• Город
  • Портреты

Проректор КФУ Михаил Сергеев создает новые агротехнологии на базе учебного заведения

Проректор по внешним связям Крымского федерального университета на базе учебного заведения создает новые агротехнологии, первым в России производит оливковое масло и мечтает создать биотехнологический центр.

Ваш дедушка, почитатель Мичурина, очень любил поездки в сад, вы же – наоборот: в детстве не любили садоводство, а сейчас интересуетесь растениями. Как так произошло?

В детстве я не понимал страсти дедушки к растениям. Думал, что никогда в жизни не стану научным сотрудником и, тем более, не куплю сад или дачу – это совсем не мое. Но так получилось, и, возможно, здесь свою роль сыграла генетика, а я вырос в семье научных сотрудников, что из бизнеса и коммерции я попал в систему образования. Я всегда хотел заниматься инноватикой – внедрением научных идей в производство, сферу бизнеса и услуг. Больше всего меня заинтересовали разработки, связанные с биологией. В университете Лобачевского в Нижнем Новгороде я встретил молодого ученого, занимающегося клонированием растений для быстрого размножения. В процессе ты можешь наблюдать, как из одного растения в течение 9-12 месяцев получается семьсот, причем они вырастают абсолютно одинаковые.

А почему вы решили работать в Крыму?

Я посетил много стран, в путешествиях меня всегда поражало, что у каждого региона есть свои локальные особенности. Я думал, Россия – страна с такой большой территорией и историей, однако локальные «фишки» у нас не так ярко выражены, мы еще не научились их культивировать и правильно позиционировать. Отсутствие в России безвирусного посадочного материала позволило иностранным компаниям стать монополистами в данном сегменте – весь материал закупался за границей. В поисках развития этой идеи я стал изучать регионы России с точки зрения научных компетенций – так попал в Крым. Здесь есть та особенность, которой больше нигде в России нет. Я люблю находить какие-то уникальные, нишевые вещи, как в случае с оливковым маслом. Считаю, что, находя выдающиеся локальные особенности, мы можем воздействовать на сознание соотечественников. Если раньше говорили, «зачем я поеду в Крым или Сочи, если в Италии или Франции дешевле, чище и сервис лучше», то сейчас у нас появилась гордость за то место, где мы живем, оказалось, что у нас есть все то же самое и даже лучше. Вот в Крыму мы сейчас основательно занимаемся созданием центра мирового уровня по биотехнологиям. 

Но разве Никитский ботанический сад уже не развивает это направление?

В Никитском ботаническом саду создан замечательный новый центр, это наши хорошие друзья, и можно сказать, что мы практически единое целое, потому что регулярно направляем студентов КФУ на практику в Ботанический сад, а сотрудники НИИ работают у нас преподавателями. Однако если вы хотите клонировать конкретное растение, у вас должен быть регламентированный протокол, где по шагам все расписано: что взять, какую среду создать, в какие условия поместить. К сожалению, у нас не было возможности это осуществить. Но мы получили мегагрант от Министерства науки и высшего образования на привлечение ученого из Израиля и создание лаборатории мирового уровня. И теперь этот ученый приезжает и вместе с нами отрабатывает промышленный протокол получения трех жизненных форм – травянистые, лианы и кустарники. Это все делается для того, чтобы мы могли воспроизвести полный алгоритм действий по созданию безвирусного посадочного материала. В этом как раз и есть наше отличие от Никитского ботанического сада. Они учреждение, которое занимается серьезной фундаментальной наукой, генетикой, – выводят материнские растения. В Крыму люди на протяжении многих лет выводили сорт розы, который, в отличие от болгарской, дает эфирное масло объемнее и качественнее. Вот этим занимается большое научное учреждение. А университет должен быть на второй стадии, работать с Ботаническим садом, брать у них посадочный материал, избавлять от патогенов, разрабатывать протокол, к каждому сорту – отдельный. Делать это для того, чтобы крупный производитель покупал эти сорта и внедрял в производство. Между нами и Ботаническим садом – синергия, это две части одного целого.

Почему вы решили делать оливковое масло первого холодного отжима, если оно получается дороже в производстве?

Чем дольше плод оливы висит на дереве, тем больше можно из него получить масла. Но в то же время уменьшается срок хранения. У масла extra virgin есть свой стандарт, и если мы передерживаем оливку, то, скорее всего, она не будет ему соответствовать. Чем раньше мы соберем плоды, тем ароматнее получится масло. Наше масло – даже не extra virgin, а так называемое «провансаль», первого холодного отжима: оно ценнее, и продавать его мы можем разве что в специализированных магазинах. Но, опять же, у университета нет задачи производить оливковое масло в промышленном масштабе, а только показать коллегам, что есть неосвоенная отрасль. До присоединения Крыма к России промышленное производство оливки было невозможно: в Сочи слишком влажно, поэтому мы не получим заданную продуктивность, в районе Геленджика бывают заморозки, которые повредят почки, и мы не получим плоды. А вот в районе Южного берега Крыма как раз те условия, где она отлично себя чувствует. Масло, которое мы получили, сделано из двух сортов: итальянского и из Никитского ботанического сада. Эти сорта мы изучаем и можем производителю подсказать, в каких условиях наш сорт лучше, а в каких – итальянский, испанский или греческий, иногда даже лучше купажировать. Но в Крыму можно создать качественный продукт, и мы это доказали.


Михаил учился в немецкой гимназии, в старших классах перешел в физико-математический лицей, закончил музыкальную школу по классу фортепиано. Его увлекают море и высокотехнологичные гаджеты: всегда покупает свежие выпуски журналов, где описаны инновационные разработки и внедрения. Также ему нравятся различные виды спорта: сейчас он осваивает водные лыжи и вейкборд, а в прошлом году получил удостоверение капитана маломерных судов.
Комментарии

Наши проекты