Неизвестный Эрмитаж: 2 этаж

Эрмитажу — 250 лет. Преисполненные почтения, мы изучили архивы, опросили историков и поговорили со старейшими сотрудниками главного музея страны. В качестве поздравления — 50 неизвестных и подзабытых фактов. Все, что скрыто за дверями хранилищ.

  • Павильонный зал

    История Эрмитажа начиналась отсюда, точнее, с зала и двух кабинетов по бокам от него с видом на Неву, которые были построены на этом месте в начале царствования Екатерины II. Именно здесь находился подъемный стол, который сервировался в нижнем этаже здания и посредством специального механизма доставлялся наверх. В этих помещениях императрица любила устраивать неофициальные приемы без участия слуг, называя их своим эрмитажем, то есть местом уединения. Тут были размещены первые приобретенные ею коллекции картин, а название Эрмитаж утвердилось за всем зданием. Нынешний Павильонный зал построен по проекту А. И. Штакеншнейдера в 1850-х годах.

  • Christie’s и Екатерина

    Сделка 1779 года по приобретению русской императрицей за 40 555 фунтов стерлингов коллекции живописи британского премьер-министра сэра Роберта Уолпола — лучшей в тот период в Англии — стала одной из первых в истории аукционного дома Christie’s. Картинную галерею Эрмитажа благодаря ей пополнили 198 полотен, в том числе «Пир у Симона Фарисея» Рубенса, портреты лондонского периода Ван Дейка, четыре огромные «Лавки» Снайдерса, «Святое семейство» Пуссена, «Непорочное зачатие» Мурильо, «Жертвоприношение Авраама» Рембрандта, «Автопортрет с семьей» Йорданса. Эта же продажа по сути стала первым прецедентом, когда общественное мнение требовало не допустить передачи «национального достояния» за границу. Тщетно.

  • Новый Эрмитаж

    Здание в стиле неогрек модному и дорогому архитектору Лео фон Кленце заказал Николай I. Баварский специалист предполагал снести Большой Эрмитаж Ю. М. Фельтена и корпус Лоджий Рафаэля Джакомо Кваренги. Но екатерининское здание стараниями В. П. Стасова удалось отстоять, а Лоджии Рафаэля — встроить в новую оправу. Личный вклад императора в дизайн помещений заключался в установке в залах множества каменных ваз, изготовленных на Петергофской и Екатеринбургской гранильных фабриках и на Колыванской шлифовальной фабрике, и это до сих пор визитная карточка и отличительная особенность Эрмитажа. Самодержец предпочитал в одиночестве любоваться экспонатами и издал специальные правила, согласно которым за ним не должны были ходить придворные, жаждущие «порешать вопросы». Отношение к Николаю I у эрмитажников двойственное. Именно он сделал музей публичным в 1852 году — до этого Пушкин, например, смог осмотреть коллекцию лишь по протекции своего друга, поэта Жуковского, воспитателя царских детей. Этот император очень много покупал для собрания, но он же решил устроить первую продажу картин из коллекции своей бабушки: считал нужным ее «упорядочить». Аукцион вещей из Эрмитажа состоялся в 1856 году в здании Голландской церкви на Невском проспекте, 20.

    Колыванская ваза из яшмы весом 19 тонн, высотой 2,57 метра и диаметром 5 метров, установленная в 1847 году в Новом Эрмитаже, — самая большая ваза в мире.

  • Октябрь 1917-го

    Через два дня после штурма Зимнего дворца в ночь с 25 на 26 октября специально созданная комиссия проверила, в каком состоянии находится бывшая резиденция Временного правительства, и доложила наркомпросу А. В. Луначарскому: «Имеются следы беспощадной борьбы во всех парадных комнатах, в которых помещались караулы, охранявшие Временное правительство. <…> В приемной императора Александра II, занятой под личную канцелярию А. Ф. Керенского, выдвинуты ящики из письменных столов, разбиты канцелярские шкафы, разбросаны канцелярские бумаги. <…> В занятых Временным правительством Собственных покоях императора Николая II и императрицы Александры Федоровны взломаны столы и шкафы… в приемной изодрана картина, изображающая коронацию Александра III… все опрокинуто, кощунственно осквернено и в общей свалке валяется на полу… В помещениях Фрейлинского коридора разбросаны по полу придворные и бальные платья…».

