Эксперимент редакции: Как делается татуировка?

Новостной редактор нашего сайта Диана Смольякова рискнула набить рисунок между лопаток в студии Анны Каст. Звезда вечеринок и испуганная журналистка в два голоса рассказали об особенностях петербургских тату и о том, как жить на зоне с шедевром вместо куполов.

Здание бывшей табачной фабрики имени Клары Цеткин в Клинском переулке похоже на лабиринт минотавра, который сдали в аренду челнокам. Вывески гласят, что здесь есть все: ремонт телевизоров, студия кройки и шитья, турфирмы и салоны красоты. Но тату-студию найти несложно: пятиметровое граффити «KastHome» со спрятанной в центре рисунка дверью. Внутри: пять на пять метров комнатка, в которой мужской разрисованный манекен соседствует с портретом Анны Ахматовой. В уютном помещении двое: хозяйка, Анна Каст, маленькая женщина с татуированным телом, и похожий на русского богатыря мастер Никита. Пока татуировщик подготавливает рабочую зону, заливая в маленькие белые колпачки краску, Анна рассказывает, как она решилась открыть собственный бизнес:

«Свой тату-салон я открыла буквально за неделю. Это не просто студия, а творческое пространство: здесь проходят занятия для глухонемых, арт-встречи и просто посиделки за вином по вечерам. Несмотря на то, что комната небольшая, места всем хватает — скоро здесь же открою свою визаж-студию. Мне близка тема татуировок — сама не одну сделала. И они все говорят обо мне: есть рисунок «утка» — потому что я хожу как уточка, или вот клоун — я думаю, что они очень мудрые, я и сама женщина-клоун. Уверена, что татуировки влияют на жизнь. Буквально недавно к нам парень приходил — волка набил на плече. И пить после этого бросил. Совсем. Так бывает»

Я даже не выбирала эскиз, но знала форму татуировки, тему и место. Никите этого оказалось достаточно, и я сразу согласилась с его выбором — в треугольнике плескалось лазурное море, которое переводным рисунком отпечаталось у меня между лопаток. Мастер приступил к работе. Ощущения не из приятных — такое чувство, что твоя зубная электрическая щетка обозлилась на тебя, нарастила лезвие и впилась в спину. Когда игла доходит до позвоночника — боль раздается по всему скелету. Но это действительно терпимо. Мне стыдно, что я охаю и пищу, поэтому я задаю Никите вопрос о других клиентах.

— Как люди реагируют на боль? Падал ли кто-нибудь в обморок на сеансе?

— Всем больно, но недавно у нас был огромный мужчина-качок — я ему только контур стал бить, а ему поплохело так, что мы испугались.

Как менялась мода на тату?

— Лет десять назад все как один приходили бить трайбл — такие узоры, как у Клуни в фильме «От заката до рассвета». Теперь их переделывать ходят. А так: бабочки и кошечки во все времена пользовались популярностью. Есть и ЧПХ-татуировки: я бил Петропавловскую крепость, герб Петербурга, портрет Петра. По мере того, как появляются новые направления, приходит и мода на них: сейчас колют блэкворк и дотворк: первые — это нанесение на большую площадь тела черной краски, второе — когда рисунок состоит из большого количества точек. Но такое идет не всем, если девочки с надутыми губами просят, я не очень их понимаю.

— Что ты думаешь по поводу тату на животных?

– Я по образованию ветеринар. И вскоре откроем филиал в ветклинике, будем бить зверям. Меня однажды друзья на празднике попросили коту сфинксу на лбу наколоть «За ВДВ». Но кот вырывался, поэтому не вышло. Так что, конечно, это под наркозом делать нужно.


— С татуировками связано много предубеждений у старшего поколения. Одну мою подругу бабушка спросила: «А как же ты в тюрьме-то с этими татуировками будешь сидеть»? 

Анна (смеется):  О, я даже думала об этом! Уверена, что с красивыми тату наоборот, будет почет и уважение, сокамерники с куполами на руках носить будут!

Никита: Видел однажды татуировку тюремную, да такую, что сам бы вряд ли повторил. Их же расплавленной подошвой сапога бьют иглами тупыми. Но у одного парня на руки «Спаси и сохрани» так ровно и красиво было набито, что я не представляю, как можно было на коленке это сделать. Но на самом деле, нередко родители берут пример с детей: не раз к нам приходили юноши, а потом следом и мам своих приводили: бабочки-цветочки бить.

— Испорченные татуировки часто приходится переделывать?

— Нередко. И это даже не смешно, а очень грустно. Договариваются с горе-мастерами за бутылку пива, а потом приходят. Но, кстати, и старые тату необходимо раз в пять лет поправлять — краски выцветают.

Татуировку мне делали около трех часов. Под конец я от боли уже слабо слышу и соображаю. Анна с Никитой меня поддерживают, но легче не становится — чем дольше делается татуировка, тем тяжелее. Но когда я уже готова разреветься, оказывается, что все — рисунок готов. Мастер рассказывает, как теперь ухаживать первые две недели, а затем подводит к зеркалу. Свежеобретенный треугольник невыносимо жжется, но я вижу сквозь второе зеркальце свою спину — на ней, как будто красками нарисованный, плещется океан. Я выдыхаю: «Никита, тебе бы позавидовал Айвазовский». А Анна заключает: «Ради красоты можно терпеть. Красота — это самое главное на свете».

Тату-студия «KastHome»
Клинский пр., 25


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также