Расих Ахметвалиев: «Желание довести работу до совершенства может ее просто уничтожить»

Заслуженный художник Республики Башкортостан, член Союза художников России, чьи работы хранятся в Государственной Третьяковской галерее, Московском музее современного искусства и в частных собраниях по всему миру, профессионально творит вот уже более сорока лет. В 2017 году в Государственном музее Востока в Москве прошла его очередная персональная выставка, собравшая несколько десятков живописных полотен.

Расскажите о выставке в Музее Востока. Как пришла идея ее провести? Насколько это было интересно для вас?
Любая выставка важна для художника. Тем более в таком уважаемом месте, как Музей Востока, где собраны работы очень известных авторов – Николая и Святослава Рерихов, Нико Пиросмани и других. Готовиться к выставке – сложно с эмоциональной точки зрения. Лично меня все организационные моменты просто выбивают из обычного рабочего ритма, но именно с этой выставкой все получилось легко, я даже удивился. Рабочая группа Музея Востока взяла на себя всю подготовительную часть, в том числе они выпустили альбом, посвященный выставке, для которого собрали максимально полную информацию о моих работах и досконально проверили все факты – цифры, даты, места предыдущих выставок. А идею предложила Мария Филатова, которая до этого была куратором выставки «Уфа. Точка возврата» в Московском музее современного искусства, организованной фондом Марджани. В ней участвовало 26 башкирских художников, в том числе я, и Мария приезжала в Уфу отбирать картины для экспозиции. Побывав у меня в мастерской, она сказала, что мне стоит отправить свои работы в Музей Востока, где она работает, и через некоторое время мне сообщили, что музей согласен провести мою выставку.

  • «Цветы и сюжет», 2018

  • «Пейзаж с облаками», 2018

Вы готовили что-то особенное для нее?
Я уже не делаю картин специально к выставкам, работаю по-своему и показываю что есть. Многие представляют себе художника как человека с бородой, в берете и с длинным шарфом, который ходит и ждет вдохновения. На самом деле вдохновение может прийти не вовремя, поэтому каждое утро я встаю и, как и все, иду на работу – в мастерскую.

Начиная работу над картиной, вы знаете, к чему хотите прийти в итоге?
Некоторые могут нарисовать рисунок и потом по контуру его красить – это счастливые люди, я считаю. Мне этого не дано, я переживаю этот процесс по-другому и часто отказываюсь от первоначальной идеи. Когда берусь за картину, мне обычно кажется, будто я что-то придумал, ощутил. Но как только начинаю работать на холсте, сам материал показывает другие возможности, другие пути и «ведет» в нужную сторону. Кто-то может увидеть в этом мою слабость, но я вижу в этом свободу – я не ограничиваю себя, могу позволить себе изменить картину в процессе и измениться сам. Отказываясь от существующей идеи, я получаю нечто более важное – мне интересен результат, которого еще не было, тот, который я не мог себе представить.


Желание довести работу до совершенства может ее просто уничтожить

Как вы понимаете, что работа закончена и пора остановиться?
У меня есть черта – мне все время хочется возвращаться к старым картинам и как-то их улучшать. Это стремление к перфекционизму иногда плохо заканчивается – желание довести работу до совершенства может ее просто уничтожить. С другой стороны, это же дает основу для роста – развивая тему одной картины, ты выходишь на новый уровень, который помогает в создании другой.

Вы принимаетесь за картину, только закончив предыдущую?
Нет, работаю параллельно над несколькими. Картине требуется время: бывает, что заходишь в тупик, и нужно освободить мозг, переключиться – берешься за другую. Позже возвращаешься – с другим настроением, другими мыслями, другими руками.

  • «Восточный мотив», 199?

  • «Сумерки. Стамбул», 2001

Вы некоторое время жили и работали в Америке, во Франции. Перемена мест важна для творчества?
Раз со мной это происходит, наверное, на глубинном уровне я в этом нуждаюсь. Все мы в советское время учились по каталогам, видели творчество мастеров только в виде картинок в книгах. Поэтому, когда появилась возможность познакомиться с западной школой вживую, я ею воспользовался. Я в этом плане легок на подъем, мне нужны живые, свежие эмоции, впечатления. Искусство же не статично, в нем должно быть постоянное движение – открытия, радости, кризисы, неудачи. Оно как бурная река, а не как тихое озеро. Это мне в нем и нравится.

Текст: Наиля Валиева
Фото: Евгений Кузнецов, личный архив героя

Проголосовать за номинантов премии «ТОП30. Самые знаменитые люди Уфы» можно на сайте top30.ufa.sobaka.ru

Комментарии (0)
Автор: ufasobakaru
Опубликовано:
Материал из номера: Ноябрь 2018
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты