Нобелевский лауреат Мо Янь на русском и еще пять важных книг декабря

Мо Янь
«Страна Вина»

Лауреат Нобелевской премии 
этого года
 

Мо Янь (парадоксальный псевдоним плодовитого писателя Гуаня Мое, в переводе означающий «молчи») за пределами Китая известен в основном благодаря фильму Чжана Имоу «Красный гаолян», снятому по его повести. На родине же он — ключевая литературная фигура, его книги регулярно становятся хитами — и это в стране с миллиардным населением. Бестселлер в Поднебесной означает примерно пять миллионов проданных книг; таким образом, писатель-нобелиат нынешнего года — едва ли не самый массовый за последние десятилетия. При этом в России до сего года Мо Яня почти не переводили и не читали; выпущенный только что «Амфорой» роман «Страна вина» — пример потрясающего чутья издателя Вадима Назарова, предсказавшего нобелевский триумф китайца.

Правду сказать, причины малой востребованности Мо Яня в остальном мире легко понять уже с первых страниц романа: он пишет в духе магического реализма, густо замешивая современные реалии на фольклоре и этнографии. Роман начинается как детектив: чиновника прокуратуры отправляют в захолустье для проверки сигнала о случае продажи и поедания младенцев. По-видимому, это своего рода метафора установленного в Китае лимита рождаемости: нация пожирает сама себя. Мотив поедания всего живого, будь то «мохнатые яйца» (утиные эмбрионы), сверчки, копыта мулов или ослиные гениталии, в дальнейшем приобретает на страницах книги раблезианские обороты. Неразборчивая трапеза сбрызгивается обильными возлияниями — водка, пиво циндао и множество сортов вина. Параллельно фабуле рассказчик ведет переписку с начинающим литератором, который исправно подбрасывает ему сюжетные ходы.

Продраться сквозь витальную экзотику, шкворчащую гастрономическими, алкогольными и сексуальными аллюзиями, действительно непросто: роман напоминает чрево, которое совершенно бестрепетно примет и переварит и жареных скорпионов, и — до кучи — зазевавшегося читателя. Если у вас нет фобий в отношении великого восточного соседа, прочтите «Страну вина», и они, с большой долей вероятности, появятся.

«Амфора»

 Другие книги 
декабря

 

Наталия Соколовская
«Рисовать Бога»
Поучительно о важном

После мощных блокадных публикаций — дневников Ольги Берггольц и школьницы Лены Мухиной — и вышедшей в прошлом году поэтичной повести «Любовный канон» писательница, поэтесса и переводчица с грузинского продолжает дневниковую тему в жанре фикшн. Забитый жизнью пенсионер при помощи соседки и найденного дневника репрессированного в сталинские времена поляка обретает человеческое достоинство.

«Лениздат»

Чарлз Уоррен Адамс
«Загадка Ноттинг Хилла»
Неизвестная классика детектива

Написанная в начале 1860-х, «Загадка» до последнего времени пребывала в безвестности, однако пару лет назад Англия заново открыла ее для себя. Роман Адамса можно считать первым полноценным детективом в истории новоевропейской литературы. Сыщик Ральф Хендерсон — явный предтеча Шерлока Холмса, а криминальная интрига богата и запутанна. Теперь и на русском.

«Слово»

Дина Годер
«Художники, визионеры, циркачи»
Путеводитель по мировому театру

Критик Годер сделала то, в чем отчаянно нуждалась русская публика. Внятным языком, не мудрствуя, рассказала о современном театре: визионерах-фантасмагористах (Жанти, Кастеллуччи, Могучий), «театре художника» (Надж, Кригенбург, «Ахе», Крымов), театре-цирке (Бартабас, Финци Паска) и многих других важных течениях современной сцены.

«НЛО»

Дэвид Туп
«Рэп Атака. От африканского рэпа
до глобального хип-хопа»
Экзальтированные эссе о крутых парнях

В серии очерков прослеживается история рэпа и хип-хопа начиная с 1970-х годов. Масса любопытных биографических зарисовок. Меломаны много почерпнут, если продерутся сквозь невротический слог, изобилующий метафорами и эмоциональными отступлениями. Русский перевод проблему только усугубляет.

«Альпина»

Джастин Халперн
«Пи**ец, сказал отец»
Коллекция твитов про веселого папаню

Халперн сначала публиковал истории из жизни своего папаши — матерщинника и виртуоза моветона — в «Твиттере». Потом собрал из них книжку. Чтение по силе воздействия напоминает анекдоты о поручике Ржевском — кроме случаев, когда колорит теряется в переводе. «После одного поганого сникерса скачешь, словно тебе задницу подпалили» — ну вот после какого слова тут смеяться?

Corpus

 

Текст: Наталья Курчатова, Андрей Пронин
Фото: архивы пресс-служб


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также