Видео. Классические музыканты комментируют главные хиты 2017: от Лободы до «Грибов»

2017-й год петербуржцы провели под Burito, Светлану Лободу и группу «Грибы». Это следует из топа самых прослушиваемых песен, который специально для нас составил сервис «Яндекс. Музыка». Эти хиты – начиная с десятого места и заканчивая первым – мы дали послушать композитору Владимиру Ранневу, дирижеру Алексею Ньяге и председателю петербургского фонда Дмитрия Шостаковича Дмитрию Соллертинскому, попросили их прокомментировать и сняли все это на видео.

 

Также мы записали их разговор целиком

10. «Розовое вино» Feduk & Элджей

Владимир Раннев: Что я вижу здесь? Абсолютно копипастную продукцию. Люди собираются и репродуцируют формат, в котором все – от интонации, жестов и поведения до сюжетной линии и картинки – клонировано с нормальных, средних МТВшных образцов. Понятно, что это такой интернациональный поп. Но когда ты смотришь это у нас, это выглядит странно. Знаете, бывает вишенка на торте, а можно вишенку сверху на эскалоп положить. Когда слушаешь все это на русском языке, понимаешь, что они пытаются воспроизводить стиль и манеру уличной жизни, которых здесь нет. Все такое прогрессивное, ухоженное. Нет какой-то гопоты, ментов, алкашей – которые есть у Шнура, например. Здесь мы видим выхолощенную нездешнюю реальность. Знаете, это как соцреалистическая эстетика, которая демонстрировала не то, как живет деревня, а то, как она могла бы жить в идеальном, выдуманном, фальшивом мире. Так и здесь: приблизительно такой же, прогрессивный, легкий, комфортный мир, которого, конечно же, вокруг нет. А представить, что они поют где-нибудь в Амстердаме, Сан-Франциско, Мельбурне – невозможно. Они позиционируют себя как простые ребята из Купчино, только в настоящем Купчино все иначе.

Алексей Ньяга: Здесь есть такая фишечка. Я не слушаю такую музыку и совершенно в ней не разбираюсь, но мне отчасти даже понравилось, что это пение на понятном тебе языке – совершенно непонятно. О смысле мы, конечно, не говорим. Его нет, да и не должно быть, но это усилено тем, что это произносится нарочито невнятно.

В.Р: Невнятность и жесты – это все из каких-то хип-хоповских стандартов заокеанского разлива.

А.Н: Мне кажется, что для какой-нибудь задурманенной вечеринки это вполне. Тут схвачено определенное настроение.

В.Р: Что это, что поставить какой-нибудь аутентичный, десятилетней выдержки афроамериканский хип-хоп – я не думаю, что кто-то будет думать: «Что это вы поставили?». Я думаю, это будет течь как одно.

Дмитрий Соллертинский: Вы знаете, в чем дело – для меня это диковинка. У нас тут отличные рецензенты и эксперты – они прекрасно разбираются, а мне нужно годик такое послушать.

 

9. «Между нами любовь» Serebro

А.Н: У меня благоприятное впечатление по сравнению с предыдущей композицией. Здесь в какой-то зачаточной форме прослеживается развитие. С какого-то зернышка началось, что-то добавилось, постепенно ко второму куплету обрастает. Есть линия, которая ведется. На мой взгляд, более человеческий вариант восприятия, чем предыдущая.

В.Р: Все-таки в русской попсе предыдущего поколения была очень важна мелодия, мелодическая изюминка. А здесь этого нет. У Пугачевой, Аллегровой, Апиной – у них все-таки есть узелки, которые в памяти остаются, какие-то эмоции.

А.Н: А здесь эти эмоции тебе уже даются. Слушай и не думай, ощущение уже вырвано.

В.Р: Еще проще. Работа композитора и мелодиста: какая-то штучка в припеве, напряжение перед. Здесь вообще ничего этого нет. Просто тупо сделано, прямолинейно и безрадостно.

 

8. «Дни и Ночи» Джиган

В.Р: Какой-то «Пятый элемент». Мы видим нездешнюю реальность. Это уже не купчинские дворы, не отдых в Монте-Карло, не какие-то наигранные фальшивые страдания. Здесь какой-то странный чувак — с одной стороны, джигит, с другой, весь вылизанный и гламурный. Все нарочито красиво сделано в стиле Бьорк, Питера Габриела. Артхаусные клипы они посмотрели, но суть-то осталась так же — трам-пам-пам. Песня еще менее интересная, чем предыдущая, хотя, казалось бы, куда еще менее?

А.Н: Мне кажется, что и по предыдущим и последующим композициям можно высказываться тезисно. Повода для серьезного обсуждения, конечно, нет, и вряд ли он появится. Но здесь есть попытка погрузить слушателя и зрителя в определенную атмосферу. По крайней мере, в плане выбора тембров – есть за что ухом зацепиться, но потом это превращается в примитивщину.

В.Р: Банальная хип-хоперская шняга, он что-то ей говорит, а показывают нам странные вещи, как будто она инопланетянка. Какой-то чувак в пакете бегает. Еще немного и как будто «Сталкер» Тарковского начнется, только вылизанный до невозможности.

А.Н: Я не то что бы скептически отношусь к такому понятию как русский хип-хоп, мне просто кажется, что это еще в зародыше и настолько далеко от того, как это делается на Западе. Мне кажется, что на этой ниве у нас никто еще качественно ничего не сказал.

В.Р: Потому что все копипастят. У нас такого рода молодежно-исповедальная культура была ведь: барды, потом русский рок. А сейчас я даже не знаю, чтобы у нас была отечественная музыкальная эстетика демократичного плана, которая была бы оригинальной, которая здесь родилась. Понятно, что эти миллионы прослушиваний — это молодежь, но в этой среде не рождается оригинальная субкультура массового порядка. Есть разве что интересные персонажи, например, группа СПБЧ Кирилла Иванова, Шнур.

А.Н: Мне интересно, почему слушатели обращают внимание именно на этого исполнителя, если у них есть примеры миллионов более качественных зарубежных исполнителей? Я просто ставлю себя на место поклонника хип-хопа: почему буду слушать Джигана, а не тысячи американских исполнителей? Просто потому что здесь хоть чуть-чуть понятно?

В.Р: Я скажу, у меня 19 летний сын. Он вырос в Германии, и когда он взрослел, лет в 15-17 он слушал немецкий хип-хоп – в нем свои словечки, свой сленг, ситуации и привязка к его жизни. Важно узнавание.

 

7. «Если ты меня не любишь» Егор Крид и Молли

В.Р: Абсолютно такая же как гармоническая последовательность как во второй. Да, и еще, а где хрупкая и ранимая героиня? Все какие-то стервозные, мол попробуй подойди – десять раз подумаешь.

А.Н: Мне кажется, что на примере четвертой композиции мы получаем представление о том, в каком виде в целом это существует на нашей поп-сцене. Перед авторами этих песен стоит непростая задача. В этом широком и постоянно обновляющемся потоке нужно находить зацепы, чтобы это отличалось от огромного количества существующих композиции.

В.Р: Причем находить такие зацепы, чтобы этот стандартный инвариант они не нарушали, иначе ты выйдешь в узкий слой специфических меломанов и не наберешь столько просмотров.

А.Н: По крайней мере, эта композиция обращает на себя внимание. Здесь не самые тривиальные ритмические перебивки. Я помню свои ощущения, никогда эту группу не слушал больше, но когда появилась песня «Девушка Прасковья из Подмосковья», это невмещение текста в привычную канву казалось таким свежим и оригинальным. Уверен, авторы этой композиции тоже думали, как, не выходя из этого стандартного русла, найти точки и элементы, которые заставляли бы запомнить, что это песня Егора Крида.

В.Р: Я тут подумал, а ведь действительно есть странные зацепочки, которые хватают слушателей. Есть такая Наталья Ястреб – абсолютно сумасшедшая, тоже попса. Но у нее не 33 млн просмотров. Видимо, чтобы было столько просмотров, нужно чтобы был жирнющий стандарт, который работает. По мелодической части здесь двойка с минусом, конечно. Не сравнимо, например, с композицией «Художник, что рисует дождь» Анжелики Варум. Это шедевр, конечно.

 

6. «Сопрано» Ани Лорак и Мот

В.Р: По-моему, это один в один предыдущий клип. Все, что было там, можно сказать и про это. Там они эксплуатируют торговый центр со стеклянными витринами, здесь они мерседес облазили со всех сторон, разве что под капот не залезли. И по музыке то же самое. Вся эстетика, визуальный ряд – одно и то же.

А.Н: Неужели публику приучили к настолько стандартным гармониям?

В.Р: Я уже отметил, что русская попса 90х, советская попса 80х… Вот то, что мы прослушали сравните с «Мой дельтаплан» и другими композициями – там все продумано, а здесь все по-другому.

А.Н: Даже и песней это не назвать, потому что в песне должна быть мелодия.

В.Р: Нет, она здесь есть. Кто здесь композитор? Мот? Я не знаю, это композитор или нет? Ани Лорак, скорее. Это певица?

А.Н: Песня не имеет своего внятного лица.

Д.С: Я это слышу впервые, я такой абориген. Владимир, Алексей люди добрые, пытаются найти что-то хорошее в этом, а я пока ничего хорошего не вижу.

А.Н: Мы действительно сидим и пытаемся найти хоть что-то интересное.

В.Р: Но люди действительно это слушают, миллионы. Это не просто кто-то состряпал, и мы должны это оправдывать. Это реальность, которая нас окружает.

Д.С: Это фоновая музыка. Я ехал в маршрутном такси, и водитель слушал подобное. Это не значит, что он ее поклонник.

 

5. «Впусти музыку» Елка

В.Р: Это поинтеллигентнее. Намного. Это уже мир офисных воротничков, людей, которые не обманывают себя, не прожигают жизнь. Клип с элементами хоум-видео. Мы видим детей, новую квартиру в новостройке, куда въезжает семья по ипотеке. Уютный домашний мир ячейки общества для которой важна душевность, спокойность, стабильность – она здесь есть в музыке, голосе. Не певица является главной героиней – она наблюдатель, она смотрит как добрая соседка, коллега по работе, как у всех все хорошо.

А.Н: Первая вещь, которая мне понравилась. Это звучит пафосно, но это позитивное настроение, искреннее. Хорошее ощущение, мажорное от этой композиции.

В.Р: Не могу сказать, что мне нравится, но тут другое отношение. Она все это немного лакирует, но это все-таки реальность, которая нас окружает. Это мог бы быть один из лучших вариантов переживаний нашего современника на уровне элементарных вещей – уверенности, заботы о ближних. Это все довольно сладковато, но покрыто съедобным сиропом.

Д.С: Мне немножко понравилось, есть хоть какое-то отличие от предыдущих композиций. Но, честно говоря, мне больше нравится слушать наших экспертов. Владимир такой сюжет продумал, пойдет для оперы или хотя бы оперетты: ипотека, новостройка, дети.

 

4. «Неделимы» Artik & Asti

А.Н: Тут почти сразу все понятно. Я думаю, что если постараться, можно эту песню услышать в сезоне предыдущих лет в исполнении другого певца или певицы с другим текстом. Тут без эмоций даны штампы, в плане тембрального ощущения и подачи текста, лишенного всякого смысла.

