Путеводитель от Александра Друзя: что посмотреть на Невском проспекте?

В издательстве «АСТ» выходит книга «Петербург. Пешком по городу» знатока клуба «Что? Где? Когда?» и четырехкратного обладателя «Хрустальной совы» Александра Друзя. Мы публикуем отрывок из путеводителя, в котором рассказывается про Невский проспект и его доминанту – Аничков мост.

Невский проспект.

Аничков мост.

Аничков мост несколько раз перестраивали, в 1842 году его расширили, и было решено по ставить на мосту статуи «Укротителей коней», которые скульптор Петр Клодт изваял для установки на набережной Невы у Академии художеств. То место заняли знаменитые египетские сфинксы, а «Укротителей» перенесли на мост.

Долгое время на западном его конце стояли бронзовые статуи, а на восточном — их гипсовые копии. Когда Клодт отлил в металле вторую пару, Николай I вместо того, чтобы заменить копии, послал скульптуры в подарок прусскому королю. Отливку статуй повторили, но вновь кони были отправлены в качестве подарка, на этот раз королю неаполитанскому. И тогда скульптор изготовил две другие, совершенно оригинальные статуи, дополняющие рассказ об укрощении коня человеком. Они и установлены с восточной стороны моста.

По легенде, Клодт, работая над скульптурами, решился отомстить одному из своих давних обидчиков и изобразил его лицо под хвостом одного из вздыбленных коней. Некоторые, правда, утверждают, что там находится профиль Наполеона и указание унизить императора французов поступило свыше. В любом случае, довольно часто на мосту можно увидеть людей пытающихся удостовериться в существовании этого профиля между ног ближайшего к Аничковому дворцу коня.

Кони Клодта на Аничковом мосту стали символом нашего города. В 1941 году, во время блокады, чтобы защитить статуи от обстрелов, их зарыли в саду Дворца пионеров — Аничкова дворца.

Аничков дворец начал возводить архитектор Михаил Земцов по приказу императрицы Елизаветы Петровны. Он строился на месте Преображенского полкового двора в память о том, что отсюда зимней ночью 1741 года дочь Петра I в сопровождении гвардейцев отправилась завоевывать престол. Дворец строился больше 10 лет, и заканчивал его придворный архитектор Бартоломео Растрелли. Основным своим фасадом здание обращено к Фонтанке, от которой к нему был проложен канал. Дворец был подарен императрицей графу Алексею Разумовскому, ее соратнику по перевороту и, как говаривали, тайному мужу. Владельцы дворца менялись, в 1770-х он принадлежал князю Потемкину, которому его подарила Екатерина II, некоторое время им владел разбогатевший купец Гостиного двора Шемякин.


Довольно часто на мосту можно увидеть людей, пытающихся удостовериться в существовании профиля между ног ближайшего к Аничковому дворцу коня

В 1817 году хозяином здания стал Великий князь Николай Павлович. После его вступления на российский престол Аничков дворец начал официально называться «Собственным Его Императорского Величества дворцом». Здесь устраивались балы для особ, приближенных ко двору.

Когда в 1834 году Пушкин был удостоен придворного звания камер-юнкера, он объяснял такую милость тем, что «двору хотелось, чтобы Наталья Николаевна танцевала в Аничкове». Присутствие поэта на придворных балах неизменно заканчивалось для него высочайшим выговором, потому что, то ли в знак протеста, то ли по небрежности он постоянно нарушал придворную форму одежды.

Вплоть до революции дворец находился в собственности царской семьи. После Октября он долго пустовал, и когда встал вопрос о создании в Ленинграде Дворца пионеров, власти решили передать детям Аничков. Дворец пионеров открылся в 1937 году.

Для занятий с детьми были приглашены выдающиеся ученые, лекции по искусству читал Орбели, ансамбль песни и пляски возглавил Дунаевский, шахматную секцию — Ботвинник. Ныне Дворец творчества юных, в который превратился Дворец пионеров, — крупнейшее в Европе учреждение дополнительного образования.

Мы пересекаем Фонтанку и оказываемся за границей города XVIII века. В те времена здесь располагались загородные резиденции вельмож. В 1797 году владельцем усадьбы, находившейся за Аничковым мостом на Невской першпективе, стал князь Александр Михайлович Белосельский-Белозерский. Потомок Рюрика, он был дипломатом и одним из образованнейших людей своего времени, прославившийся переводами на французский язык стихов Ломоносова, Державина и других русских поэтов. По его заказу архитектор Тома де Томон построил в стиле классицизма дворец, выходящий фасадом на Невский. Через 50 лет мода на классицизм прошла, и Белосельские-Белозерские поручили придворному зодчему Андрею Ивановичу Штакеншнейдеру перестроить здание.

Приступая к работе и взяв за образец творения Растрелли, архитектор говорил: «Единственная моя цель построить нечто похожее на Строгановский дворец». Замысел удался, и современники называли дворец Белосельских-Белозерских «одним из красивейших частных домов столицы как по внешней, роскошной архитектуре, так и внутреннему великолепию покоев». В здание входили по роскошной лестнице с ажурной решеткой. Дворец украшали мраморные камины, бронзовые люстры, наборный паркет и большое количество зеркал. Стилизуя интерьеры в стиле рококо, Штакеншнейдер использовал подлинные картины Ван Лоо и других живописцев XVIII века. С 1884 года дворец принадлежал царской семье. Его хозяином был великий князь Сергей Александрович, впоследствии ставший московским генерал-губернатором и убитый эсером Каляевым. На балах здесь часто бывали Александр IIIс супругой. Императрица самозабвенно любила танцы и готова была танцевать до утра. Чтобы пораньше уехать домой, царь просил своего адъютанта, под разными предлогами, вызывать музыкантов из оркестра. Когда оставались один-два музыканта и музыка прекращалась, император подходил к супруге и удалялся с бала.

Перед революцией дворцом владел великий князь Дмитрий Павлович, кузен Николая II, один из участников покушения на Распутина. Здесь он находился под недолгим домашним арестом после убийства «святого старца». После Октября во дворце долгие годы располагались Куйбышевские райкомы партии и ВЛКСМ, благодаря которым уникальные интерьеры сохранились. Сегодня здесь находится Городской культурный центр. Выставки и концерты, организуемые им, всегда становятся событием культурной жизни города. Кроме того, во дворце открыт музей становления демократии в современной России имени Анатолия Собчака.

Напротив дворца Белосельских-Белозерских — еще одно интересное здание — Дом журналиста (Невский пр., д. 70).

В середине XVIII века участок слева по Невской першпективе от Фонтанки до Литейного проспекта принадлежал генерал-полицмейстеру столицы Алексею Татищеву, тому самому, который предлагал выжигать на лбу у клейменых каторжников, осужденных по ошибке, перед словом «вор» частицу «не». После смерти этого изобретательного чиновника, наследники продали его усадьбу, она была разделена на отдельные дворы, которые достались разным владельцам. Участок дома 70 в 1830 году купил генерал И. О. Сухозанет. Он, окончив кадетский корпус, всего за восемь лет превратился в генералы, пользуясь противоестественной благосклонностью к нему главнокомандующего артиллерией Яшвиля. Сухозанет отличился в войне с Наполеоном, особенно в битве под Лейпцигом,когда по своей инициативе выдвинул вперед артиллерийские орудия, отразившие решительный натиск французов. Так же действовал генерал и 14 декабря 1825 года, когда, командуя артиллерией Гвардейского корпуса, он привел на Сенатскую площадь орудия и отдал приказ стрелять по восставшим картечью. Этим Сухозанет заслужил признательность Николая I на всю оставшуюся жизнь. При подавлении польского восстания генералу ядром оторвало ногу, и император дал ему должность директора Военной академии, по словам Пушкина, «как спокойное местечко в доме инвалидов». Руководя учебным процессом, Сухозанет придерживался принципа «без науки побеждать возможно, но без дисциплины никогда».

