• Бары и рестораны
  • Герои
  • Премия «ЧТО ГДЕ ЕСТЬ В ПЕТЕРБУРГЕ» 2021
Герои

Как династия семьи Лапиных построила главную ресторанную группу Петербурга начала XXI века Ginza. И что с ней будет дальше?

Подписаться:

Вадим Лапин построил Ginza Project, главную ресторанную группу Петербурга начала XXI века. Его сын Марк открыл свой первый проект в 2021-м — и сразу триумф: горожане большинством голосов на премии «Собака.ru» «Что где есть в Петербурге» выбрали Grecco лучшим рестораном года. Лекции Чубайса, фаршированные перцы и микроменеджмент: семейный портрет в интерьере написала продюсер и гастрономический профи Алена Мельникова.

Сергей Мисенко
Марк Лапин, Вадим Лапин

Тяжелый люкс: как начиналась Ginza Project

Марк: Папа, в 1990-х ты был пионером модной индустрии и одновременно импортировал в Россию продукты. Как это все превратилось в империю Ginza Project?

Вадим: Я верю, что человека ведет судьба. В середине 1990-х у меня был магазин брендовой обуви на Невском — Dolce & Gabbana и вот это вот все. А мой будущий партнер Дима Сергеев был тогда моим арендодателем — я снимал у него помещение. Как-то звонит мне Дима из Москвы и говорит: «В столице дикий бум на суши. Как думаешь, сможем прокачать эту тему в Петербурге?» Так началось наше ресторанное дело.

Марк: Вот так просто?

Вадим: Не просто! Потому что мы хотели сделать лучшие суши — не масс-маркет, а тяжелый люкс! Потребовалось большое внимание к деталям. Помещение я нашел рядом с очень модным тогда фитнес-клубом — на Аптекарском проспекте. Из Москвы привлекли поваров — Эдика Кима и Сережу Хана: они работали в «Славянке» (гостиница «Славянская». — Прим. ред.) — на тот момент там был главный ресторан России. Прошло почти двадцать лет, а за отличными суши до сих пор идут именно в Ginza: заведение, с которого и начался Ginza Project.

Марк: Вам удалось невероятное: объединить рестораны от fine casual до хай-класса в один мощный холдинг, собрав все заведения под единым брендом. До триумфа Ginza Project нормальная сеть ресторанов была только у Аркадия Новикова. Это крутой пример, папа, на тебя хочется ориентироваться.

Вадим: Спасибо! Конечно, можно сказать, что Ginza Project у нас с Димой Сергеевым начался с баловства. Но мы втянулись: быстро поняли, что бизнес будет серьезный. Я сам пошел на курсы систем учета r_keeper, чтобы в ресторане все было четко — мимо меня ни одна чашка кофе не проходила. Я и сегодня лично смотрю за всеми расходами, от зарплат до фудкоста. Где-то что-то упустишь и получишь, как говорят одни наши партнеры, «журнал “Итого”». (Cмеется.)

Гости приезжали в наш караоке-ресторан «Джельсомино», выпивали 23 бутылки дорогого розового шампанского, пели пару песен и уезжали.

Марк: Фудкост — актуальная тема! Когда ты начинал в 2000-х, те же суши были в новинку. Сейчас все ниши уже освоены, сложно чем-то удивить. Многим кажется, что у молодых сегодня больше возможностей. Наоборот!

Вадим: 2000-е — это такой золотой век для бизнеса вообще. Он был очень короткий, но взрывной. Гости приезжали в наш караоке-ресторан «Джельсомино», выпивали 23 бутылки дорогого розового шампанского, пели пару песен и уезжали. Сейчас тяжело что-то открывать, но ты держишься отлично: твой Grecco — это успех. В 2003 году в первой Ginza собирался весь город. Потом были «Джельсомино», Terrassa и Francesco — с ними мы тоже круто хайпанули! Дальше нас уже стали считать мастодонтами. Теперь рекорды бьют молодые ребята: Дима Блинов в Duo Band, Арслан Бердиев в Birch — я всегда рад за тех, кто своими руками создал бизнес. А у нас с Ginza свои цели — сохранять сервис, качество кухни. Хайповать сейчас должно твое поколение и ты сам: следить за вами мне очень нравится. 

