Андрей Спирин

Генеральный директор «Лукойл-Уралнефтепродукт», который второй год живет и работает в Уфе, закончил работу над документальным фильмом об Андрее Челищеве, ставшем отцом американского виноделия.

Вы восемь лет возглавляли «Лукойл-Волганефтепродукт» в родном Нижнем Новгороде. Как восприняли новость о переезде в Уфу?
Длительных размышлений и раздумий не было, все свершилось в течение трех дней: в пятницу мне сообщили, что назначение состоялось, в понедельник в Москве прошли организационные мероприятия и я приступил к работе в Уфе. То, что в определенный момент такая ситуация может произойти с любым менеджером Компании, известно всем, и это, на самом деле, правильно и современно, вносит в работу свежую струю, влияет на эффективность в целом. Так что в определенной степени я был готов, но для меня было очень важно, как к такому серьезному событию в жизни, как переезд в другой город, отнесутся близкие, как воспримет новости супруга. Здорово, что она поддержала меня, сказав такую фразу: «Это хорошо, потому что ты уже засиделся на одном месте, тебе здесь все ясно и понятно, и ты, наверное, уже не получаешь удовольствия от работы». А это – удовольствие от работы – очень важная вещь. Проведя с такими мыслями всего пару дней, я отправился сюда.

Какими были первые впечатления от города?
За всю свою сознательную жизнь я не жил и не работал нигде, кроме как на территории родного Нижнего Новгорода. Мне были несвойственны резкие решения о перемене судьбы, ведь твоя жизнь – это не только ты, но и другие люди – друзья, родственники, коллеги, привычное окружение, которое сложилось вокруг тебя на протяжении многих лет. Конечно, я бывал во многих частях страны, где присутствует компания «Лукойл», в том числе и однажды в Уфе. Но собственно города я тогда не видел и поэтому не знал, куда еду. Скоро начал понимать, что все не так, как представлял: широченные проспекты, современная архитектура, и даже не новые дома находятся в прекрасном состоянии, много зелени летом, – у города есть свой стиль.

Было ли что-то, что вас удивило в менталитете жителей Уфы?
Зона ответственности «Лукойл-Уралнефтепродукт» огромна: это не только Башкортостан, но и Татарстан, Оренбургская, Самарская и Ульяновская области на западе и Ханты-Мансийский автономный округ, Тюменская, Курганская и Челябинская области на востоке. И то, что именно Уфа является центром этого региона, неслучайно – еще с советских времен освоение Когалыма и прилегающей части Западной Сибири было поручено нефтяникам из Башкирии. И до сих пор множество людей отсюда переезжает на север и обратно, что и стало тем фактом, который меня удивил по приезду в Уфу: мобильность людей, готовность к перемещениям в огромном пространстве, легкость на подъем и быстрота принятия решений.

Что вам понравилось в уфимской жизни?
Я, честно сказать, не очень контактный человек, и думал, что в моем возрасте, найти новых друзей невозможно. Но, должен признаться, что ошибался –здесь я встретил много интересных людей, с которыми могуи хочупроводить время, чувствуя себя вполне комфортно.
И с точки зрения природы-матушки, в районе Уфы, по сравнению с более западными регионами, куда как живописнее. Уже несколько раз было такое, что я показывал друзьям фотографии с катания на лыжах или поездки в горы и на озера, и в ответ слышал вопросы о том, в какой части Европы это находится. А на самом деле «Это Уфа, детка». Мне, честно говоря, нечасто удается выехать за город, но уверен, что у меня будут возможности с радостью все это созерцать. Летом, кстати, планирую пригласить в гости дочь – она фотограф – и вместе с ней посмотреть красоты Башкирии.

Ваша семья осталась в Нижнем Новгороде?
Супруга часто приезжает, но хотя дети уже взрослые, сын работает в Москве, а дочь постоянно в разъездах, есть родители, которым нужна поддержка, дом, в котором я многое сделал сам, своими руками, и за которым надо следить. Между прочим, в то время, когда мы планировали переезд в этот самый дом, и я уже представлял, как буду все новогодние праздники перевозить вещи, расставлять свои книги, случилось мое назначение. Поэтому в Уфе я часто бываю один, и, наверное, из-за этого стал еще больше, чем раньше, проводить времени на работе, по двенадцать-тринадцать часов в сутки. Здесь же я четко осознал вот что: как бы мы ни хотели в офисе сосредоточиться только на работе, все равно, какая-то часть головы «думает» о семье, доме, личных делах, и от этого никуда не денешься. Соответственно, когда у тебя дома все хорошо, радуют дети и здоровы родители, ты работаешь спокойно, эффективно, с полной самоотдачей, не отвлекаясь на другую часть жизни. И у меня именно так.

Вы окончили Горьковский политехнический институт. С чем был связан выбор профессии?
Я пошел по стопам отца: он окончил металлургический факультет Политеха, работал в научно-исследовательском институте, и я решил поступать в тот же вуз и на тот же факультет. Свое мнение проявил в другом: выбрал не его специальность «Литейное производство черных и цветных металлов», а другую – «Машины и технологии литейного производства». Пришел, сообщил об этом отцу и был очень горд собой.

Как складывалась ваша дальнейшая карьера?
После окончания института я остался на кафедре, занимался наукой, учил студентов, и мне это нравилось. Но потом случилась перестройка, надо было кормить семью, я ушел работать в бизнес – классическая история. Супруга, с которой мы, кстати, знакомы с седьмого класса школы, работала педиатром, и у нас было такое время, когда я перед работой успевал отводить дочь в детский сад и иногда даже забирать, потому что супруга работала сутками. Опять же, классика девяностых: чтобы разбираться в новой экономической ситуации, пришлось получить второе высшее образование, окончив еще и Нижегородский государственный университет по специальности «Менеджмент». А через несколько лет Компанию, в которой я работал, приобрел «Лукойл».

Дети, в отличие от вас, решили не продолжать династию инженеров?
Сын также получил два высших образования: в области программирования и экономики. Вообще, в наше время, специалист, который имеет системное компьютерное образование и так необходимое экономическое, представляет собой гремучую смесь. И я был приятно удивлен, что у нас здесь есть много именно таких молодых людей, в основном, окончивших факультет информатики и робототехники УГАТУ, и работающих и в экономике, и в маркетинге, и сфере технологий – это просто звезды. Когда я приехал в Уфу, я неформально пообщался со всеми сотрудниками, и именно тогда убедился, что эти ребята далеко пойдут.
Что касается дочери, то она отучилась на биолога в Нижнем Новгороде, а потом получила диплом Плимутского университета по специальности «Береговая экология и морская биология крупных млекопитающих», участвовала в нескольких волонтерских программах, а потом увлеклась фотографией. Недавно она со своими коллегами вернулась с Камчатки, где несколько недель, передвигаясь на Камазе и живя в палатках, снимали это неземное место – вот буквально на днях прислала мне посмотреть фотоматериал.

Вы ведь и сами увлекаетесь фото и видеосъемкой. Даже принимали участие в съемках полнометражного фильма.
Да, признаться, я перфекционист, и даже к хобби привык относиться ответственно, хоть и понимаю с годами, что это может доставлять неудобства окружающим. Есть много вещей, которые я люблю, и несколько сфер, в которых я разбираюсь достаточно неплохо. В их числе и фотовидеосъемка. И в последние три года я, скажем так, участвовал в создании большого фильма «Андрей. Голос вина». Тема ленты перекликается с другим моим хобби – виноделием, она посвящена жизни и судьбе Андрея Челищева, который, как и множество других людей, во время революции 1917 года покинул страну и уже за рубежом был признан всем миром. А именно – он стал отцом современного американского виноделия, о чем в фильме говорят такие мэтры как Роберто Мондави, Кристиан Муэкс, Стивен Спарриер, представители знаменитых семей Антинори и Фрескобальди и другие. Именно Челищев был тем, кто стоял за сенсацией на «Суде Парижа» – дне, когда американские вина впервые в истории победили французские гран-крю на слепой дегустации в столице Франции. И так случилось, что я познакомился с внучатым племянником Челищева– Марком, продюсером и режиссером, который как раз был занят съемками этого фильма, после чего и решил присоединиться к проекту. Съемки велись по всему свету – в Штатах, во Франции, Италии, России, нам дали интервью не только знаменитые зарубежные виноделы, но и, например, режиссеры Фрэнсис Форд Коппола и Никита Михалков, крымский винодел Павел Швец, а музыку написал известный композитор и скрипач Алексей Айги. Картина не попала в программу Венецианского и Каннского кинофестивалей, я думаю, из-за несоответствия хронометража – она длится час и пятьдесят пять минут, а для подобных мероприятий документальный фильм должен быть почти вдвое короче. Сейчас мы занимаемся подготовкой короткой версии картины, и возможно, в будущем году ее увидят зрители, в том числе здесь – я хочу привезти фильм и в Уфу.

Андрей Геннадьевич Спирин родился в Нижнем Новгороде. Получил два высших образования: по специальностям «Машины и технологии литейного производства» Горьковского политехнического института и «Менеджмент» Нижегородского государственного университета. Имеет сертификат профессионального дегустатора Школы вин Бордо. Любит привозить друзьям необычные подарки из путешествий.

Текст: Наиля Валеева.
Фото: Антон Гутник


Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме