Гульсина Мавлюкасова

Прима-балерина Башкирского государственного театра оперы и балета исполнит главную роль в спектакле «Анюта», премьера которого состоится во время Фестиваля имени Рудольфа Нуреева в марте.

Как вы попали в балет?
Мой папа в свое время работал в оркестре нашего театра и, если он забирал меня из детского садика, брал с собой на работу. Поэтому я с четырех лет смотрела оперные и балетные спектакли: первый, который я запомнила и после которого захотела сама стать балериной, –  «Тысяча и одна ночь». Вообще, я болела этим. Мы жили в общежитии министерства культуры, где жили самые разные артисты – музыканты, танцоры, певцы. И один из них как-то принес мне старые пуанты и пачку, а я надевала их, бегала по коридору и сообщала всем, что буду «барелиной».

И родители поддержали ваше желание.
Я с десяти лет жила в общежитии хореографического училища: в те годы городской транспорт ходил не так хорошо, как сейчас, а мне надо было к восьми утра быть готовой к уроку в балетном классе, поэтому мы с семьей приняли решение, что так будет лучше. Мы все там были полностью изолированы от внешней жизни и с десяти до семнадцати лет жили своей особой семьей. Все время было расписано по часам: уроки, репетиции, работа в театре – с восьми утра и до десяти вечера мы были заняты постоянно.

Каково  было оказаться в театре и  сразу  быть приглашенной на ведущие роли? Правда, что отношения между артистами разного уровня – прима-балеринами и кордебалетом – могут быть, мягко говоря, натянутыми?
Да, это так. Конечно, уважение к возрасту есть везде, и молодежь, даже если приходит на ведущие партии, должным образом относится к артистам кордебалета, которые много лет работают в театре. А раньше, во времена Зайтуны Насретдиновой или Майи Тагировой, было и такое, что ведущие солисты не общались с кордебалетом. Первое время и за моей спиной шептались, я переживала и плакала, но в итоге поняла, что это укрепляет: надо закрыть глаза, заткнуть уши и делать свою работу. Со временем все замолчат. Сейчас уже нет такого, тем более в нашем театре, мы все свободно общаемся. И когда приезжают артисты их других театров на Нуреевский фестиваль, с удивлением говорят, что у нас здесь очень домашняя обстановка. Я рада такому положению дел, если честно.

Вы, как прима, можете выбирать себе роли?
Скажем так, я могу высказать свое мнение, и к нему прислушаются. Мне нравится танцевать роли, в которых есть драма, серьезный смысл, которые дают возможность заглянуть в себя, подумать. Не люблю «Спящую красавицу» – образ принцессы Авроры стилистически сложный, но для меня – не наполнен драматически. По той же причине не люблю «Сильфиду». Зато очень люблю танцевать балет «Спартак», партию Эгины. Когда эту постановку только начинали готовить, я отказывалась от роли, потому что считала себя лирической балериной и думала, что не сделаю все правильно для полноты характера, ведь Эгина – это роковая женщина, которая и стала центром конфликта. Но потом я очень полюбила эту партию, так же, как люблю Жизель или Джульетту. Такая же история, как со «Спартаком», сейчас происходит с «Анютой»: я все еще ищу для себя смысл и знаю – щелчок произойдет за пару недель до премьеры. Когда я буду полностью знать весь хореографический текст, тело само выдаст нужный образ.

Премьера – это волнительное событие?
Самое сложное для меня – «сдачи». Так мы называем генеральную репетицию, на которую приглашаются бывшие артисты театра, профессионалы, студенты училища, педагоги, которые тебя учили. На этом представлении у тебя просто нет права на ошибку. Перед премьерой «Спартака» я, например, себя вообще не помню – все было как в тумане, и меня настолько трясло от страха, что аж тошнило. А потом ты выходишь на сцену, делаешь пару па и выдыхаешь. Все.

Ваш  супруг – Ильдар Маняпов – также артист балета. Каково вам работать вместе?
Ильдар для меня – самый удобный партнер, мы практически всегда танцуем в паре и никогда не говорим о работе дома – такой негласный договор. Отрепетировали, вышли из зала и все – у нас есть только наша семья, дочь, родители. Мы никогда не сядем дома смотреть балет, иначе так с ума можно сойти. Кстати, в жизни мы никогда не ругаемся, все выплескиваем в зале: можем начать спорить так, что все остальные будут отводить глаза. И я никогда не чувствовала, что семья и работа мешают друг другу, мы везде понимаем друг друга с полуслова.

Думали о том, чем будете заниматься после балета?
Я об этом не думаю. Хотя по тому, сколько я уже оттанцевала, мне скоро пора на пенсию. Посмотрим, все будет зависеть от состояния моего тела, моего здоровья. Не хочу услышать, что все, невозможно смотреть. Я и Ильдару сказала: «Обещай, что скажешь, когда все, хватит».

Вы будете готовы это услышать?
Нет. Никогда. Никогда балет тебя не отпустит – это же вся твоя жизнь с десяти лет.

Гульсина Мавлюкасова родилась в Уфе в семье музыканта Галима Мавлюкасова. Окончила Башкирское хореографическое училище имени Рудольфа Нуреева, класс Леоноры Куватовой. Обладательница звания Народная артистка Республики Башкортостан, приза «Принцесса русского балета» Международного конкурса «Арабеск», лауреат премии Международной организации «Тюрксой». Вместе с супругом воспитывает дочь.

Текст: Наиля Валиева. Фото: Александр Рой


Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также