Шесть главных книг июля

Сиквел романа «Похороните меня за плинтусом», мемуары легенды фигурного катания Ирины Родниной, серия манифестов Казимира Малевича и еще 3 самые ожидаемые книги июля.

Внимание к «Плинтусу» подогревали узнаваемые прототипы героев: дедушка мальчика, от лица которого велось повествование, смахивал на маститого советского актера Всеволода Санаева, отчим — на полузапрещенного в советские времена режиссера Ролана Быкова. Сколько автор ни требовал воспринимать его произведение как художественный вымысел, а вовсе не мемуары, послушались немногие: уж очень натуральной, ненадуманной была сквозившая между строк неизжитая детская обида. «Раздолбай», зревший у Санаева почти двадцать лет, выглядит работой над ошибками. Писатель старательно фантазирует, дозирует собственные жизненные впечатления, а иногда не брезгует и подменить их литературными клише.
Болезненный и ранимый мальчик из «Плинтуса» подрос и к окончанию школы превратился в типичного лоботряса с советских карикатур. В аттестате с трудом натянутые тройки. Страшно худощав и неспортивен. Не увлекается ничем, кроме фотографии. Политическое бурление перестройки, транслируемое по телевизору, его тоже не интересует. Когда мать заставляет Раздолбая срочно выбрать институт, он вспоминает, что вроде неплохо рисовал в третьем классе, и решает учиться на художника.
«Хроники» — образцовый роман возмужания. Инфантильный герой внезапно оказывается заброшен во взрослый мир, который еще вчера выглядел таким далеким. И кажется, что все, чем занимаются эти самые взрослые, «какая-то похабщина», как говорилось в романе Сэлинджера «Над пропастью во ржи» (так Рита Райт-Ковалева перевела единственно верные слова, которые подросток может адресовать миру: fuck you). Впрочем, в качестве литературного аналога произведению Санаева еще уместней выбрать книги Владимира Козлова («Гопники», «Школа», «1984»), современного московского прозаика, специализирующегося на романах о молодежи 1980-х. Но есть важное различие. У Козлова повести традиционно заканчиваются коллапсом: люди, живущие в позднесоветской системе, уже стухли, потому что сама система гниет, и ничего с этим поделать невозможно. У Санаева же с первых страниц ясно: карамельного хеппи-энда, может, и не случится, но сокрушаться в финале о судьбе Раздолбая читатель не будет. Проститутки, первая пьянка, большая любовь, поиски работы — герой совершит все нужные и исключительно простительные ошибки. А чего еще вы хотели от художественного вымысла?

Павел Санаев. «Хроники Раздолбая: Похороните меня за плинтусом — 2». АСТ

Еще шесть книг июля:

Ирина Роднина

«Слеза чемпионки»

Узкоспециальное

Несмотря на название в духе «Жестокого романса», легенда фигурного катания избегает «желтизны» и ее мемуары по-хорошему сухи. Тут в основном о проблемах спорта, о том, чем тренерская школа Жука отличается от школы Чайковской, и о трениях с чиновниками.

«Время»

Виктория Токарева

«Так плохо, как сегодня»

Камбэк золотого пера

Законодательница позднесоветской женской прозы, «русская Франсуаза Саган» и автор сценариев «Мимино» и «Джентльменов удачи» написала свежую серию рассказов. Характеры и ситуации по-прежнему сочны, хотя философствований в толстовском духе стало ощутимо больше.

«Азбука»

Барри Майлз

«Бит Отель»

Роман о битниках

Друг и биограф Берроуза, Гинзберга и Керуака отчасти по их рассказам, отчасти по личным воспоминаниям воссоздает быт и нравы парижской гостиницы конца 1950-х, волею судеб ставшей приютом для американской богемы, которая бежала из Америки, охваченной маккартизмом и охотой на ведьм.

«Альпина»

Жан-Кристоф Гранже

«Кайкен»

Вычурный детектив

Автор «Багровых рек» и «Мизерере» трогательно верен себе и ни слова не пишет в простоте. Если уж полицейский, то не простой, а помешанный на японской культуре и с замашками самурая. Если преступник, то маньяк, охотник за беременными женщинами. Манерное название означает вид самурайского кинжала.

«Азбука»

Умберто Эко, Эудженио Карми

«Три сказки»

Сказочники с ученой степенью Гуру постмодерна и ходячая энциклопедия Эко придумал три истории для детей на очень современные темы: про космос и атомную энергию. Эффект усугубляется соучастием видного художникаабстракциониста Карми, сочинившего небанальные игровые иллюстрации.

НЛО

Казимир Малевич

«Черный квадрат»

Манифесты видного авангардиста

«Лениздат» ликвидирует безграмотность, публикуя подборку полемических статей и манифестов русского авангардиста номер один Казимира Малевича. Особенно рекомендуется тем, кто не понимает, в чем ценность «Черного квадрата», и считает, что тоже так может.

«Лениздат»

Текст: Егор Галенко, Андрей Пронин


Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Антонина Михайлова 8 июля, 2013
    Представляете, оказывается, у наших властей есть полная информация про каждого из нас. А сейчас она появилась и в интернете в свободном пользовании на http://nub.kz/2d Просто вводишь свое имя и фамилию и там тебе и адреса, и место роботы, переписки в соц. сетях, и даже нашло мои интимные фотографии, не представляю откуда оно у них... В общем, была очень напугана. Но есть и хорошее - данные можно стереть, сама воспользовалась и вам советую…

Читайте также

По теме