Валерий Тодоровский: «Тот, кто пахал, и становится примой»

Режиссер готовит к премьере 11 мая балетную драму «Большой», где в роли отставной примы мы увидим Алису Бруновну Фрейндлих. А тем временем спродюсированный Тодоровским сериал «Оптимисты» уже вышел в эфир.

Почему фильм вдруг про балет, причем с такой любовью и лаской? Вы настоящий балетоман?

Я никогда им не был. Просто ходил на балет как любой обыватель, раз в три года. Но в какой-то момент меня цепануло, и я подумал, что жажду оказаться за кулисами и посмотреть, как там все устроено. Мне хотелось увидеть этих людей ближе, пожить с ними чуть-чуть. Я говорил о вероятном проекте с несколькими сценаристами — все отвечали «Да, круто», но ничего не происходило. Пока в один прекрасный день я не обсудил его с петербуржцем Ильей Тилькиным. Он сказал: «Через два дня будет подача заявок в Фонде кино». И мы за ночь, чтобы успеть к сроку, по скайпу сочинили очень хороший синопсис. Дальше идею начала развивать замечательная сценаристка Настя Пальчикова, а нам открыли двери Большого театра. За время подготовки картины там сменилось руководство: ушел Иксанов, появился Урин, и нам надо было убедить Владимира Георгиевича, что мы не желтая пресса, — сразу после истории с кислотой. Нас там никто не хотел. Но я ходил на спектакли, стал смотреть их из-за кулис, как всегда хотел, начал дружить с балетными. Потихоньку я втянулся и полюбил этот мир. Потому что кроме мышц и натруженных пальцев в балете есть законченная красота, за которой кровь, пот и слезы должны спрятаться. Это в тысячу раз тяжелее, чем любой спорт. Ты не можешь показать труд, он должен раствориться, когда выходишь на сцену.

А как в фильме появилась Алиса Бруновна Фрейндлих?

В сценарии была написана роль для выдающейся женщины. Она в годах, вздорная, тяжелая, гениальная. Жестокая, но способная на любовь. Таких актрис уже почти не осталось, это поколение уходит. Много лет назад я снимал Алису Бруновну (в «Подмосковных вечерах». — Прим. ред.), и у нас достаточно теплые отношения. Сейчас все время спрашивают: «Как вам удалось заполучить Фрейндлих?» Но зачем уговаривать актрису, если ты даешь ей хорошую роль? Уламывать большого артиста и ползать на коленях приходится, если ты предлагаешь сыграть халтуру. А уж кто-кто, а Алиса Бруновна может отличить хорошую роль от плохой. Как и положено серьезному профессионалу, она пошла в Вагановскую академию — подсматривать за педагогами. Ведь они по-другому ходят, у них своя манера говорить, ругать и хвалить. Когда мы начали снимать, для нее уже не было загадкой, кто эти люди и что они делают.

Главная героиня Юля попадает в одну мутную историю за другой — и всякий раз получает второй шанс. Вопрос к вам как к руководителю: сколько раз вы можете недисциплинированному человеку дать еще одну возможность?

Я понял такую вещь, и это касается не только балета: справедливость есть, и справедливости нет. Тот, кто пахал, и становится примой. Но по-настоящему талантливый человек получает все же еще один шанс — и это тоже по справедливости. Хотя замечу: людям дают один второй шанс, а не четыре. В фильме затронута важная тема про «наследуемые проклятия». Да, героиня говорит: «Я буду танцевать Аврору». А мать отвечает: «Что, никого лучше не нашли?» С этой установкой на саморазрушение ей и предстоит бороться. Но если сначала она советует брату «не лезть, потому что все равно никуда не пустят», то в финале выходит на сцену.

Что сказали о «Большом» балетные?

Педагоги-репетиторы были с нами каждый съемочный день, и мы часами работали над правильной постановкой ног, например. И им, и мне было важно, чтобы в деталях не было фальши. Так что больше всего я боялся именно их реакции — они очень внимательны к деталям. Но тьфу-тьфу-тьфу — все довольны.


Талантливому человеку дают второй шанс, но только один, а не четыре

Будет ли фильм трансформирован в сериал?

Когда я смонтировал первый вариант картины, получилось три с половиной часа. У меня осталось еще час или два материала, который я вырезал из финальной версии, — действительно хороших драматических сцен. Думаю, что реально из этого сделать мини-сериал на четыре эпизода. Но если это все же случится — это будет вообще другой фильм.

Вы спродюсировали сериал «Оптимисты» Алексея Попогребского, первые серии которого уже вышли на канале «Россия 1», где вы опять вернулись к теме «оттепели».

В последнее время было снято немало костюмных фильмов на тему российской истории, но к «оттепели» режиссеры обращались не так уж часто. А это было особенное, красивое время, когда после десятилетий репрессий появились и надежда, и возможность жить. И мы рассказываем о молодых дипломатах из МИДа, маленьких людях в большой системе, которые наивно полагают, что могут изменить мир.

Что касается доли проката русских и голливудских фильмов, вы говорите, что нам нужно научиться держать удар.

Национальные индустрии, которые сопротивляются Голливуду, можно перечислить по пальцам: Франция, Китай, Корея, Индия, Россия. Думаю, это большое достижение, что у нас есть эти амбиции и мы продолжаем делать попытки. Они могут быть не всегда удачны, но мышцы можно нарастить только в борьбе, постоянно тренируясь. И наша индустрия этими мышцами обрастает. Я бы не стал говорить, что мы стопроцентно проиграли эту битву. Мне кажется, она только начинается.


Внимание, спойлер «Большого»! Девочка из провинции Юля (в детстве — Екатерина Самуйлина, потом — Маргарита Симонова), эдакий Билли Эллиот, приезжает в балетный интернат и попадает под опеку Белецкой, великой отставной балерины. Через тернии, боль, свое раздолбайство и кордебалет она движется к великой цели: станцевать Одетту на сцене Большого театра. На ее пути соперницы, но кислота в лицо и стекло в пуантах — слишком банально для Тодоровского.

Текст: Семен Кваша

Фото: Иван Кайдаш


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме