Актер Тимур Гарипов: Чистый мотив в искусстве – определить для себя планку, ниже которой ты не имеешь права опускаться

Актер Русского драматического театра, Заслуженный артист Республики Башкортостан, который недавно отметил свое 25-летие на сцене, озвучил главного героя в мультфильме «Садко».

Как вы оказались в команде мультфильма «Садко»?
Со студией «Муха» я знаком давно, хорошо знал ее руководителя Виталия Мухаметзянова, он был моим другом. Виталий еще в самом начале работы над мультфильмом предложил мне озвучить главного героя, богатыря Садко. Затем уже продюсер картины утвердил меня. Большая часть персонажей говорит голосами известных актеров: Михаила Ефремова, Екатерины Вилковой, Екатерины Варнавы и других.
А вы никогда не хотели уехать из Уфы? Сниматься в «большом» кино, работать в популярном театре?
Это, конечно, интересно. Я несколько раз был в «Мосфильме», отдавал свои портфолио. Но для того, чтобы стать успешным в Москве, нужно постоянно участвовать в кастингах, а у меня времени нет – театр. Должен сказать, Русский драматический театр в Уфе дает возможность профессионального роста. Например, сейчас итальянский коллектив очень высокого уровня ставит для нас спектакль. Можно учиться и ежедневно менять себя. Тщеславие – не тот мотив, ради которого нужно менять театр и переезжать в Москву.
А какой мотив «тот»?
Чистый мотив в искусстве – самому для себя определить ту планку, ниже которой ты не имеешь права опускаться. То есть каждый спектакль, каждая новая работа должны быть как минимум на этом уровне честности с собой и зрителем. И эту планку нужно поднимать выше и выше.


В жизни я стараюсь снимать маски своих персонажей. С людьми играть недопустимо, это всегда плохо и деструктивно, неискренне и нечестно по отношению к другому человеку.

Когда вы выходите на сцену, видите отдельных зрителей или полностью абстрагируетесь, не замечая никого в зале?
Зависит от спектакля. Есть ли «четвертая стена» или ее нет. Конечно, все актеры в любом случае чувствуют зал, атмосферу. На самом деле, поддержка зала или его недовольство всегда ощущаются.
Вы переживаете, если приходится играть спектакль в полупустом зале?
Самые хорошие спектакли получаются, когда зрителей немного. Чем меньше людей, тем лучше акустика. Поэтому можно немного выдохнуть и сыграть по-настоящему, с душой, а не срывать голос. Сколько пришли – все наши, я рад играть на сцене и для тысячи, и для одного человека.
Тяжело ли работать в театральном коллективе?
У нас хорошая атмосфера. Сейчас играю спектакли со своими педагогами, которые меня учили в студенчестве, с некоторыми на сцене четверть века отработал бок о бок. (Смеется.) За такое-то время можно найти общий язык. Да и в целом я человек спокойный, неконфликтный.
Есть ли у вас какой-то персональный рецепт того, как преодолеть плохое настроение и выйти на сцену собранным?
Существуют специальные техники, которые позволяют абстрагироваться от личных проблем, какими бы сложными они ни были, и полностью погрузиться в мир своего персонажа. Ко мне на спектакль пришли люди и я должен дать им то, ради чего они пришли, как бы тяжело мне лично сейчас не было.
А бывает ли так, что вы притягиваете в свою жизнь то, что когда-то сыграли в спектакле?
Бывает! Хотя по «технике безопасности» такого допускать нельзя. В жизни я стараюсь снимать маски своих персонажей. С людьми играть недопустимо, это всегда плохо и деструктивно, неискренне и нечестно по отношению к другому человеку. А поскольку мои герои, как правило, типы отрицательные, их влияние на мою жизнь и жизнь моих близких, не приветствуется. Художник пользуется красками, музыкант – нотами, а у артиста есть он сам и его душевные свойства. И наша задача этим управлять. Поэтому мы всегда стараемся разделять сцену и свою жизнь.


Что, по сути, делают актеры? Они плачут или смеются, как и все люди. Но тогда чем актер отличается от любого другого человека? Мы, наверное, чуть тоньше чувствуем эмоции, управляем ими и передаем другим.

Знаю, что вы преподаете в школе-студии Хабенского. Почему решили стать педагогом?
Я люблю детей. Умею находить с ними общий язык. Не ломать. Мне интересен их внутренний мир, не безразличны их проблемы. Наше мастерство полезно любому ребенку: не важно, захочет он стать актером или нет: играя, можно стать более открытым, научиться чувствовать себя и свое тело, лучше понимать других. Когда они уходят с занятия и говорят: «А можно вас обнять?» – так тепло становится на душе.
Чем вы занимаетесь в свободное от театра и занятий с детьми время?
Я занимаюсь самообразованием в разных сферах. Такова моя профессия. Никогда не знаешь, что именно пригодится для роли: можно с чистой совестью изучать все. Два моих основных интереса сейчас – педагогика (так как растет сын, он окончил первый класс) и чтение литературы для подготовки к новой роли. Например, однажды я играл Ван Гога и несколько раз перечитывал его «Письма к брату Тео». Кстати, благодаря этой книге я узнал, как на самом деле надо смотреть на картины Ван Гога, и «все» понял. И, оказавшись в голландском музее живописца, я уже был готов. Что, по сути, делают актеры? Они плачут или смеются, как и все люди. Но тогда чем актер отличается от любого другого человека? Мы, наверное, чуть тоньше чувствуем эмоции, управляем ими и передаем другим. Как спутники.


а еще
Тимур Гарипов окончил курс Михаила Рабиновича в Уфимской государственной академии искусств. Поступил на службу в труппу Русского драматического театра в 1996. Играет в спектаклях: «Голубая камея», «Преступление и наказание», «Белый конь – златая птица (Акбузат)», «Мнимый больной», «Дом для сумасшедших», «Плоды просвещения» и других. Записал несколько альбомов собственных песен. Лауреат Республиканской молодежной премии имени Бабича.

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Новости партнеров