• Город
  • Портреты

Евгений Бидило

В марте совладелец группы компаний «АТЭК» и генеральный директор девелопера «КЕСКО» стал главным ньюсмейкером края, открыв первый на побережье Hilton Garden Inn — и в некурортном Новороссийске. На очереди еще один отель мировой сети в Краснодаре — Hampton by Hilton Krasnodar 3*.

В отличие от Анапы и Геленджика Новороссийск не тот город, о котором думаешь в первую очередь при упоминании южных курортов. Как пришла идея возвести Hilton Garden Inn именно здесь и сейчас?

Причиной стали, скорее, сентиментальные чувства. Мы хотели, чтобы в этом живописном месте, на побережье Черного моря, располагалось что-то красивое и впечатляющее. Кроме того, это деловой город, здесь много предприятий, ради которых люди приезжают в командировки, — а остановиться им негде. Наша компания работает с двумя отельными системами: Accor и Hilton. Здесь выбрали последнюю, потому что это наиболее понятный для города и презентабельный вариант. И, что немаловажно, известный в регионах.

В нескольких регионах первые международные сетевые отели Hilton Garden Inn появились именно благодаря вашей компании. Почему решили строить не только в столицах?

Дело в личной заинтересованности. (Улыбается.) Наш бизнес связан с самыми разными городами — не только российскими, но и в странах бывшего Советского Союза, Европы и Азии. Мы все время перемещаемся: у меня в год выходит по 700 часов налета. Когда прилетаешь в Самару, Уфу, Казань и не можешь нормально отдохнуть, чувствуешь себя неготовым к сложным переговорам, к выполнению бизнес-задач. Поэтому мы решили исправить этот недостаток и начать создавать комфортные средства размещения в региональных центрах. 

Еще один локальный проект «КЕСКО» — комплекс премиум-класса «Новосити», и его формат оказался в хорошем смысле непривычным для Новороссийска. Почему для вас было важно не просто возвести элитные дома, но и создать социально-культурную среду, которая затрагивала бы не только жильцов, но и других горожан?

Поясню примером из своего детства. С ранних лет мама приучала меня к чистоте. Отец постоянно был в командировках, она, как и все, на работе, но когда приходила — в доме должно было быть опрятно. Когда у человека появляется ощущение, что вокруг него чисто, он сам уже не может мусорить. Поднимается самосознание. Кстати, я никогда не называл наши жилые объекты элитными. В моем понимании, самое лучшее определение — достойные. Человек должен жить в достойном месте — удобном, красивом и безопасном. На мой взгляд, нам удалось воплотить его именно таким, хотя всегда хочется лучше — но здесь уже дело за горожанами и жителями комплекса.

Стремление созидать и предпринимательский дух — это врожденное? Или дело в воспитании?

Думаю, что дело в симбиозе врожденных и привитых качеств и понимании, чего ты хочешь добиться. Что касается предпринимательского духа: откуда ему взяться у людей, воспитанных в Советском Союзе? (Смеется.) Хотя были и цеховики, но это такая исключительная история, и она явно не про меня. Надо сказать, что мы не столько созидаем, сколько обеспечиваем условия и возможности для развития. Строительство гостиниц для нас — своеобразное хобби. Серьезно, особых дивидендов эти проекты не приносят, исключительно душевное удовольствие.

А лидерские качества? Пресловутая харизма?

Вот они, пожалуй, у меня были с детства: неслучайно же мне довелось быть и старостой отряда, и пионервожатым, и замкомсорга в школе. В институтские годы всегда был душой компании, заводилой. А о моих лидерских качествах в бизнесе, пожалуй, лучше расскажет коллектив.

Как вы занялись девелоперским делом, что этому способствовало?

Моя трудовая биография была разнообразной: был кадровым офицером, затем ушел на прииск, добывал золото, а после — устроился в Госбанк, надзирал за стройками. Когда развалился Союз, мой руководитель открыто сказал, что в Казахстане никаких перспектив у меня не будет, потому что я не казах. Так что я собрал вещи и перебрался к младшему брату в Москву, там мы и открыли свой бизнес. Девяностые были временем действия: разом появилось очень много возможностей. Кто-то оказался в нужное время в нужном месте, у нас так не получилось, поэтому эти благоприятные обстоятельства мы создавали сами. 

Насколько бизнес проникает в личную жизнь? И есть ли между ними какая-то четкая грань?

У меня определенно есть. Я стараюсь не перекладывать проблемы бизнеса на свою семью, чтобы поддерживать комфортную обстановку дома. Для меня это такая пожизненная ситуация, привычка еще с тех времен, когда я в армии дал подписку о секретности. Правило работает в обе стороны: на работе я максимально сконцентрирован на деле и не говорю о своей семье.

Но в компании вы работаете вместе со своим братом Игорем — так что совсем отделить личное от бизнеса не получается.

Игорь для меня не только брат, но и бизнес-партнер. Мы немного разные люди, каждый со своим видением. Но есть одна закономерность: когда рассматриваем новый проект, наши различные точки зрения помогают оценить его со всех сторон и принять оптимальное решение — стоит ли игра свеч.

В чем ваш секрет успеха?

Он исключительно в заинтересованности, стремлении сделать что-то новое и нужное. Когда этого стремления нет — свое дело можно не начинать, оно ни к чему не приведет.

Комментарии

Наши проекты