Алмаз Саетов

Директор государственного концертного зала «Башкортостан», ранее известного как Дворец культуры «Нефтяник», открывает сезон после масштабной реконструкции здания выступлением оркестра Владимира Спивакова.

Почему решили начать перестраивать «Нефтяник»?
Дворец перешел на баланс министерства культуры в 2010 году, и с этого момента здесь началась активная культурная жизнь: если раньше залы использовались для ведомственных концертов и официальных торжеств, то с началом новой эпохи мы стали принимать большинство мероприятий, проводимых под эгидой министерства. На нашей сцене выступали такие мэтры, как Валерий Гергиев, Владимир Спиваков, Дмитрий Хворостовский. И с каждым разом становился все более очевидным главный недостаток залов — плохая акустика. Во времена строительства здания его звуковому оснащению было уделено мало внимания, практически никакого, если быть честным.


Какие изменения ждут зрителей нового концертного зала?
Как это обычно бывает, когда начинаешь переделывать одно, за ним следом тянется и другое – начали с малого, а переделали практически все. Решение не менять архитектуру здания было принято изначально, поэтому мы постарались по возможности сохранить исторический вид фасада: алюминиевые окна с золотистыми рамами, красный гранит в облицовке парапетов – все это нашли максимально идентичное прежнему. Обновили все коммуникационные системы, репетиционные и концертные залы, закупили современное звуковое и светотехническое оборудование, какого раньше не было ни у одного подведомственного министерству культуры учреждения и которое нам постоянно приходилось арендовать за немалые деньги. Теперь все это будет свое.


Что будет с детскими коллективами дворца? Многие переживали, что раз «Нефтяник» станет домашним залом для Национального симфонического оркестра, самодеятельности может не хватить места.
Во дворце занимается более двух тысяч детей, в некоторые кружки ходит третье поколение: сначала родители, потом дети, а теперь уже внуки. И нам очень приятно, что мы сохранили все коллективы, всех руководителей, не потеряли ни одного ребенка. Один учебный год они занимались в других помещениях, а уже в октябре получат новые залы и вернутся в наши стены. Чуть позже планируем провести отчетный концерт со всеми коллективами, чтобы показать, что все на месте и стали только лучше.


С какими сложностями пришлось столкнуться во время ремонта?
Больше всего досаждали слухи, которые ничем не оправдывались и ничем не поддерживались. Доходило до того, что говорили: «Дворец продали москвичам, детей выкидывают на улицу, оставляют без занятий, они будут шастать по дворам, начнут курить – все, потерянное поколение». Это нарастало как снежный ком, и справиться со всеми разговорами было сложно. А на самом деле мы все заранее придумали, всем предусмотрели резервные площадки, решили, когда коллективы вернутся обратно — у нас все шло по плану. Мы просто сидели и удивлялись, откуда это все берется и как такое вообще можно придумать.


Вы много лет были директором театра кукол.
Да, кукольный театр для меня – особое искусство. Об этом можно не задумываться, но это адский труд: часами стоять с поднятыми вверх руками и удерживать на весу кукол, которые весят по несколько килограммов, — невероятно тяжело. Нагрузки на позвоночник огромные. При этом ты должен голосом и интонацией сыграть роль, донести определенный посыл, ведь если драматический актер может передать внутренние переживания и использовать в качестве выразительного средства мимику и жесты, то кукле это недоступно. И я очень уважаю и до сих пор люблю этот коллектив, они большие профессионалы.


Работа с юным зрителем повлияла на то, что вы так трепетно отнеслись к сохранению детских коллективов?
Может быть. Хотя знаете, каждый руководитель все-таки в первую очередь человек. Мы на детях не зарабатываем, даже коммерческие места у нас стоят около 1000-1200 рублей в месяц, вся эта оплата идет на мелкие расходы, на костюмы. И с изменением статуса концертного зала детских коллективов здесь могло бы и не быть. Но мы однозначно решили все сохранить. Две тысячи ребят – это немало, и если мы хотя бы такому числу детей дадим возможность заниматься танцами, петь, получать новые знания и умения, будет здорово.


Вы и сами с детства увлекались искусством?
Я родился в музыкально-театральной семье: мои родители участвовали в спектаклях народного сельского театра, мы с братом и сестрой постоянно присутствовали на репетициях, поэтому с самого детства я знал, что свяжу жизнь с искусством. Знаете, у любого человека должно быть желание идти на работу, и мне повезло, что у меня оно есть. Мы ведь здесь практически живем, работаем не из-за денег, миллионером здесь не станешь. Любовь к искусству на первом месте.

Алмаз Саетов после школы окончил художественное училище. Потом поступил в Институт искусств на специальность «актер театра и кино». Во время учебы подрабатывал машинистом и администратором сцены в театре. В разное время возглавлял Уфимский театр кукол и Башкирский государственный театр имени Мажита Гафури. С 2010 года является директором дворца культуры «Нефтяник» с коллективом более двухсот человек.

 

Текст: Наиля Валиева

Фото: Александр Афанасьев

 


  • Автор: rada
  • Опубликовано:

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также