Петербурженка придумала, как помирить жильцов и рестораторов улицы Рубинштейна. Вот ее концепция

Конфликты на главной «улице раздора» Петербурга не утихают: жильцы, недовольные соседством с 72 заведениями, вывешивают плакаты с требованиями закрыть бары и изгоняют фестивали, одни рестораны закрываются, но на их месте вскоре появляются другие. Жительница улицы и девелопер Ася Козлова придумала, как исправить ситуацию: о своем методе решения проблемы она рассказала главному редактору «Собака.ru» Яне Милорадовской.

Почему меня это волнует

Я живу на Рубинштейна, 23 – это довлатовский дом, памятник регионального значения. А еще я девелопер с градостроительным опытом, с образованием от школы №1 в мировом рейтинге MBA. Последние два года провела в декретном отпуске. Чтобы сохранить рабочее состояние головы, я занялась преподаванием: читаю курсы по градостроительным дисциплинам в РАНХиГС и успела напитаться огромным количеством новых знаний, примеров со всего мира, которые собирала для лекций.

Ситуация сейчас максимально накалена

Сейчас конфликт вокруг улицы Рубинштейна максимально накален: появилось много спекулирующих на этой теме, все разрастается в мало контролируемый и неконструктивный ком. Среди жителей есть радикалы, которые говорят: «Закрыть все рестораны до одного», но есть и те, кто считает, что главное – найти баланс интересов. С рестораторами то же самое: есть те, кто налаживает диалог с соседями, а кто-то действует только в своих интересах и ни на что другое не обращает внимание. Потом конфликт гиперболизируют СМИ – и люди уже воспринимают друг друга врагами. Наличие проблемы я прочувствовала на себе: ты выходишь на улицу и понимаешь, что что-то неладно, особенно это ощущение усиливается вечером.

Проблема возникла, потому что улица изменилась быстро и неконтролируемо

В какой-то момент улица стала стихийно становиться монофункциональным (то есть служащим только одной функции) общественным коридором. Небольшие ответвления есть, но суть одна: мы идем на Рубинштейна поесть, выпить, шумно провести время в компании друзей. Неконтролируемая смена статуса произошла быстро: я помню времена, когда на улице было одно кафе-мороженое, потом в нулевые появился паб Mollie’s, открылся ресторан Makaroni – я его очень любила, дружила с управляющими. Потом маховик раскрутился года за три, был большой рывок, все начали открывать заведения здесь – в какой-то момент никто уже не анализировал, зачем, просто делал, как все.

Проблема появилась, так как инфраструктура не успела за изменениями: общественный коридор должен быть устроен не так, как жилая улица, ему необходимы более широкие тротуары, зелень, другое освещение, большее количество мест для отдыха и курения. Так как это не было переформатировано под новые функции, жители и рестораторы столкнулись лбами на маленьком пространстве. Мы должны были с этим что-то сделать, сказать: «Ребята, стоп! Надо что-то делать», но этого не произошло и ситуация стала критической. Однажды я поняла: «Ты же житель, градостроитель, девелопер с опытом. Что ты сидишь и сетуешь, что все плохо? Иди и делай!»

Конфликт можно преодолеть с помощью диалога

Я хотела, чтобы люди перестали ссориться и у них появились инструменты преодоления конфликта, чтобы взаимные упреки сменились совместным поиском решений и конструктивным диалогом.

Я спрашивала у знакомых по бизнесу и градостроительству, не хотят ли они со мной вместе бесплатно поработать над этой идеей. Согласилась компания «Арт-фасад»: она одна из первых в городе начала развивать малую урбанистику и благоустройство. Я собрала огромную аналитику по проектам со всего мира: как развивались Нью-Йорк, Вена, Прага, Париж. Основная тенденция сегодня — улицы объединенного пользования, на которых удобно всем: пешеходам, велосипедистам, автомобилистам. В результате «Арт-фасад» отрисовали схемы изменения территории. Потом с «Городскими проектами» Ильи Варламова мы сделали совместную концепцию – сейчас она опубликована на их сайте, они ее несколько повернули в пользу пешеходов. Мне это неблизко: не люблю геноцид одной группы в отношении другой, я за равноправие.

Но эти картинки — стартовая точка, они сделаны, чтобы люди, которые мало знают о современном градостроительстве и не бывают регулярно в Нью-Йорке, могли посмотреть, как улица может быть устроена.

Решение — серия встреч с разными пользователями пространства и создание концепции преобразования на основе выдвинутых предложений

Далее мы планируем организовать серию воркшопов с разными пользователями пространства: жителями, рестораторами, бизнес- и торговыми центрами, театрами, школами, чиновниками и экспертами. Встречи будут отдельными для каждой группы, на добровольной основе эксперты сообщества «Живые города» будут их модерировать. Они – независимые градостроители, которые ведут диалог в профессиональной среде, и у них есть эмоциональный нейтралитет, что очень важно. Воркшоп отличается от круглого стола тем, что на первом люди делятся своим мнением, а на втором – вырабатывают его. Люди будут небольшими группами по 8-10 человек придумывать решения общих проблем, высказывать, что из предложенного для них удобно, а что – нет, формировать свое собственное видение.

Первыми соберутся рестораторы, чтобы сформировать общие правила. У них уже была попытка наладить диалог, и они хорошо восприняли мою идею. У них тоже есть мотивация поменять положение вещей – когда ты постоянно находишься в стрессовой ситуации, сложно делать свое дело хорошо, невозможно одной рукой управлять бизнесом, а другой воевать. Самая сложная группа, как ни странно, — жители. Среди них есть люди полярных взглядов, при этом громче и активнее те, кто недоволен, сложно найти тех, кто спокойно может все проанализировать. Мы предложим жителям такой инструмент, будем рассказывать об этом, тогда естественным образом выделится та группа, которая внутренне поддерживает подобные механизмы и хочет самостоятельно в цивилизованной среде формировать свою среду обитания. Мне кажется, что такие люди есть. Дойдем ли мы до каждого из 4 500 жителей улицы? Не уверена, но мы будем пытаться.

Все это будет проходить в «Точке кипения» – это площадка на Петроградской со всем необходимым оборудованием. Это не очень удобно, но нам было важно, чтобы место было нейтральным, никак не задействованным в конфликте.

Потом все идеи соберут и проанализируют урбанисты и социологи, предложения будут разделены на жизнеспособные и нежизнеспособные: каждая группа, наверняка, предложит свои интересные инструменты, которые смогут работать на пользу улицы. А потом это все предстоит соединить и создать новую концепцию преображения.

Улицу нельзя сделать пешеходной, но и закрыть все заведения на ней недопустимо

Есть риск, что если мы сейчас не начнем действовать и не предпримем ничего против хаотичного развития, то Рубинштейна скатится в Думскую – не уверена, что за это борются агрессивно настроенные жильцы.

Основные проблемы сегодня – высокая концентрация разных групп пользователей и несоблюдение законов. По закону «О тишине» после 22 часов шуметь нельзя, но его никто не соблюдает: ни жители, ни рестораторы, ни посетители заведений. Пренебрежение правилами – это проблема нашего общества в целом, но в зажатом пространстве Рубинштейна это особенно ярко видно.

Есть проблема с обилием автомобилей, но, проанализировав ситуацию, мы пришли к выводу, что идея сделать улицу пешеходной совершенно недееспособна. Малая Конюшенная превратилась в тихую резервацию, потому что от Невского не идет никуда, это тупик. Для жителей это хорошо и комфортно, но в случае с Рубинштейна это неподходящий вариант: не позволяет система замкнутых дворов и пересекающих улиц, интенсивная точка на Пяти углах. Квартал нельзя так разрезать, нужно удержать баланс.

Есть избыток заведений, но, мне кажется, стоит разделить рестораторов, которые вешают камеры на фасады, и тех, кто разрушает здания-памятники. Нам пора увидеть разницу между ними, а еще понять, что улица Рубинштейна уже не является только лишь жилой и никогда больше таковой не будет. Сейчас соотношение жилых и нежилых помещений здесь – 76% на 24%. Уничтожить четверть — это, безусловно, «резать по живому». 

