Репортаж: Как Рената Литвинова снимала фильм о Бродском в Петербурге

Рената Литвинова с командой актеров провела в Петербурге пять дней на съемках заключительной части альманаха «Петербург.Селфи». Во дворе университета ФИНЭК и на набережной канала Грибоедова, в старинном особняке Брусницыных и павильонах воскресшего «Ленфильма» снимали фантасмагорическую новеллу «Сны Иосифа» о поэте Бродском.

Вплоть до первого удара кинохлопушки (и снимков в «Инстаграм» Ренаты Литвиновой) актерский состав держался в тайне. А о сюжете было известно только то, что Рената решила «Спасти Иосифа» (первое название новеллы) и рассказать историю о том, как команда физиков-поэтов отправляется из современного Петербурга в Ленинград образца 1964-го, чтобы изменить историю: выкрасть из зала суда Бродского. «Наше новое все» сыграл молодой актер Сергей Давыдов, а его друга, писателя Сергея Довлатова, исполнил Максим Виторган. Также в картине снимаются звезда недавней премьеры «Он – дракон» Матвей Лыков, актриса Любовь Инжиневская и дочь бывшего вице-губернатора Петербурга Лидия Метельская. Героических физиков-литераторов при том играют самые настоящие петербургские поэты: среди них, например, редактор киножурнала «Сеанс» Константин Шавловский и литератор Илья Возняков.

На съемочной площадке мы выяснили, что в фильме еще как минимум две сюжетные линии. В первой задействована актерская семья: мама, которую играет сама Рената, и ее дочери: Яна Сексте, студентка школы-студии МХАТ Софья Павловна Заика и настоящая дочь Литвиновой 15-летняя Ульяна Добровская. Вторая линия — это сны Иосифа, олицетворяющие его страдания.

Софья Заика, актриса

Рената предложила мне роль без проб. Я играю ее дочь. У нас актерская семья — я артистка; младшая, которую играет Ульяна, тоже начала сценическую карьеру; а другая сестра, героиня Яны Сексте с горбом — помощник режиссера. Мистически мы снимали семейные сцены в невозможно красивом особняке Брусницыных — мы спелись в одну семью, любящую, но очень ядовитую, много импровизировали — это создало свою киноправду».

Сновидения Бродского воплотили на «Ленфильме». В огромном пыльном павильоне стоят декорации: в одном конце разместились огромное ветвистое дерево и морской скалистый пейзаж, на который съемочная группа примеряет картонные дирижабли. В другой части помещения — группа актеров жужжит почти шаманским гомоном — толпа на разные лады нараспев читает Бродского. И тут начинает звучать он сам: его хриплую медитативную песнь включают на смартфоне Соня Заика и Яна Секте — консультируют Ульяну Добровскую перед съемками. «Ты проговаривай очень медленно, нараспев, не глотай окончания». Поспевает на помощь Виторган — в кожаной потрепанной куртке, с сигаретой в зубах, советует: «Пой, не стесняйся!». Ульяна послушно проговаривает, а Сексте заводит: «Когда от холода горбат...». Заика тут же шутливо тыкает ее в бутафорский горб — он торчит у нее из-за плеча.

Яна Сексте, актриса

Горб — это тоже персонаж, вокруг него будет крутиться история. При том сюжет нельзя точно предугадать — Рената — это стихия! Вчера снимали сцену — в сценарии было изначально шесть строк, и я даже не помню, прозвучали ли они в итоге или нет. После команды «Начали!» шли 15-минутные дубли и все это была импровизация. Я не знаю, что в итоге получится, но работать в таком проекте очень интересно. Она доверяет нам в импровизациях и только приветствует — она сама такая и есть. Я вчера сказала своему мужу по телефону, что испытываю невероятный азарт и счастье. И даже ненормированный рабочий график — это не тяжело в такой команде».

   

Съемки начинаются. Рената Литвинова в простом черном платье и с изящным бледно-голубым шарфом на голове семенит к группе актеров и командует: «Товарищи поэты! Начинаем!». Ей будто эхом отзывается мужской голос «Товарищи поэты! Начинаем!» и «дочери Ренаты» и поэты по очереди читают стихи Бродского — каждый по несколько строк. В конце сцены вступает Виторган, заканчивая выступление словами «Простите!» и уходит. Литвинова выдыхает: «Было!». Раздаются робкие аплодисменты. «Как «было»? Я ведь ошибся!», — сознается Виторган. Ему шутливо советуют: «Никому не говори! Никто не заметил, на твое счастье!». Атмосфера нервная — предпоследний день съемок, все настроились работать до шести утра.

Но есть на площадке свой «островок спокойствия» — декорация самолета в разрезе. Сквозь бутафорские иллюминаторы светит прожектор, а на креслах неподвижно сидят барышни в невероятных платьях. Будто опахалом от дым-машины ассистент гонит на них густой туман железным листом. Стойкое ощущение сна разрушает развеселый Виторган — он приближается к девушкам и уже через минуту из-за плотной белесой завесы доносится хохот. Они как будто мигом расколдовались и вышли из сумрака прямо под прицел объектива Фрола Буримского — партнера марки Ulyana Sergeenko, в платья которой и одеты героини картины.

Надежда Васильева-Балабанова, художник по костюмам

Задача, которую ставила Рената Литвинова — чтобы не было нафталина и была красота. Некоторые наряды сшила я, а другие для съемок любезно предоставила подруга Ренаты дизайнер Ульяна Сергиенко. Я посмотрела на сайте бренда, что нам сможет подойти, а затем всё привезли. В итоге мы объединились: например, платья были Ульянины, а пальто — мои.

Исторические шестидесятнические вещи были взяты из гардероба «Ленфильма». У нас очень много сшитого, сделанного вручную, типа костюма крыс, специальной линии белья, нарядов сказочных волшебниц с вышивками (там серебряные и золотые ласточки, месяцы на головах). Это референс из сказки «Золушка»: у матери волшебницы самая большая корона, у старшей дочери — поменьше, у средней — еще меньше, а у младшей — самая крошечная. Это все было сделано вручную со всеми креплениями, бриллиантами, чтобы больше сверкало. Некоторые вещи после съемок мы решили использовать на благотворительных аукционах».

Каким будет фильм — не знает даже съемочная команда. Сценарий очень живой и меняется прямо на площадке. И даже сцена с «дочками» Ренаты и настоящими поэтами, читающими Бродского, была мгновенной придумкой режиссера. Метод Литвиновой — это чистая импровизация, рожденная глубоким сочувствием — режиссера задел за живое факт несправедливого суда над Бродским. А значит, Иосиф все же будет спасен.

Напомним, Литвинова снимает заключительную часть киноальманаха «Петербург. Селфи» — остальные шесть новелл уже сняли другие женщины-режиссеры: Оксана Бычкова, Авдотья Смирнова, Анна Пармас, Аксинья Гог, Наталья Назарова и Наталья Кудряшова. В прокат картина выйдет осенью 2016 года.

Текст: Диана Смольякова
Фото: пресс-служба, Артем Котелевец

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также