драйв, интерес. И у меня, и у моих коллег, которые не ушли, — у всех была тоска смертная. Вот только что было можно все, а стало ничего нельзя. Сменился круг тем, нужно было бесконечно ездить на всякие убийства: ученик посадил учительницу на нож или губернатор погиб. Хорошо помню только самый первый сюжет из Краснодара, душераздирающую историю в духе Капоте: годовалой девочке Соне Куливец по ошибке ампутировали руку. Началось «дело врачей». Потом, через год, я вернулся в Краснодар. Врач за это время покончил с собой в тюрьме. Все так и осталось непонятным. Странные родители, плохие больницы, неправильные диагнозы, а может быть, правильные. Такая история, где все неправы и правы, все виноваты одновременно. Для репортажа это интересно, но по-человечески — не самое приятное воспоминание. Хотя в этом еще была журналистика. А потом НТВ стало как «ЛайфНьюс», у них даже появился контракт. Нужно было тайно пробираться куда-то, кого-то выслеживать. Отношения к этому иметь не хотелось.

О «Фейсбуке»

Главное — не костенеть. Не становиться человеком, у которого на все есть ответы, который знает все, — таким бытовым мудрецом из «Фейсбука». Я с трудом могу это читать. Это очень болезненный опыт, когда люди пишут глупости, пишут о том, в чем ни черта не смыслят. И видно, когда это просто из желания, чтобы тебя услышали. В этом есть ощущение тоскливого несчастья. Эмоция становится важней твоего знания, квалификации. Меняется отношение к мысли, слову, тексту. Не остается квалифицированного собеседника. Хочется все же, чтобы люди писали глупости, предварительно хорошенько их обдумав. Обдуманная глупость — это очень ценно.

О пластинке

«Я думаю, для этого не придумали слово» Большим вызовом для меня стало то, что из «Самого большого простого числа» ушел Саша Зайцев. Он был моим главным соавтором песен. В итоге мы делали новый альбом с Ильей Барамией. С нами поет Лера Коган из ВИА «Татьяна», играет на живых барабанах Кирилл Борисов из Superficial Random Knowledge Porridge. На гитаре в нескольких песнях солирует Игорь Вдовин. Надя Грицкевич aka Наадя поет в одной песне — мы ее вместе написали. Еще в одной принял участие Паша Артемьев. Участвовала и девушкавокалистка из группы Roundelay — Полина Хвостова из Самары. Я хотел, чтобы было много женского вокала. Классно, что удалось всех собрать. Альбом танцевальный, целиком электронный, высокотехнологичный — с использованием семплеров, синтезаторов, секвенсоров. О чем получилась пластинка? Я думаю, что не бывает других произведений, кроме автобиографических. Нельзя отделиться от своего опыта. В новом альбоме все, что было важного в моей жизни за год. Все, что имело какой-то смысл. Иногда это выражено окольными способами. Так не задумывалось изначально, так само получилось. Я могу сказать, что в корне изменилось: это взрослый альбом. «СБПЧ» было принято считать группой с аллюзиями на детство. Здесь ничего такого нет. Есть идея, что новый диск — про девушек. Про то, какие они классные, как их несправедливо обижают. Ведь девушки в целом приятней мужчин.

Текст: Максим Поляков
Фото: Даша Ястребова

Комментарии (1)
Автор: sobaka
Опубликовано:
Люди: Кирилл Иванов
Материал из номера: Март 2014
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гость 9 июня, 2014
    http://prodawez.blogspot.ru/ Ваши покупатели Ваши покупатели http://prodawez.blogspot.ru/

Наши проекты

Читайте также