Петербург — столица российского вебкама. Почему? И как устроена эта индустрия? Объясняет совладелец сети студий

Петербург — столица российского вебкама: в нашем городе более 200 студий. Ежедневно мужчины, женщины и пары в них, а еще тысячи людей прямо из своих квартир за деньги делают то, что им скажут зрители по ту сторону экрана. «Собака.ru» поговорила с совладельцем сети вебкам-студий Йомо (имя героя изменено по его просьбе) о том, как устроена индустрия, что с ней произошло во время пандемии, жестоком отношении к моделям, прибыльности и законности вебкама в России.

Как попал в сферу и стал совладельцем сети студий

Я начал карьеру в индустрии с работы моделью в вебкам-студии в 2016 году:  работал официантом, зарплата была маленькая, денег ни на что не хватало, меня постоянно звали в вебкам. Через полгода я решил, что можно попробовать подрочить за деньги — дома это делаю бесплатно, почему бы и не заработать. Мне пообещали, что все будет классно, но в итоге я сидел в каком-то вонючем подвале и дрочил на грязной липкой простыне.

Год был моделью, достиг определенных высот — был в топе среди русских вебкамщиков — потом еще год работал администратором студии. После этого мне поступило предложение открыть свою студию. Это произошло, потому что у меня хороший подход к делу: думаю о людях и сфера мне интересна. Тема секса всегда будет актуальна, я знаю, что это никогда не прогорит, потому что дрочить всем всегда будет хотеться. Сейчас у нас уже есть небольшая франшиза: помогаем открывать студии в других городах.

Сколько нужно денег, чтобы открыть вебкам-студию

На открытием вебкам-студии нужно минимум 600 000 рублей. Но чтобы составить конкуренцию, этого маловато, тебя просто затопчут. Конечная сумма зависит от того, есть ли у тебя квартира или ее придется арендовать, сколько в ней комнат, нужно ли делать ремонт. Студию всегда нужно развивать. Обычно все думают, что это легкий бизнес, открывают и забивают на все, потом у них портится репутация, никто не ходит, они закрываются. 

Чтобы открыть хорошую студию, нужно около 2 млн рублей — на оборудование, софт для стриминга, чтобы поддерживать жизнь первое время. Наша студия существует год, и мы бы могли уже давно окупиться, но переезжали, делали ремонт, так что деньги инвестору пока не вернули.

Как бизнес оформляется по документам?

Никак. Некоторые официально оформляют бизнес как фотостудию или клуб, но мы просто арендуем квартиру для себя. Вебкам с точки зрения закона сейчас в России в серой зоне: он и не законен, и не незаконен. Бывает, что к нам приходит полиция и обвиняет в том, что у нас притон. Но у нас нет ни видеозаписей, ни клиентской базы, ни посторонних людей. Стрим происходит в сети и сразу исчезает, люди просто общаются, а сиськи показать каждый имеет право. Единственное, до чего можно докопаться — это несовершеннолетние и наркотики, и мы пристально следим, чтобы не было ни того, ни другого. Так что с точки зрения закона все чисто, кроме того, что мы не платим налоги. Но это уже не наша проблема: вебкам привлекает в Россию огромное количество зарубежных денег, и если бы его легализовали, как во многих европейских странах, то часть этих средств могла бы идти в бюджет. Так что могли бы приносить пользу, но в правительстве сидят дядьки из 1990-х, которые делают вид, что дрочить — это аморально и неправильно.

С моделями мы заключаем договоры, которые по сути не имеют юридической силы — просто анкетка с весом, ростом и параметрами для сайта и правила студии, в которые можно потом тыкать пальцем. При этом официально мы им ничего предъявить не можем — и они это понимают. У нас есть штрафы за пропуски, опоздания, нарушение субординации, секс на студии — делаем все возможное, чтобы не превращаться в шарашкину контору.  

Как распределяется доход?

Распределение дохода зависит от студии, у нас это примерно 50 на 50, кто-то забирает более жирный кусок, кто-то — поменьше. Некоторые сначала делают долю для моделей больше, чтобы привлечь их, а потом уменьшают. Если модель начинает зарабатывать много, в хороших студиях ее процент немного увеличивается — таких, наверное, процентов 20. Токены (токен валюта, которую зрители покупают за деньги и расплачиваются с моделью — Прим. ред), которые пользователи платят моделям, мы обналичиваем, есть разные платежные системы, которыми можно пользоваться — они берут себе определенный процент.

Рынок вебкама

Рынок в Петербурге огромен — это российская столица вебкама. Сейчас в городе больше двух сотен студий! То есть каждый десятый житель Петербурга работал или работает в этой индустрии. Я очень часто встречаю бывших моделей, регулярно натыкаюсь в Tinder на девушек со знакомым интерьером студий на заднем фоне.

В Москве совершенно другая жизнь, слишком быстрая, и там деньги нужны всем сразу, никто не хочет ждать — а в вебкаме сначала нужно какое-то время пораскачиваться. В регионах тоже есть студии, но далеко не в таком количестве, как у нас. Почему так получилось? Петербуржцы простые, нас не парит всякая фигня вроде моральных принципов. Потихоньку начинаем понимать, что ценно, а что нет. Я считаю, что пока ты не доставляешь другому человеку дискомфорт, можешь делать, что хочешь. В Петербурге больше людей творческих, свободных от общественных установок, раскрепощенных.


«Петербург — столица вебкама, потому что горожане простые, нас не парит всякая фигня вроде моральных принципов»

Какие студии есть в Петербурге?

В эти две сотни студий входят разные: есть маленькие, когда какой-нибудь Вася решил подзаработать денег, у него есть три комнаты, он запарился, сделает ремонт, будет спонсировать девочек шампанским или чем-то еще, возможно, спать с ними, платить 7 тысяч коммуналки и сидеть на жопе ровно. Вообще все хотят навариться, никому не интересно прогрессировать в сфере. Понтуются только, что у них свое дело, никто не хочет быть спасательным плотом для людей.

Есть крупные студии, которые еще в 2000-е открывали дядьки с пузами из 1990-х. Там все очень жестко, они к людям относятся как к мясу. У нас с ними были конфликты: например, когда модель пыталась уйти от них к нам, а они пытались ее шантажировать. При этом у них есть бренд, налажена реклама, поэтому люди к ним все равно идут. У самой большой из таких студий вид из окон прямо на надпись «Город-герой Ленинград» на площади Восстания. Моя задача — забрать у них всех моделей, создать хорошие условия, чтобы все были счастливы.

Наша студия довольно большая: 8 комнат и около 30 моделей (у каждой модели свой график). Есть место, где можно поспать, планируется спортзал. Я продумываю дизайн каждой комнаты, композицию — лучше потратить больше, но чтобы я сам был доволен. У нас есть система рейтинга: если зарабатываешь много, можешь выбирать любую комнату, какую хочешь.

Как находят моделей и кто работает в студии?

Самый очевидный способ поиска сотрудников — это сервис знакомств Tinder. Еще многим наверняка писали ВКонтакте с предложением посидеть в колл-центре — это тоже завуалированный вебкам. Я всегда говорю правду: «Ты будешь дрочить». Но если у тебя хороший английский и есть харизма, то ты можешь зарабатывать, даже не раздеваясь. В начале, конечно, нужно завлечь, но потом можно просто беседовать.

Часто приходят работать 18-летние малолетки, которые садятся перед камерой и говорят «Где мои деньги». Никто не хочет костюмчики надеть, подтянуть язык, постараться. Есть девушки настолько красивые, что могут просто сидеть и зарабатывать большие деньги — но это исключение. У нас была одна такая белоруска — поставила самый высокий ценник, смотрела пафосным взглядом в камеру, а ей все равно платили.

Сейчас у нас работают девушки, парни и пары, но для следующей студии я ищу только девушек, потому что мужчины — бесполезные. Они постоянно пытаются подкатить к моделям, вечно что-то ломают, а зарабатывают среди них только качки и те, у кого член большой. Портят комнаты, а с них даже штраф не взять, потому что денег они не приносят. Ну и харизма нужна, а у мужчин в России с ней проблемы. Парней много, но они все ужасно работают — один из 20 имеет прибыль.

Девушек мы ищем всех — любая может зарабатывать. У нас есть одна ростом около метра — и ей тоже платят зрители. У людей куча фетишей, о которых не принято говорить. Бывает, что смотришь на какую-нибудь жирную девушку, у которой шоколадка тает на сиськах, и думаешь: «Она никогда не заработает». А она делает за смену 15 000.

Но самые популярные женщины в вебкаме — милые, которые похожи на малолеток. Даже сайт иногда присылает баны, принимая их за несовершеннолетних. У нас есть одна такая: улыбается, раздевается максимум до белья и имеет тысяч 200-300 рублей в месяц.