Проверено в других странах: запреты не работают, зато помогает стратегия «выскажись»

Я пытаюсь показать, что действительность, которая сегодня кажется некомфортной, может быть удобной для всех. Что есть уже выработанные и опробованные в других странах инструменты, которые мы можем совместно применить и решить, подходят они нам или нет. Но для начала мы должны внутри каждой группы понять, какой мы хотим видеть улицу Рубинштейна, что мы от нее ждем.

Я хотела бы объяснить людям, что запретительные меры не сработают, а вот стратегия «выскажись» помогла, например, в Канаде. В Торонто в ходе крупного проекта преобразования набережных людей спрашивали, чего им не хватает. Потом этот опыт повторили в Лондоне накануне олимпиады. Людей спрашивали, что им нужно: булочная, детский клуб или книжный магазин. То, что собирает больше всего голосов, будет успешным и не закроется завтра, так как на это есть спрос. Спрашивать людей – это полезно.

Преобразование Рубинштейна может стать уникальным кейсом для страны

Петербург в плане качества городской среды сильно отстает от Москвы, которая сделала колоссальный рывок за последние 2-3 года. Можно обвинять в этом бюджет, инертность граждан, что-то еще, а можно просто взять и начать двигаться. В Москве изменения спустились сверху, а Петербург в этом плане может и должен сделать градостроительный кейс, который станет примером для всей России. Если получится привести диалог сверху и снизу в одну точку, это будет уникальный опыт. Сейчас меняется восприятие власти: если раньше ты всегда входил в вигвам к вождю согнувшись, то теперь есть отдельные прогрессивные специалисты в администрации, с которыми вы можете говорить на равных, методично искать решения. Я познакомилась с главой Центрального района Максимом Мейксиным, он нашу идею тоже поддержал.

Как, возможно, стоит поменять улицу

На улице необходимы, например, деревья в кадках, потому что они зонируют ее, создают тень и безопасность, разделяя проезжую и пешеходную части, плюс они нравятся людям, а на Рубинштейна совсем нет зеленых локаций. Если организовать зеленую зону со скамейками, то там люди смогут курить вдали от окон. При этом мы понимаем, как это можно сделать хорошо и недорого: если сажать деревья в грунт, то придется перекладывать сети – город, скорее всего, на это не пойдет.

Ограничить проезд для всех, кроме резидентов и сервисного транспорта. Есть показательные фотографии, на которых улица по утрам в будние дни не запружена машинами, на ней всем хватает места. Ограничение поможет избавиться от пробок, а скорая помощь без проблем будет доезжать до цели. Сократить объем парковки. Если мы оставили только резидентов, то зачем нам столько парковочных мест? Визуально территория сразу станет чище. Выровнять проезжую часть с тротуарами – благодаря этому автомобилисты будут ездить осторожнее, так как понимают, что повсюду пешеходы. Организовать зону парковки для такси и зону ожидания. Нам стоит осознавать, что здесь много гостей и они должны иметь возможность спокойно покинуть это место. Устроить площадь и зону отдыха на Пяти углах. Сделать наконец-то музеи Довлатова, Берггольц, Рубинштейна. Это не должен быть Эрмитаж – их можно совместить с книжным, кафе, лекторием, продавать что-то. Это уважение к истории места, и ее важно сохранять.

Скорректировать график работы заведений. Необходимо в определенное время закрывать окна и двери. Сейчас с этим есть проблемы – это, пожалуй, самый серьезный триггер недовольства жителей.

В общем, необходимо восстановить баланс функций на улице. У нас есть огромный ресурс с точки зрения управления социальной средой, надо только начать это внедрять. Мы можем научиться более тонко чувствовать происходящее на наших улицах, разговаривать на понятном друг другу языке, чтобы одни начали реагировать на то, что продуцируют другие. Однако путь, который нам предстоит проделать — колоссальный.

 

«Собака.ru» будет следить за развитием ситуации и освещать этапы совместного планирования на сайте. Если вы хотите принять участие в создании концепции преобразования улицы, вы можете написать Асе на почту a.kozlova@europe2east.com.

Морозова Ксения,
Комментарии

Наши проекты