Литбез: «Доброй ночи, Краков» Саши Филипенко

Сайт «Собака.ru» запускает новую рубрику, посвященную работам молодых писателей. Первую рукопись сдал Саша Филипенко из серии своих «Евразийских рассказов».

ДОБРОЙ НОЧИ, КРАКОВ

Доктор Яцек Качмарски осмотрелся по сторонам. Посетителей не было. За окном разливалось зимнее солнце и валил снег. Он пришел первым. За барной стойкой хозяин старательно натирал вилки. На барной стойке прилежно спал кот.

Доктор Яцек Качмарски сделал глоток. Чай оказался крепким и горячим. Доктор Яцек Качмарски не любил такой чай. Такой чай подавали в советских поездах. Не чай, но чифирь. После него всегда болела голова, подташнивало, оставался неприятный привкус во рту. Доктор хорошо помнил его еще с тех времен, когда студентом ездил на учебу в Москву, чтобы стать тем, кем он стал.

Доктор Яцек Качмарски устал. Операция длилась всю ночь. Человек не хотел умирать, но умер. Утром. Доктор Яцек Качмарски решил зайти в бар.

Закрыв лицо руками, Яцек Качмарски принюхивался к собственным ладоням. Они чем-то пахли. Ржавчиной или кровью – доктор Яцек Качмарски не мог понять. Яцек обнюхивал пальцы и ногти, запястья и обручальное кольцо, которое до сих пор не снял. Запах не поддавался. Словно мусульманин в молитве, доктор Яцек Качмарски несколько минут гладил свое лицо.
– Яцек, что ты делаешь?
– Руки чем-то пахнут – не могу понять чем…

Отложив в сторону белое полотенце, лысый, полный мужчина вышел из-за барной стойки и подошел к столу.
– Дай сюда! – Яцек протянул руки.
– И правда – принюхавшись, озадаченно сказал хозяин.
– Первый раз в жизни чувствую этот запах...
– Приятный запах надо сказать…
– Да, запах довольно приятный… – согласился Яцек.
– Ты сегодня оперировал?
– Да.
– Успешно?
– Нет.
– Прямо совсем плохо?
– Совсем…
– Может так пахнет смерть?
– Что за пошлости ты говоришь, Войтек? Смерть так не пахнет…
– А как пахнет смерть?
– Смерть вообще не пахнет.
– Пу-у-у-у-ф… тогда не знаю! Мне вообще надо приборы протирать!
– Сделай мне еще чай, пожалуйста! Только не такой крепкий…
– Все ты сики святой Вероники пьешь. Я не умею так заваривать!
– Войтек, сделай, пожалуйста, так, как я прошу!

Пан Войтек вернулся за стойку. Яцек посмотрел на правую руку. Запах не выветривался. Он был в подушечках и заусенцах, в маленьком шраме и в фалангах. Доктор Яцек Качмарски безуспешно пытался понять его, но ничего не выходило. Когда в бар зашел пан Лукаш Буравски, безработный как и все антропологи антрополог, хозяин заведения (Войтек Лабиевски) попросил помочь:
– Лукаш, понюхай руки Яцека!
– Вот еще! Он что королем стал?! С какой стати я должен нюхать его руки?!
– Они очень интересно пахнут! Мы не можем понять чем!
– Это что за шуточки?! Это что какой-то розыгрыш?!
– Да нет! Никакой это не розыгрыш! Тебе что сложно?! Понюхай тебе говорят!

«Каждому вошедшему в бар гостю вменялось понюхать руки доктора Качмарского и незамедлительно дать ответ»
 

Пан Лукаш подошел. Доктор Яцек протянул левую ладонь. Пан Лукаш понюхал. 
– Мылом пахнет!
– Нет! Это не мыло! Мыло, которым я мою руки в госпитале, пахнет не так!
– Вы у меня спрашиваете чем пахнет – я вам отвечаю! Пахнет мылом! Какой смысл спрашивать, если вам не нужен мой ответ? Знаете в чем беда всех поляков?!
– Нет, это не мыло! – перебил доктор Яцек.
– Откуда вы можете знать, что это не мыло, если сами не знаете, что это за запах?!
– Не знаю – согласился Яцек, но про себя лишь утвердился во мнении, что его руки пахнут чем-то другим.

Пан Мацей Цибульский, флорист, который зашел в бар сразу после пана Лукаша Буравского, заявил, что руки доктора Качмарского пахнут женой:
– Чьей женой? – поинтересовался Яцек.
– Твоей конечно! – ответил Мацей.
– Откуда тебе известен запах моей жены?
– Он мне не известен! Не беспокойся! Но как только я понюхал твои руки, сразу вспомнил о твоей жене! И розах...

Версия Мацея Цибульского всем понравилась. Войтек и Лукаш еще раз понюхали руки Яцека и сошлись во мнении, что запах вполне себе женский. На это наблюдение Яцек Качмарски заметил, что пани Качмарска ушла от него три года назад, а последние два года вообще живет во Вроцлаве. Этот ответ чрезвычайно воодушевил антрополога Лукаша Буравского. Он объявил, что все сходится и дальнейшее расследование следует немедленно прекратить:
– Вот видишь Яцек: жены нет, а руки помнят!
– Не говори чепухи, это не ее запах!
– Ну… дело твое – с улыбкой ответил Мацей, и выпил первую за утро стопку водки.

В течение дня появилось еще несколько версий. Биолог Кшиштов Бош полагал, что руки Яцека пахнут Вислой. Экскурсовод Дональд Фабьянски настаивал на том, что ладони доктора отдают медью. Каждому вошедшему в бар гостю вменялось понюхать руки доктора Качмарского и незамедлительно дать ответ. Одни чувствовали «только» кожу, другие улавливали нотки мороза, сукна и горностая.

К вечеру двадцать первого января тысяча девятьсот девяносто восьмого года, доктор Яцек Качмарски услышал порядка сорока версий. Все они имели право на существование и ни одна из них не устраивала Яцека. В полночь, обессиленный и разочарованный, доктор Яцек Качмарски решил поехать домой.  В дороге пассажир разговорился с таксистом. Яцек Качмарски перечислил водителю все озвученные версии: рыба, хвоя, асфальт; пластмасса, сера, миндаль. 

Выслушав доктора и с позволения понюхав его руки, Ежи Стефанович, таксист с сорокалетним стажем, с уверенностью заявил: 
– Ваши руки пахнут Краковом, доктор, приехали...


ОБ АВТОРЕ

Саша Филипенко — сценарист «Первого канала» и телеведущий «Дождя». Приложил руку к программам «Прожекторперисхилтон» и «Мульт личности». В свободное время пишет рассказы в блог.


  • Автор: Umyarov
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также