Заработок моделей

Вебкам — это лучший старт, чтобы подзаработать денег и открыть свое дело или хотя бы на пенсию себе отложить. Можно зарабатывать 40 тысяч в месяц, а можно — миллион. Одна моя знакомая в первый же месяц сделала 1,5 миллиона рублей — но для этого нужно быть ей, а она хороша. В нее влюбился чувак из списка Forbes — правда, потом он узнал, что у нее есть бойфренд, и перестал платить. Заработок можно постепенно увеличивать: администрация студии помогает нащупать нужное русло. Я с опытом уже понимаю, что кому лучше делать, чтобы больше донатили. Миловидной девушке, например, можно поиграть в скромницу, не раздеваться слишко быстро, а если у нее голос приятный — то поставить микрофон получше и побольше говорить. 

Про отношение к моделям

Будешь ты зарабатывать или нет, зависит от того, комфортно ли твоим моделям. Нужно, чтобы нахождение в этой сфере не доставляло людям дискомфорта — создавать приятные условия, придумывать поощрения для своих сотрудников, проводить корпоративы, поддерживать моральный дух, да просто общаться по-человечески — все рано или поздно устают. Отдачи в таком случае всегда будет больше. А ведь в эту сферу люди не от хорошей жизни идут. Мы считаем так, но во многих других студиях людей выжимают, как тряпку. Сидит управляющий, как тиран, которому плевать, что с человеком происходит — один перегорит, придет другой.

Я разработал эффективный график для моделей: у них есть несколько смен в сутки в наиболее выгодное время. Все работают по-разному: кто-то каждый день, кто-то пятидневку, кто-то берет четыре-пять смен в неделю. 

Текучка кадров в Петербурге большая — может быть несколько собеседований в день. Девушки уходят из индустрии чаще всего, потому что находят парней, которые плохо относятся к их работе. 

Про сливы интимных фото и видео

Я сразу предупреждаю: возможно, тебя будут шантажировать, если ты будешь выкладывать на сайте со стримингом те же фотографии, что и в соцсетях. Лучше закрыть профиль везде, потому что нищеброды пытаются заработать на твоем желании нормально жить. Как пиявки — ненавижу таких людей. 

Мы с этим никак не боремся, я изначально говорю, что риски есть. Обычно с шантажистами можно просто поговорить, сказать «Ну и скидывай куда хочешь», и они забивают. Мне тоже писали такое, я в ответ отправил фотку члена, дал страничку мамы и отца и написал «Скидывай, не страшно». В итоге ничего моим родителям не прислали. 

Сливы случаются постоянно — это интернет, от этого защититься невозможно. В этом никто не виноват — нужно смириться. Я как-то занимался удалением ролика из «ВКонтакте» — меня попросила модель, мы были в хороших отношениях. Потратил кучу времени и сил, видео удалили. Но заниматься этим больше не хочу: надо подтверждать, что это твой аккаунт, писать в поддержку, видео выпиливают, а через два дня оно снова появляется в сети, потому что сохранилось у чувака на компе. Если у тебя классная внешность, то сливы с тобой будут появляться на всех порносайтах. Мы от них ничего не получаем и не жалуемся — смысла в этом нет. Некоторые студии врут, что все конфиденциально и никаких сливов не будет, но это грязная политика зазывал. Есть сайты, которые на сливах из вебкама специализируются, но мы их как конкурентов не воспринимаем: если бы людей устраивало записанное видео, вебкама бы не было. Соперников вообще нет в этой сфере: спрос на секс будет всегда. Даже если в каждом доме будет бордель, все они смогут что-то зарабатывать. 

С какими проблемами сталкиваются модели?

Кому-то тяжело работать в вебкаме, но мне это не очень понятно — меня не парило, что я свечу членом, а на экране мелькают какие-то сообщения. Бывают девушки, которых сильно задевают оскорбления, если им говорят, что они не красивые. Некоторые переживают, что они как-то не так выглядят в кадре, потому что себя не любят. В таких случаях мы с ними беседуем, пытаемся поднять самооценку, даем выговориться. Этой работой в студии занимаюсь я. Еще слежу, чтобы в коллективе не было проблем, чтобы никто не ругался, не соперничал.

Есть еще проблема, что у людей, не готовых к большим деньгам, они появляются — и видишь, как птенчик превращается в годзиллу, чувство собственной важности взлетает до небес. Но такие люди могут резко перестать зарабатывать. Тут, как и везде, нужно действовать грамотно: например, не выкладывать фотки со своим парнем, если ты каждый день втираешь донатерам (зритель, который отправляют тебе донаты — Прим. ред) что любишь их. 

В этой сфере проблема еще в том, что если ты хочешь взять отпуск, то после твоего возвращения ты никому не будешь нужен. Зритель привык, что дрочит на тебя каждый день, а если тебя не будет, то найдет другую модель и забудет. Девушки действительно устают морально и физически, но многие слишком перегибают палку в своих жалобах — есть занятия, отнимающие гораздо больше сил, как минимум не этично говорить, что ты устал и больше не можешь работать. Может напрягать большое количество общения: но тогда можно на какое-то время менять формат и больше дрочить. Или наоборот, если устаешь от раздеваний, больше разговаривать, чтобы перезарядиться.

Про уход моделей из студии

Часто девушки начинают думать «Ой, за что я должна платить студии». Объясняешь: за оборудование, твое обучение, фотосессии, помощь, место, чтобы ты могла работать без отчима за стенкой. Некоторые все равно уходят и пытаются работать на себя — но большинство в итоге теряет в заработке. Нет контроля, сложно придерживаться графика, как в студии — а есть чуваки, которые заходят посмотреть на тебя в одно и то же время. Все считают себя самыми умными, но оказывается не так. Со временем денег становится все меньше и меньше, и в итоге люди совсем уходят из индустрии. 

Аккаунты после ухода человека из студии остаются нам — мы можем их передать, продать, заблокировать. Сами модели обычно заводят новые, добавляя к своему имени черточку или цифру. 

Вообще люди часто выбирают работать на себя, потому что прошли через эти ужасные студии со старыми дядьками, которые их выжимали, накуривали и уничтожали. И после этого говорят, что студии — это дно. Все из-за чего? Потому что тупые мудаки из 1990-х все делают ужасно, куда бы ни полезли.

Как пандемия повлияла на вебкам

Сначала люди начали тратить меньше, придерживать деньги, был небольшой спад. Но потом заработок восстановился. Моделей стало больше: люди теряют деньги и идут не в доставку, а к нам. Стало процентов на 20 больше заявок. Вообще чем хуже ситуация в стране, тем больше в вебкаме людей, и тем лучше у нас идут дела

Мы, конечно, усилили меры безопасности: все ходят в масках, пользуются санитайзерами. Если кому-то станет плохо — отвезем в больницу. 

Я не думаю, что пандемия может радикально поменять сферу — скорее она зависит от развития технологий, например, VR. Бесплатная премиум-подписка для всех от PornHub на нас никак не повлияла, потому что вебкам — это не то же, что порно, это совершенно другое. 


Мы все настоящие в тот момент, когда становимся грязными животными

Про клиентов

Донатят в основном зрители из Штатов и Европы. В России люди не привыкли платить за контент, а там подписки на разные сервисы — это норма. Русские просто халявщики и халтурщики, так что мы живем за счет зарубежного адекватного менталитета. В стриме на тысячу человек русских будет человек пять, да и то они не донатят, а высматривают знакомых.

О сути вебкама

Я веду бизнес так, как бы мне нравилось, будь я моделью. Если все в индустрии станут такими, как я, будет круто, хотя я не верю, что в нашей стране все могут искренне относиться к людям по-человечески. Пока все плохо вокруг тебя, вряд ли ты станешь максимально хорошим — окружающая действительность отзывается эхом в поступках людей. Поэтому люди шантажируют других моделей с целью наживы, из той же оперы идти раскидывать наркотики по подъездам — всем же хочется нормально жить. Меня просто хорошо воспитали, заложили зернышко доброты. А кого-то били в детстве, и он вырос жестоким. 

Я хочу накопить денег и создать легальный бизнес. Но из вебкама совсем уходить не хочу — это, можно сказать, для души, мне нравится эта индустрия. Я люблю всякую пошлятину. Люди в обычной жизни напускают пафоса, строят из себя кого-то, а на самом деле грязные внутри. В этой сфере они раскрываются и становятся искренними, тем, кем они являются на самом деле. Мы все настоящие в тот момент, когда становимся грязными животными.

Морозова Ксения,
Комментарии

Наши проекты