• Мода
  • Герои

Фешн ее профешн: о жизни севастопольской журналистки в Нью-Йорке

Журналист из Севастополя Виолетта Малахова пять лет назад полетела из Крыма освещать Неделю моды в Париже. Сегодня она живет в Нью-Йорке и пишет для L’officiel Hommes и Cosmopolitan Ukraine, израильского и американского глянца, работая с селебрити и легендами мира моды. Поговорили с Виолеттой о карьере, силе крымских людей, интервью с великими кутюрье и встрече с Ким Кардашьян.

Пока все дети росли на сказках и букварях, я не выпускала из рук парижские Vogue. В Крыму их не было, но мама — она художница — как-то умудрялась доставать. Я обожала обсуждать с ней детали, каждую вещь, то, как она работает в гардеробе. Тем не менее после школы я захотела идти в политику, отучилась на юриста-международника в Национальном юридическом университете имени Ярослава Мудрого в Харькове, поработала в Министерстве иностранных дел в Киеве, а потом поняла, что это вообще не мой путь, и решила вернуться в Севастополь.

Я много занималась самообразованием в области моды, искусства, архитектуры и бежала в музеи во всех городах, где бывала. Когда это страсть, у тебя горят глаза, и ты занимаешься этим 24/7 не потому, что тебя заставляют, а потому что ты это любишь, все начинает складываться так, как надо. Я просто всегда знала, чего хочу.

Свою первую статью я написала о фетиш-эстетике в моде и отправила в глянцевый журнал Facecontrol, который тогда открылся в Севастополе. Его главный редактор Алексей Нилов пригласил меня работать арт-директором и писать для них. Мы вместе строили этот журнал, потом вывели его на всеукраинский уровень. Так я переехала в Киев, начала писать параллельно в L’officiel и Forbes.

Мне было двадцать три года, когда я впервые полетела за границу. Это была Неделя моды в Париже, на которую я получила официальную аккредитацию как журналист. Какое же это было счастье и эйфория! Я, как ребенок, радовалась каждому голубю, ходила на все показы и общалась совершенно со всеми. Потом были Милан, Тель-Авив, много проектов в Берлине, во Флоренции я освещала выставку нишевой парфюмерии Pitti Fragranze. Начались нон-стоп поездки. Я работала как фриланс-журналист: о туризме продолжала писать в Facecontrol, о моде — в L’officiel, о культуре и искусстве — в Forbes.

Я делала интервью с Карлом Лагерфельдом, Роланом Муре, Victor&Rolf и другими дизайнерами. Долгое время добивалась встречи с Альбером Эльбазом, когда он был креативным директором дома Lanvin, было сложно получить разрешение на это интервью. В итоге я пошла на выставку Lanvin в Париже, встретила его там, представилась как молодой журналист, которого к нему пока не пускают, и мы поговорили обо всем, что мне было интересно для материала. Кто бы и что бы тебе ни говорил, если ты чего-то хочешь, это случится.

Есть холодные и теплые контакты. В первом случае ты пишешь на имейл с обращением на «Вы», во втором — общаешься на ивентах за бокалом шампанского. Списки на мероприятия закрытые, и если ты там, значит, ты профессионал и одного уровня с приглашенной публикой. Например, в Париже на afterparty Balmain мы сидели за одним столом с его креативным директором Оливье Рустеном, там же была Ким Кардашьян. Моя подруга посоветовала мне ни в коем случае с ней не фотографироваться: это выдало бы во мне неместную. Мы пообщались с Ким, она очень милая. Уже в Нью-Йорке на вечеринке какого-то журнала, когда она сидела со своей семьей в первом ряду, а я во втором, Ким обернулась, узнала меня и первая заговорила. Я все-таки сделала с ней селфи.

В Крыму я вела свой образовательный проект — Fashion business network. Он для тех, кто хочет начать свой путь в моде с нуля в относительно небольшом городе, Севастополе, без связей и вложений. Мы прорабатывали каждую профессию от модного продюсера до fashion-фотографа и пиарщика, выстраивали собственный бренд. У меня учились и местные дизайнеры, и те, кто стал журналистом. Многие разъехались — в Испанию, Санкт-Петербург. О моде важно узнавать из первоисточника, а в Крыму с этим было сложно, поэтому я решила занять свободную нишу. За два года у меня было порядка двухсот учеников. Со многими я по сей день выхожу на скайп-конференции и планирую продолжать проект онлайн. Мне хочется делиться опытом и быть полезной.


Важно верить в свои силы и даже мысли не допускать, что мы — провинция.


Я верю в крымских и севастопольских людей: в мире они занимают высокие должности. Когда я жила в Киеве, встречала много наших, кто влияет на моду и шоу-бизнес. Парень из Севастополя открыл ночной клуб, а сейчас находится в Бостоне на конференции Forbes. Концертный директор Ивана Дорна тоже из Крыма, директор киевских Fashion Week и PR-агентства — из Керчи. У наших людей есть потенциал. Важно верить в свои силы и даже мысли не допускать, что мы — провинция.

В Нью-Йорке я скучаю по крымской бьюти-индустрии (как же у нас делают маникюр!), чистому воздуху, вкусной и натуральной еде. Мне не хватает этих гор и моря, которое нигде так не пахнет, как в Крыму. А наши места сил — они, правда, работают! В Крыму отличная йога: в какой бы студии по миру я ни была — не сравнить. И виноделие, и рестораторы у нас прекрасные. В Нью-Йорке же есть все и всё. Это город-узел, который связывает селебрити, фотографов, журналистов, топовых персон. Я работаю для местных журналов, израильских изданий и как PR-консультант для моделей и брендов. Мне нравится культурное и ментальное разнообразие, здесь много иммигрантов, и для своего материала ты можешь достать любой комментарий — учесть все точки зрения. Я точно стала толерантнее, уважительней и приветливее — поменялось мое отношение к людям.

Текст: Ольга Цыганок
Фото: Архивы пресс-служб

Комментарии

Наши проекты