    Глава Временного правительства за рабочим столом в бывшей библиотеке Николая II

  • Октябрь 1917-го

    Через две недели после победы революции состоялось совещание служащих музея, на котором было единогласно принято решение: «Не признавать власти представителей захватчиков и продолжать исполнение всей текущей работы». Тем не менее постепенно музей приспосабливался к новым условиям.

    Кабинет Николая II после штурма Зимнего дворца в октябре 1917 года

  • Часы «Павлин»

    Музыкальный автомат работы знаменитого английского мастера Джеймса Кокса был приобретен Потемкиным и прибыл в Россию в 1781 году в разобранном виде и без инструкции по сборке. Собрать его Кулибину удалось лишь в 1794 году, когда Екатерина II купила часы вместе с Таврическим дворцом в казну после смерти их хозяина. Спустя еще три года ее наследник Павел I велел перевезти «Павлина» в Эрмитаж, где тот изначально находился в одном из кабинетов Малого Эрмитажа.

  • Русский музей в Эрмитаже

    В здании Нового Эрмитажа поначалу размещалась и коллекция русского искусства, переведенная в конце XIX века в только что созданный Русский музей императора Александра III. Но акварели Эдуарда Гау показывают нам «Последний день Помпеи» Карла Брюллова и «Медного змия» Федора Бруни еще на прежнем месте.

    «Девятый вал» Айвазовского первоначально тоже демонстрировался в Новом Эрмитаже.

  • Библиотека Вольтера

    Знаменитое собрание книг великого философа Екатерина II приобрела после смерти Вольтера, в 1779 году. Увидев статую Вольтера работы Гудона, Николай I велел «истребить эту обезьяну», и скульптуру спас граф А. П. Шувалов, спрятавший ее в подвале своего дома. Лишь позднее она переехала в помещение в Новом Эрмитаже, в котором император разместил купленный бабушкой 6801 том, одновременно отдав строжайшее распоряжение о «запрещении читать и делать выписки из Вольтеровой библиотеки». Только в 1832 году было сделано исключение для Пушкина, которому император позволил «рыться в старинных архивах для написания истории Петра Первого». В советские времена само собрание книг Вольтера передали в Публичную библиотеку, а статуя его бывшего владельца переехала в Белый зал.

  • Царский автограф

    По рассказам сотрудников музея с довоенным стажем, практически все оконные стекла Зимнего дворца были испещрены надписями в духе «Здесь был Вася», сделанными алмазными перстнями, — видимо, служебные обязанности фрейлин и флигель-адъютантов оставляли массу свободного времени. В результате гитлеровских бомбежек и артобстрелов в Эрмитаже вылетели окна. Все, кроме одного-единственного в бывшем кабинете императрицы Александры Федоровны с видом на Дворцовую набережную и Адмиралтейство. Скорее всего, жена Николая II или его мать, императрица Мария Федоровна, оставила на стекле надпись по-английски: «Ники смотрит на гусар».

  • Неведомые шедевры

    Семьдесят четыре работы импрессионистов и постимпрессионистов, в том числе полотна Ренуара, Мане, Сера, Писсарро, Моне, Дега, Ван Гога, были впервые показаны в 1995 году, на выставке «Неведомые шедевры». До того картины из собраний Отто Герстенберга и Отто Кребса, вывезенные из Германии в 1945 году, хранились в Эрмитаже в совершенно секретном режиме. Сейчас часть этих произведений демонстрируется в четырех залах Зимнего дворца.

