Кто есть кто на петербургской арт-сцене. «Непокоренные»

Мы составили энциклопедию новых художников города, старательно поделив ее на жанровые или идеологические главы. «Манифеста 10» всколыхнула сонную творческую жизнь Петербурга, обнаружив невиданные доселе арт-экземпляры, и мы не могли этим не воспользоваться. 

Ирина Дрозд, Иван Плющ, Стас Багс, Илья Гапонов, Семен Мотолянец, Настя Скворцова


 

  • «Кузбасс»

    Илья Гапонов

    В юности увлекся иконописью, расписывал храмы, — переработка религиозных сюжетов станет лейтмотивом его творчества. Окончил Национальную высшую школу изящных искусств в Париже и петербургскую Художественно-промышленную академию имени Штиглица, после чего нашел свой путь — в монументальности, жутковатых аллегориях и осмыслении истории живописи. Самая известная его живописная серия «Прощание», сделанная совместно с Кириллом Котешовым, написана техническим кузбасслаком и посвящена «невидимым» людям — горнякам, некогда каноническим героям советских картин и фотографий. Шахтеры схожи с христианскими мучениками, а их монотонная работа напоминает неведомый священный ритуал. В серии «Фиатирский престол», хите гельмановского проекта Icons, Илья показывает барочную эстетику в жанре натюрморт: черепа, кости, фрукты, чаши, всевозможные яства на фоне икон. В недавнем проекте «Терриконовая пустынь» Гапонов возвращается к теме горняцкого труда, рифмуя на мрачных больших полотнах труд с религиозным обрядом. Работы Гапонова приписаны к музею «Эрарта» и московской галерее «Триумф».

     

    «Каждый художник передает обществу свой внутренний мир, полный как добра, так и разных проблем. Меня интересует именно процесс, от идеи до воплощения, многочисленные дискуссии с коллегами по цеху. Кузбасс, где я родился и вырос, с рождения заложил колористику всех произведений, а также урбанистическое восприятие современного мира, но наряду с этим и мифологию по отношению к шахтерскому труду».

  • «Память No 3. Я заснул почти мгновенно». 2014 год

    Стас Багс

    В прошлом участник арт-дуэта Milk and Vodka; за тотальную инсталляцию «Моя Москва» Багс и Петр Папасов попали в лонг-лист премии Кандинского в 2009 году. Стас начинал с граффити, к сообществу «Непокоренных» формально не относится, но относится неформально — дружит. Прославился зловещими инсталляциями и объектами, излучающими неопределенность и угрозу. В их числе, например, фигура из пластикрита с вывернутой на 180 градусов головой, висящие в воздухе и вибрирующие резиновые фигуры. Теплый и мягкий силиконовый торс без головы, лежащий под школьной доской, включен в экспозицию винзаводовской площадки «Старт» в рамках параллельной программы «Манифесты».

  • «Портрет поколения»

    Татьяна Ахметгалиева

    Давно сотрудничает с финской галереей Кая Форсблома. Среди поколения тридцатилетних считается одним из самых перспективных и коммерчески востребованных авторов. Известна текстильными панно, выполненными в смешанной технике живописи и вязания. Дебютная выставка «Стадия куколки» была посвящена женскому социальному и экзистенциальному опыту. Дальнейшие работы, некоторые в сумасшедших кислотных цветах, представляют собой клубки еще более глобальных метафор повседневного существования. Новый проект Ахметгалиевой, «Аллергия на пыль», выставлен в Галерее Гисич (фрагмент — завораживающую вышитую инсталляцию на тему агрессии информационных потоков — можно было чуть раньше увидеть на выставке «Актуальный рисунок» в Русском музее).

  • «Процесс прохождения»

    Иван Плющ

    Выпускник Академии Штиглица, сооснователь арт-сквота на проспекте Непокоренных начинал с коллажей и модной живописи — на картинах Плюща фигуры стремительно теряют контуры, лишаются плоти и растекаются: краски словно сдувает ветром. Позже Иван увлекся работой с пространством. Самое известное произведение Плюща, одержимого темами хрупкости памяти, — масштабная инсталляция «Процесс прохождения», за которую в прошлом году Плющ получил премию «Инновация». В давно пустующем екатеринбургском Дворце культуры была развернута ковровая дорожка, устремленная к небесам, а под ней погребены старые стулья, куски роялей и прочие отходы советского культурного прошлого. «Процесс прохождения» можно увидеть в здании Первого кадетского корпуса, где показывают параллельную программу «Манифесты». Также в октябре работы Плюща — инфернальную живопись все с теми же растекающимися фантомными персонажами — покажут в галерее Anna Nova и в парижской галерее RX.

  • «Собор Парижской Богоматери»

    Ирина Дрозд

    Окончила факультет монументально-декоративной живописи «Мухи», а также Берлинскую высшую художественную школу. Занимается в основном живописью. На ее картинах — ангелоподобные дети в мире обезумевших взрослых, необычные ракурсы привычных питерских достопримечательностей, головы коров, обреченных отправиться на бойню. В одном из последних проектов, серии пейзажей «Другое измерение», которую впоследствии выставляла цюрихская галерея «Эрарта», зимний Петербург предстает неодушевленным чертогом Снежной королевы. В московском «Гридчинхолле» в конце лета был представлен совместный проект Ирины и ее мужа Ивана Плюща «Иллюзия страшнее реальности»: эффектные аллегорические полотна с минотаврами и эльфами.

  • «Грязь», 2012 год

    Семен Мотолянец

    Сотрудничает с подчеркнуто маргинальной блуждающей галереей «Паразит», а в составе арт-дуэта «Мыло» получил в 2010-м молодежную «Инновацию» за бесшабашный перформанс: художники, падая и даже получая травмы, скользили по катку из брусков хозяйственного мыла. Работы Мотолянца — фотографии, живопись, объекты вроде ширм-прикрытий, использующих советские архетипы, — это энергичный и хлесткий постконцептуализм, которого на местной сцене мало.


  • Автор: Лена
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также