Семен Серзин: «Серебренников подарил мне роман "Петровы в гриппе" с посылом "Прочитай, чтобы поставить"»

Актер и режиссер играет главную роль в фильме Кирилла Серебренникова «Петровы в гриппе» по роману-лауреату «Нацбеста», ставит спектакли в ставшем родным Петербурге и по всей России, а также готовит кинодебют по хитовой пьесе «Человек из Подольска».

Как ты попал в картину Кирилла Серебренникова «Петровы в гриппе и вокруг него»?

Девять лет назад я снялся в Латвии в дебюте Айка Карапетяна «Люди там», который у нас так и не вышел. Чуть ли не единственным, кто его увидел, был Кирилл Семенович, который тогда ставил спектакль в Риге. Потом он позвал нас с младшим братом (актером Евгением Серзиным. — Прим. ред.) в фильм «Лето». Параллельно я предлагал ему что-нибудь сделать в «Гоголь-центре», и Кирилл Семенович подарил мне роман Алексея Сальникова «Петровы в гриппе и вокруг него» с посылом «Прочитай, чтобы поставить». Книга мне понравилась, но я не представлял себе, как это сделать в театре. Спустя время Серебренников написал инсценировку на основе романа и запустил фильм, куда позвал меня на пробы. На съемках мы много репетируем, что большая редкость. Это не обязательно прешут с камерой, иногда просто на телефон, но все продумывается и сочиняется — крутой процесс и действительно большое счастье: понимать, что так рождается настоящее кино.

А кем ты себя больше ощущаешь — актером или режиссером? Твои театральные постановки ведь идут по всей стране — от Москвы и Ярославля до Екатеринбурга и Новосибирска.

Наверное, режиссером, хотя мне все интересно. Я не позиционирую себя как актер, и поэтому мне легче — когда нет артистических амбиций, проще ко всему относишься. В таких профессиях нельзя вывозить все на сложных щах — должна быть самоирония. Это не значит, что относишься несерьезно. Ты оставляешь зазор, чтобы не превратиться в кого-то, кто ваяет себе памятник.

  • Семен Серзин и Кирилл Серебренников, фото: Hype Film

  • Семен Серзин, Кирилл Серебренников и Чулпан Хаматова, фото: Hype Film

  • Кирилл Серебренников, фото: Hype Film

Неужели и в детстве не мечтал выступать на сцене?

Я из Мурманска и, как и все там, хотел быть моряком. В семье у нас никто не был связан с театром: мама — учитель русского языка и литературы, а впоследствии финского, папа — помощник капитана. После школы я пошел в мореходку и параллельно начал заниматься в театральной студии. Через год накопил денег и поехал поступать в Театральную академию в Питер. Был уверен, что не выйдет, поэтому немного не рассчитал: пока проходил отбор, жил на улице — ночью гулял, а днем спал на лавках, потому что так меньше вероятность, что к тебе пристанут полицейские. Я думал пойти учиться к Владиславу Пази — мама рассказала, что он когда-то ставил спектакли в мурманском театре, — но пока ехал в поезде, он умер. Так я попал на курс Вениамина Михайловича Фильштинского.


Я готов был есть одну гречку — все ради театра

Вместе со своими однокурсниками — выпускниками Фильштинского 2011-го — вы создали в Петербурге свой «Этюд-театр», в котором ты два года был главным режиссером. Почему ушел — перерос эту историю?

Не то чтобы перерос. Это важный этап, которому я отдал много сил и времени: отказывался от предложений, готов был есть одну гречку — все ради театра. А потом, когда дальше вместе стало уже невозможно, ушел. Я долго это переживал, но все же отпустил и считаю важным опытом. Теперь занимаюсь «Невидимым театром», в котором делаю только то, что хочу, и с тем, с кем хочу. Пусть это и эгоистично звучит, но теперь я думаю про то, что интересно мне, а не сочиняю репертуар, стараясь занять всех актеров. Мне вообще раньше казалось, что если ты не преодолеваешь нереальных трудностей, что-то не то. Потом я понял, что когда все получается, не надо искать сопротивления.

Скоро ты дебютируешь в кинорежиссуре. Твой проект получил финансирование от Минкульта. Почему ты решил снять фильм по «Человеку из Подольска» — пьесе об одном экзистенциальном задержании и допросе?

Я поставил спектакль по пьесе Дмитрия Данилова в Яро­славском театре им. Волкова, его увидела продюсер Наталья Мокрицкая и предложила попробовать сделать из этого кино, а я всегда об этом мечтал. Даже снял два клипа группам OQJAV и «Не’мой фронт». Кроме того, я как раз поработал в кино с другими режиссерами — для меня это тоже стало своего рода подготовкой. Помимо «Петровых», я сыграл в дебюте сценариста «Горько!» Алексея Казакова «А теперь не смотри» — мистической драме с элементами хоррора.

Вообще, неудивительно, что «Человека из Подольска» ставят по всей стране. Я еще не успел прочитать пьесу, а уже начал пересказывать ее на другой репетиции, и все хохотали. И начинается она очень для нашего времени симптоматично — с вопроса Фролова: «Простите, а за что меня задержали?» Киносценарий немного отличается от пьесы, его драфт мы готовили с Юлией Лукшиной, который я сейчас дорабатываю. Пока каст окончательно не утвержден — еще будут ансамблевые пробы, а в феврале, надеюсь, начну снимать.


Как главный режиссер «Этюд-театра» поставил спектакли «Потудань», «Демоны», «ШКИД». Номинант премии «Прорыв» за спектакль «Демоны» и «Золотой маски» за «СашБаш. Свердловск-Ленинград и назад». Спектакль «Пожалуйста, дальше (Гамлет)» с его участием номинирован на «Золотую маску» этого года. Семен создал независимое объединение «Невидимый театр», в котором идут его спектакли «Любовь людей» (Д. Богославский), «Невидимая книга» (С. Довлатов), «Я шагаю по Москве» (Г. Шпаликов) и другие. 17 декабря в Ionoff Bar — премьера его постановки-читки «Мама, мне оторвало руку».

Текст: Елена Анисимова

Фото: Алексей Сорпов

andrey,
Комментарии

Наши проекты