В.Р: Мне это напомнило, как в 90-е появились кооперативные театры, кино и кооперативные певицы. Какие-то папики продвигали на экраны провинциальных Снежан, Илон и Злат. Одета она как содержательница провинциального салона «Камея» или «Жемчужина». Зовут ее, конечно, Эсмеральда, нет? Асти? Одета чудовищно, поет чудовищно, макияж чудовищный. Клип – почему я сейчас вспомнил 90-е – шик для нищих. Дольче вита для недомогающих. Все это снято в каких-то примитивных тонах в программе After Effects. Они подставили какие-то слои, фон такой, картинка такая. Все пестрит и искрит. Какая-то левая продукция, где-то в Одессе на Арнаутской это все делали.

Д.С: Но все-таки вы удостоили эту композицию большой честью, вы говорили о ней много. Я думаю, что даже ругать так много не надо.

 

3. «Случайная» Loboda

В.Р: Я сейчас подумал, что по интонации мне это напомнило Ветлицкую. Но Ветлицкая – это шикарная певица с отличными песнями, очень тонко и мастерски сделанными клипами, а тут опять как-то все никак.

В.Р: Может быть, люди это потоково слушают. То есть какой-то процент несознанки в этом.

Д.С: Мне кажется, большой процент несознанки. На дачах очень любят включать и копаться в огороде. Почти наверняка это идет какой-то поток.

А.Н: Под такое много не накопаешь.

В.Р: Я не понимаю, кто целевая группа вот этой дамы?

А.Н: Во-первых, все таксисты. Призывники. Или скорее старослужащие. Меня в какой-то момент укололо, но не согрело присутствие синтетических струнных, но ничего из этого не получилось.

В.Р: Там была заявочка на что-то такое, мол, я не уже беззаботная девчонка, я серьезная, про жизнь, с оркестром. А потом все равно, сидит, что-то в кресле рассуждает. Мне как-то не жалко ее.

А.Н: В процентном соотношении целевая аудитория как-то больше печалится, чем находится в позитиве. Тема то, везде одна: «Я ждала, а ты ушел. Ты пришел, а я уже не здесь». А страдания у них холодные, ожесточенные.

 

2. «Между нами тает лед» Грибы

В.Р: Мне очень нравится. Есть сюрреалистическая шизофрения во всем этом, какой-то Магритт даже, когда они в этих шапках сидят. И все фантазийно придумано, необычные персонажи, текст тоже небанальный.

А.Н: Меня эта эстетика не впечатлила. Но даже не потому что здесь есть достаточно конкретный скиновский подтекст. Я не очень понял, почему так часто бит закрывает текст. Иногда невозможно понять, о чем там поется. Целевая аудитория явно предполагает определенное состояние сознания для прослушивания и создания такой композиции. Мне кажется, что текст и образы были реконструированы из какого-то такого состояния.

В.Р: Я сейчас не пьян, не накурен и не обколот, но мне понравилось. В YouTube полно настоящих гопников. А тут ирония и даже скорее сарказм над гопнической эстетикой. Они с этим играют, иронизируют, саморазоблачаются. Мне очень понравилось, что это первый клип, из всех что мы видели, в котором много авторско-придуманного. И хореография, и движения нелепые. Все, что мы видели до этого – это то, как надо. Как надо сделать чтобы понравится, без собственной витальности и фантазии. А здесь всего этого полно, в этом есть жизнь. А от предыдущих такое ощущения, что люди обратились один в модный бутик, где всех одели и накрасили, потом поставили Mersedes винтажный и его облапали на камеру.

Д.С: Я эту композицию раньше не слышал, но она выделилась на фоне других. Владимир пытается найти крупицу золота, промывая этот песочек и что-то находит. Все, конечно, довольно банально – «Между нами тает лед» беспрерывно. Но это первая песня, которая хоть как-то отличается, и слова которой я хотя бы отдельно понял.

 

1. «По волнам» Buritо

А.Н: Мне нравится.

В.Р: Не могу сказать, что это отталкивает, что-то снято на камеру, что-то спето. В начале он поет «Софиты и глянец, я иностранец» – какой-то Пастернак начался. А потом все снова никак. 

А.Н: Мне понравилось, что здесь удачно найден компромисс. Здесь есть достаточно плотный качающий ритм, но при этом выбран более спокойный темп, что, в целом, делает композицию доверительно умиротворяющей.