Хотя Пушкин называл генерала человеком «запятнанным», его дом, построенный архитектором Квадри, был одним из великосветских салонов Петербурга. Вестибюль, облицованный белым искусственным мрамором, вел в парадные помещения верхних этажей. В их оформлении использовалась лепка, роспись, плафоны на военные сюжеты, выполненные известными художниками Висконти и Виги. Хозяин дома был заядлым картежником, и после его смерти наследники, чтобы погасить его долги, продали дом. В нем расположилось Купеческое общество — орган самоуправления петербургских торговцев и промышленников. Оно владело зданием вплоть до революции. При советской власти здесь находились различные учреждения, а в 1972 году дворец передали Союзу журналистов.

Следующая улица, отходящая от Невского вправо — улица Рубинштейна, самая ресторанная улица Петербурга (подробнее о ней — в прогулке по Фонтанке).

А мы приближаемся к оживленному перекрестку трех проспектов. Направо от Невского отходит Владимирский проспект, налево — Литейный.

Название Литейный — одно из старейших в городе. В 1711 на левом берегу Невы началось строительство литейно-пушечного двора. Рядом с ним выросли рабочие слободы — Литейная и Пушкарская. Чтобы соединить этот район с южной частью города до Большой перспективы (Невского проспекта), прорубили широкую просеку, постепенно превратившуюся в улицу. В 1918 году, после убийства Володарского, проспект переименовали в его честь. За две недели до снятия блокады города, 13 января 1944 года, проспект Володарского снова стал Литейным.

За Литейным проспектом, на противоположной стороне Невского, видно желтое здание Дома актера (Невский пр., д. 84).

Когда-то на его месте была усадьба с деревянным домом, окруженным садом. В конце XVIII века ее приобрел князь Куракин, построивший здесь большой каменный дом. В 1820-х годах архитектор Овсяников украсил главный фасад шестиколонным портиком и возвел боковые флигеля. В середине века дом принадлежал богатейшему откупщику, промышленнику и благотворителю Дмитрию Бенардаки. По его распоряжению архитектор Фос-катти увеличил и вновь оформил парадные помещения. В них располагался один из самых аристократических клубов Петербурга — Английский. В его залах нередко выступали Некрасов, Лев Толстой, Достоевский, Майков и другие литераторы, давал концерты Антон Рубинштейн. В доме Бенардаки жил композитор Балакирев, руководитель и идеолог «Могучей кучки». Здесь произошла первая встреча П.И. Чайковского с членами этого композиторского кружка. Впоследствии, приезжая в Петербург, он непременно бывал на вечерах у Балакирева. В 1877 году княгиня Юсупова купила здание у наследников Бенардаки за 800 тысяч рублей. Несмотря на знатное происхождение и богатство, новая владелица продолжала сдавать его помещения различным клубам и обществам. Первый этаж занимали различные магазины и модные лавки. Начиная с 1881 года в Юсуповском дворце на Невском организовывают свои ежегодные выставки передвижники. На одной из них впервые была представлена публике картина Репина «Иван Грозный и сын его Иван».

У дома собралась такая толпа желающих посетить выставку, что пришлось установить полицейский пост. Обер-прокурор синода, известный ретроград Победоносцев, увидев картину, потребовал, чтобы ее немедленно сняли. На выставке ее все же оставили, но Александр III «высочайше повелеть соизволил, чтобы картина сия по закрытию выставки ни в Москве и нигде более и ни под каким предлогом не была выставляема для публики или распространяема каким-либо другим способом».

Запрет был отменен лишь через четыре года, не без помощи Третьякова, приобретшего картину. После революции в национализированном Юсуповском дворце открылся Центральный дом работников искусств, впоследствии превратившийся в Дом актера им. Станиславского.

Наш маршрут можно закончить у станции метро «Маяковская», а можно пройти дальше, до площади Восстания. Здесь находится «неофициальный» конец Невского проспекта — часть улицы за площадью, после «излома» на пересечении с Суворовским проспектом, петербуржцы называют Староневским проспектом.

Площадь Восстания до 1918 года называлась Знаменской, по названию расположенной здесь церкви. В 1844 году на ней начали возводить Николаевский вокзал, который должен был стать началом дороги в Москву.

Отрывок для публикации предоставлен издательством «АСТ»

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также