• Здоровье
  • Здоровье

Фототерапия — это свидание с собой

Представьте: прямо сейчас вас кто-то фотографирует. Рука неосознанно потянулась к прическе, губы растянулись в улыбке, спина выпрямилась. Какой властью обладает объектив камеры, как он оказывает психологическую помощь и почему иногда особо важен сам процесс фотосъемки, а не результат — рассказала «РнД.Собака.ru» фотограф Мария Поливанова.

1. С чего все началось? Что подтолкнуло вас изменить подход к фотосессии?

Я давно занимаюсь фотографией — больше 10 лет. За это время я прошла определенные стадии: от фотографии ради денег, когда берешься за все, даже за то, что не нравится, до самостоятельного отбора и сумасшедших проектов.

Долгое время я снимала девочек-моделей и делала тестовые съемки — вот тогда, наверное, и был первый звоночек. Когда видишь девочку, которая себя не любит, у которой огромный набор комплексов, хочется ей помочь, быть для нее мамой, которая скажет: «Ты классная, ты хорошо смотришься в кадре, не переживай». Я долго работала в этой сфере, понимала, как работать с людьми и как их расслаблять.

Позднее я действительно стала мамой, ушла в декрет и на какое-то время оставила фотографию. Через два года поняла, что очень скучаю по съемкам, и решила вернуться. Меня опять захлестнула война с комплексами моделей.

В это время из-за ребенка я перестала часами сидеть над обработкой фотографий, решившись полностью отказаться от фотошопа. Поначалу мне, конечно, было жутко страшно: казалось, что ко мне из-за этого никто не придет. Однако люди стали по-другому относиться к тому, что у меня получалось: иногда им действительно было важно увидеть себя такими, какие они есть, без ретуши.

Я поняла, что фотография может стать одним из инструментов познания себя. Фото как зарубка — в июне я была такой, а через месяц уже вот такая. Постепенно для меня стал важен не результат, а сам процесс съемки.

2. Что было дальше? Как вы решили объединить фото и психологию?

Дело в том, что параллельно с работой я занималась телесно ориентированной психотерапией. Суть в том, что наше тело, когда росло, реагировало на какие-то процессы. Условно говоря, в детстве напала собака — у нас сжались плечи. И теперь при любом страхе они сжаты больше, чем должны.

Я следила за своими изменениями и поняла, что, если у тебя есть запрос, ты можешь себя поменять. И я видела, что у людей, которые приходят ко мне на съемку, этот запрос действительно есть. Например, приходили девочки и плакали на съемке — считали себя недостойными. Как это обычно и происходит: мы хотим прийти на съемку лучшей версией себя. Но такой версии никогда не будет. Каждый по-своему уникален, но не все это понимают.

Я пыталась понять, как ответить на этот запрос. В такой ситуации я представляла, что это мой ребенок, пыталась найти правильные слова. В результате человек расслаблялся, продолжал съемку, был более доволен процессом.

Я назвала это фототерапией. В общем-то, ее суть заключается в том, чтобы дать волю человеческим чувствам.

3. Как происходит фототерапия и чем отличается от обычной фотосессии?

Фототерапия — это свидание с собой. Человек находится в безопасном пространстве, где я не указываю ему, что делать, и готова принять любые его чувства. То есть в обычной фотосессии я все-таки подскажу что-то, а здесь мне бы хотелось, чтобы человек действовал сам. Я бы не хотела, чтобы человек делал это ради красивой картинки, которую потом выложит, я бы хотела, чтобы он оставил такие фото именно себе в первую очередь.

Мне кажется, что вообще любому фотографу важно быть психологом, иметь контакт с моделью, даже если это обычная съемка у камина, например, в костюме Санты. Иначе фотограф становится причиной зажатости модели, заставляет принимать ту позу, в которой было бы теоретически удобно ему, а не ей.

Моя задача — помочь человеку расслабиться и получать кайф от процесса. Здесь пригодились упражнения из телесной терапии, которые давал мне мой психотерапевт. Я села и прописала себе список упражнений, которые полезны для всех людей. Например, я вижу, что человек очень сильно нервничает, — начинаю задавать вопросы, а потом предлагаю подышать в плечи. И он расслабляется.

 

4. Это абсолютно новая идея. Как вы подходите к ее реализации? Был уже какой-то опыт?

Да, я сделала объявление в Instagram, после которого ко мне пришло огромное количество людей. Написали около тысячи человек! Я поняла, что это актуально.

Пришло время реализации. Уже после работы с первым человеком я поняла, что нахожусь на правильном пути, несмотря на то что все прошло не совсем так, как я ожидала. Человек все-таки был больше нацелен на результат — получить красивые фотографии, — поэтому мы не смогли полностью войти в процесс так, как я этого хотела.

Еще одна проблема — некоторые начали думать, что для фототерапии обязательна обнаженная фотосессия. А ее многие боятся. Но нет, обычно я прошу прийти в удобной одежде, может, даже для йоги, потому что в процессе происходит достаточно много физических упражнений, широких размахов рук, ног.

Иногда я прибегаю к очень эффективному и простому упражнению: прошу написать письмо своему телу, выразить благодарность, проследить изменения, которые происходили с ним от момента рождения. Чтобы понимать, что Маша, которая сейчас пишет это письмо и которая напишет его после фотосессии, — это две разные Маши. Этот процесс изменения отношения к себе можно отследить.

Отдельная история и с фотографиями на полу. Фотографируя, я просила людей посидеть на полу и видела, что большинству крайне некомфортно. Я всегда стараюсь быть ненавязчивой, даю выбор. Некоторые, конечно, отказывались.

Недавно я и сама начала ходить на фотосессии. Быть по другую сторону объектива — новый для меня опыт. Например, ранее я до конца не могла понять, в чем именно причина такого дискомфорта, который испытывают все, кто фотографируется на полу. В итоге, когда на своей фотосессии я сама села на пол, все сразу стало понятно. Оказалось, причина крайне проста — пол очень холодный!

Когда знаешь процесс с обеих сторон, это помогает лучше его понять, что крайне важно для занятий фототерапией.

5. Как планируете продвигать свою идею в массы?

Прежде всего я хочу пополнить свои знания. Сейчас прохожу онлайн-курс по эмбодименту. Эмбодимент помогает найти контакт с телесностью, учит относиться к телу не как к источнику сложностей с массой потребностей, а как к источнику ресурсов.

На самом деле, есть эмоциональный интеллект, а есть телесный, так же как есть тело, а есть душа. Благодаря развитию навыков мы, как правило, можем себя улучшать. Допустим, приходишь на йогу, хочешь быть стройной, спортивной девчонкой. Все у тебя получается, а стоять на голове — нет. В то же самое время ты видишь человека, который стоит на голове, но более простые положения тела у него не получаются. Тут ты начинаешь думать не о нем, а о себе: почему у меня не получается? В чем причина? Может быть, я боюсь упасть? Может, я боюсь смерти? Эмбодимент учит, как с этим работать. Я хочу встроить эти знания в свою профессиональную деятельность.

Человек идет на сеанс фототерапии, чтобы исследовать свои реакции. Мне хочется сделать это чем-то доступным. С 15 сентября я ввела минимальную оплату и уже готова брать людей, которые решат мне довериться.

Самое важное — я действительно могу помогать людям. Родители научили меня отслеживать эмоции, и я им за это благодарна. Это особенность, которая помогает мне чувствовать и понимать людей, быть их проводником. 

 

Текст: Станислав Затонский и Александра Скнарина 

Комментарии

Наши проекты