В.Р: Это ведь медляк? Или для медляка это как-то слишком? Сейчас ведь медляки не танцуют уже. 

А.Н: Сейчас медляк ты танцуешь один. Это соло-медляк. Мне понравилось, что здесь получился синтез достаточно активный в битовом смысле, но при этом он так ровно и спокойно дается.

Д.С: Вот Алексей сказал, что ему понравилось, и я ему верю. Но что здесь может понравится, очень трудно сказать. Я не ожидал, что так мало внимания уделяется текстам сейчас, тексты практически не важны. Последнее, что я понял, что «Я иностранец». Дальше была полная белиберда. Видимо, я сейчас больше слушаю каких-то старых бардов, где находится масса всяких изюминок. Эта музыка, я прошу прощенья, для меня, неподготовленного слушателя, вся какая-то одинаковая. Может, так и надо? Может, так и требуется?

В.Р: Возможно, эта одинаковость действительно связана с дистанцией между нами, наслушанности нет никакой. Для нас какой-нибудь кенийский или конголезский фольклор – это одно и то же. Но кениец вам скажет: «Да вы что! У нас все по-разному». Мы слушаем это как нечто потоковое. Видимо, сама музыка, ее эксплуатация, должна происходить в потоковом режиме – в режиме фона для вечеринки, дискотечного вечера, танцпола, где одно сменяет другое. Моя дочь подошла ко мне недавно и спросила: «Какую музыку вы раньше с мамой слушали? Я забыла. А, ретро, точно!». Конечно, с позиции ретромана я смотрю на это и понимаю, что лицо песни, ее принципиальное отличие от другой играли важную роль в завоевании рынка. Мелодичность, образ. Тут мы видим полтора типа, а там был десяток. Здесь я вижу железобетонный стандарт, из которого только иногда торчит едва заметная специфика. В этом плане мне понравился клип группы «Грибы», потому что он визуально, эстетически и музыкально другой. Там есть работа над собой. Я вижу, что люди придумывали что-то. Там есть опыт людей, которые преподносят реальность, в которой они живут. А это? Где здесь опыт реальности, в которой он живет? Он изготовляет нам какой-то пакетированный сок, какой-то продукт. Это мельчайшая деталь в общей картине стандартов.

Д.С: Мне кажется, в целом все хорошо. А что? Симпатичная песня, нет какой-то жестокости, явного зла, пошлятины. Я бы взял и начал слушать, но у меня машины нет. Я в целом доволен, я ожидал что будет что-то хуже, что будет больше патологии. Вполне корректная и нормальная песня. Владимир, конечно, человек очень тонкий и хотел бы больше развития сюжета, и это правильно. Я ожидал, что тексты сейчас будут более интересные. Но то ли нет данных, то ли нет возможности сочинить что-то интересное, запоминающееся. А так… Милые дамы, милые юноши – вполне для пятницы годится. Алексей, есть ли что-нибудь из услышанного сегодня, что вас сильно встревожило?

А.Н: Я последнее время отношусь к этому очень лояльно. Но какие цифры просмотров? 140 млн, 70 млн! Если такому количеству людей эта музыка нравится, им хочется ее слушать, хочется включать ее в свои плейлисты – значит так тому и быть.

Д.С: Может, это параллельное слушание? Может, люди потом идут слушать симфонический концерт, оркестром которого вы дирижируете?

В.Р: Я согласен, может необязательно симфонический концерт, но это музыка, которая обслуживает быт. Она фонит, резонирует, существует параллельно с тобой, чтобы текучую жизнь подслащать, вносить драйв, атмосферу. 

 

Проект: Михаил Стацюк, Морозова Ксения

Съемка, монтаж: Валентина Верещагина

Расшифровка: Евгения Симакова

Редакция благодарит за помощь «Голицын Холл» и кафе «Цифербург»

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Новости партнеров