• Город
  • Портреты

Егор Лесной

Автор проекта #СПАСАЙНЕБОЛТАЙ берет в руки инструменты и погружается на дно Байкала, чтобы навести чистоту в нашем регионе. В этом году Егор очистил Мраморный карьер и привел в порядок Иркутское водохранилище.

Почему ты вообще решил заняться экологией?
Эта тема мне всегда была близка. Я с детства интересовался природой, мы с дедом ходили в лес, я видел, как отец плавает в Ангаре. Плюс я вырос на фильмах Жак-Ива Кусто и понимал, что хочу идти тем же путем. Зимой мы с друзьями занимались зимним плаванием, и встал вопрос, что я буду делать вне сезона. Все помнят шум вокруг строительства завода на Байкале полтора года назад. К слову, я не был против. В этой истории я увидел лишь раздувание ксенофобии, а не стремление защитить Байкал. Я понял, что большинство людей могут только орать, но ничего не делают. Поэтому я решил запустить челлендж #спасайнеболтай, чтобы привлечь людей к индивидуальной ответственности. В конце мая прошлого года мы с моим другом Женей Лоховым приехали на пирс в Листвянку, поныряли, достали 250 килограммов мусора. Так все и началось.

Куда вы отправляете мусор, который собираете?
Покрышки, самый тяжелый мусор со дна Байкала, отправляются на переработку. Остальное свозится на свалку. Организация «Чистый Байкал», с которой мы проводили совместную уборку в этом году, частично сортирует мусор. Но у нас таких возможностей нет. Чтобы сортировать отходы в органике, нужны производственные мощности. Я не привезу несколько мешков бутылок с Байкала домой, чтобы помыть их в ванной. Меня выгонят.

Жена тоже в теме?
У нас в семье сортировка и уборка мусора — целиком и полностью позитивная история. Даже ребенок понимает, что, куда класть. Настя часто прибирается на прогулках, когда видит мусор. Для Миры это тоже норма. Для меня самое главное — изменить мышление хотя бы одного человека.

Какие крупные события у тебя были в этом году?
Первое — уборка на Иркутском водохранилище в районе поселка Патроны. По нашим подсчетам, там было около 400 тонн покрышек. Глинистое дно усложнило задачу. От 20 до 40 минут уходило на то, чтобы достать и почистить одну покрышку. Это титанический труд. Потом к нам подключились ребята из «Битайра», «Байкал-Шины», нашелся подрядчик, который вывез часть мусора. Администрация Ушаковского района предоставила нам трактор, я надел гидрокостюм, и мы вытащили остаток. Второй объект — это Мраморный карьер. Мы его отмывали два раза. Вместе с волонтерами организации «Чистый Байкал» краном достали около семи тонн мусора: бревна, металлолом, покрышки. Сейчас мы планируем заниматься благоустройством карьера. При таком потоке людей глупо просто ставить заборы. Нужно создавать инфраструктуру, которая будет делать это место лучше и минимизировать негативное воздействие человека на природный объект. У меня большие мечты по поводу карьера — сделать его прецедентом того, как может быть.

Когда вы планируете благоустраивать карьер?
Очень хочется сделать это к следующему летнему сезону. Сейчас мы совместно с компанией «Адикт» и «Градостроительной школой» разрабатываем проект. Мы прикинули, как можно изменить это место, показать карьер с другой стороны. У меня сознание переворачивается от таких крутых идей. Мы будем подавать заявки на федеральные гранты и надеемся, что у нас все получится.

Какие еще локации есть в планах?
В области большая проблема — стихийные свалки. Мне часто пишут жители регионов, чтобы мы приехали и помогли им убрать мусор. Но это огромные средства, сотни КамАЗов, проектная разработка, рекультивирование почвы. Даже возле городов и охраняемых объектов есть очень запущенные места. Люди по инерции продолжают свозить и выкидывать мусор даже туда, откуда он регулярно вывозится. Моя цель не в этом. Я хочу призвать к индивидуальной ответ- ственности каждого человека.

Ты себя позиционируешь как экоактивиста?
Я не хочу говорить, что это мое дело жизни. Периодически мне предлагают создать организацию или фонд. Отказываюсь от этого принципиально. Иначе пропадет смысл. Люди не понимают, что можно прибираться просто потому, что тебе не все равно то место, где ты живешь. Они привыкли, что обычно прибираются пионеры, обязанные организации или участники предвыборной кампании. Для меня главное — сломать этот стереотип. Когда я создам свой фонд, на такой миссии можно будет ставить крест. Потому что я уже буду организацией, которая обязана прибираться. А я хочу показать, что неважно, чем ты занимаешься по жизни, — помочь природе и очистить пространство вокруг себя может каждый.

Недавно совместно с Фондом +7 вы запустили компьютерную игру, уже есть результаты?
Пока мы собрали около 8 000 рублей. Эти деньги пойдут в резерв. Разработчики увидели проект #спасайнеболтай и захотели это дело масштабировать, чтобы вовлечь тех людей, которые находятся далеко. Тогда ребята предложили сделать веб-игру, в которой человек может сам поучаствовать в виртуальной уборке мусора, собрать баллы и обменять их на реальные деньги. Фонд все заработанные баллы конвертирует в деньги, которые пойдут на дальнейшие мероприятия.

Некоторые считают твою деятельность, в том числе митинги и пикеты, хайпом — что ты скажешь в ответ?
Я никого не буду переубеждать. Просто поднимаю актуальные для своего внутреннего состояния темы и предпочту сделать, а не промолчать. Впервые я вышел на одиночный пикет на Красную площадь, когда Ивана Голунова посадили. Многие не верили, что я сибиряк. А мне было важно, чтобы меня услышали именно в сердце нашей Родины. Я занял денег и поехал в Москву после трехнедельной работы в тонущем Тулуне. Многие воспрянули после этого. Они бы тоже хотели так сделать. А я сделал это за них за всех.

Ты довольно грубо обращаешься с системой, она дает сдачи?
Конечно. Это честный бой. Когда я выходил на пикет в последний раз, я понимал, что «прилетит по шапке». И теперь знаю, что за следующий выход будет уголовная статья. Но если будет необходимость, я пойду. Главное, рационально оценить ситуацию. Я не системный оппозиционер, не политик. С митингами или без, я буду что-то делать.

Стиль: Полина Сердобольская 
Фото: Михаил Охоцкий
Текст: Яна Колотеева
Комментарии

Наши проекты