  • Висячий сад

    Сад над конюшнями и каретными сараями архитектор Ю. М. Фельтен начал сооружать в 1764 году, через пару лет были высажены первые деревья и кустарники. В закрытом со всех сторон высокими стенами саду был создан свой микроклимат, к тому же под ним существовали инженерные коммуникации, обеспечивавшие дополнительный подогрев. В итоге растения в саду зацветали раньше, а листья сбрасывали позже, чем в других садах и парках Петербурга. В 1840-х над садом была сооружена стеклянная крыша, впоследствии разобранная, и на некоторое время он превратился в оранжерею. Впрочем, в Зимнем дворце при императоре Николае I имелись и другие зимние сады.

  • Романовская галерея

    Собрание полотен, изображающих членов правящей династии, до революции 1917 года располагалось в одной из галерей вдоль Висячего сада в Малом Эрмитаже. Восстановлена она была уже в 1990-е годы с новым набором полотен и в другом месте — в Восточной галерее Зимнего дворца.

  • Леонардо и леонардески

    Ко второй половине XIX века в собрании Эрмитажа оказалось двадцать четыре работы Леонардо да Винчи, сейчас — всего две: «Мадонна Бенуа» и «Мадонна Литта». Однако остальные не были проданы большевиками. Благодаря развитию искусствоведения два десятка картин называются теперь леонардесками, это работы учеников, последователей и подражателей Леонардо. Например, «Донна Нуда», лицо которой удивительно напоминает Мону Лизу.

  • Разлучение родственников

    В результате распродаж и передачи сотен полотен из собрания Эрмитажа в ГМИИ имени Пушкина в Москве, а также в музеи Хабаровска, Севастополя, Палеха и других городов зачастую даже парные портреты оказывались в разных собраниях. Особенно не повезло британской аристократической семье Уортон: портреты сэра Томаса и его дочерей кисти Ван Дейка, поступившие в Эрмитаж в 1779-м, при покупке коллекции Роберта Уолпола, остались на своем месте, а вот изображение их сына и брата Филиппа находится теперь в Национальной галерее искусств в Вашингтоне.

  • Эрмитажная распродажа 1929–1934 годов

    Всего из фондов и экспозиции было отобрано на экспорт 2880 картин, 350 из которых представляли собой произведения значительной художественной ценности, а пятьдесят девять — шедевры мирового значения. Небольшая часть, не найдя покупателя, все же вернулась обратно, но сорок восемь знаменитых шедевров навсегда покинули Россию, включая работы Яна Ван Эйка («Благовещение»), Рембрандта («Портрет старика»), Рафаэля («Мадонна Альба» и «Святой Георгий»), Тициана («Венера с зеркалом»), Боттичелли («Поклонение волхвов»), Ватто («Лютнист»). «Мадонну Бенуа» Да Винчи и серебряную раку Александра Невского эрмитажникам удалось отстоять еще на этапе отбора. Также были проданы часть коллекции нидерландской и фламандской живописи, приобретенной музеем у П. П. Семенова-Тян-Шанского в 1910 году, оружие, скифское золото. Знатоки XIX — начала XX века высказывали сомнения в подлинности «Святого семейства» Рафаэля, из-за чего советскому правительству в 1930-е годы не удалось найти на него зарубежного покупателя. От дальнейших распродаж Эрмитаж спасло только наступление Великой депрессии и то, что действия советского правительства перенасытили рынок и привели к демпингу. Почти все, кто занимался продажей шедевров Эрмитажа, погибли в лагерях: так совпало, что все они состояли в «троцкистско-зиновьевском блоке».

  • Навигатор


Текст: Виталий Котов

Благодарим за помощь в подготовке материала сотрудников Государственного Эрмитаж а Е. О. Гетманскую, М. П. Гурьева, Ю. О. Каган, Н. И. Тарасову, Ю. В. Плотникову


Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Сергей Покровский 12 дек., 2014
    А как Колыванская ваза оказалась на 2-м этаже?

Читайте также

По теме