Марк: Я очень переживал за Grecco: это мой первый самостоятельный, спродюсированный с нуля ресторанный проект. К тому же других заметных заведений средиземноморской кухни в Петербурге не было — мы собрали сочный микс Греции, Италии, Лазурного берега Франции и Страны Басков. Спустя три дня после открытия очередь из желающих уже выходила на улицу. Но я все равно волновался — вдруг это фейковый успех? Вдруг толпа исчезнет, и мы останемся сидеть в пустом зале? Этого, конечно, не случилось: Grecco нравится гостям по-прежнему и даже больше. На наши завтраки с лепешками из печи и яркими мезе собирается весь город.

Вадим: Верну тебе твой вопрос: вот так вот все просто?

Марк: Конечно, не обошлось без триггеров: теперь, например, я точно знаю, что нужно запускать проект только тогда, когда он готов полностью. Чтобы было не стыдно приглашать гостей, как, например, в свою квартиру на новоселье. Дом — продолжение человека, и в Grecco я добиваюсь того же. Мне важно включаться в работу места по полной. Я не кичусь и всегда готов помочь своим сотрудникам, для меня не проблема отнести к столу тарелку. И на 50 000 рублей в месяц я смог бы прожить, короны у меня нет! Правда, вероятно, придется держаться на одних только дегустациях. (Смеется.)

Вадим: Ты всегда можешь рассчитывать на мои фирменные фаршированные перцы — я огненно их готовлю! Но мне кажется, тебе это не пригодится: вот мы сидим в твоем новом ресторане — и он прекрасен.

Марк: Да, спустя пару месяцев после открытия Grecco стало понятно: я могу сделать новый проект. И это Mercado del Sol — новое заведение на улице Белинского. Здесь на двух этажах — ресторан, бар и кафе, кухня — средиземноморская, с акцентом на Испанию и морепродукты.

Вадим: У тебя отличный вкус и стиль: то, какими получились Grecco и Mercado, у меня бы не вышло. Я не говорю, что мое поколение может открывать только «МамаLыги» и «Баклажаны», но когда ты заявляешь, что какое-то блюдо не видишь в своем ресторане, я молчу и полностью доверяюсь.

Сергей Мисенко
Алена Мельникова, Марк Лапин, Вадим Лапин

Марк: А я всегда прислушиваюсь к тому, что ты говоришь. Вот ты сказал, что мимо тебя ни одна чашка кофе не проходила. И теперь для меня это дело принципа — я все проверяю сам: езжу в рестораны, контролирую на месте. Спасибо, что дал мне этот совет — во всем полагаться на себя и лично участвовать во всех проектах. Ну и наблюдать, как гости наслаждаются местом, которое ты открыл, — кайф: это главная эмоция в нашем деле.

Вадим: А вишенка на торте — когда тебе звонят с вопросом: «Слушай, а можно столик? Раньше следующей недели нет мест». И ты такой: «Сегодня? Да пожалуйста — найду!» Ресторанный бизнес дан нам для общения с людьми. Этим он и хорош: сначала тебя знает весь город, потом — вся страна, весь мир. Но его очень тяжело масштабировать, поэтому я тебе всегда и говорю: не замыкайся! Пока нравится зарабатывать здесь, делай это, а потом ищи себя в других сферах.

Марк: Сейчас мне и не хочется отвлекаться: появилась уверенность, что я могу реализовывать свои собственные проекты на ресторанном рынке.

Вадим: Еще 3–4 ресторана с твоей энергией получится открыть точно. Я тоже понимаю, что не смог бы совсем оставить рестораны и переключиться на другую сферу полностью — скажем, мне интересно музыкальное продюсирование. Мне дорого доверие коллектива, который пришел работать не на вывеску Ginza, а к нам, учредителям, потому что именно мы гарантируем им зарплату и безопасность. Теперь ты тоже понимаешь это на примере Grecco. Мы с тобой партнеры: я старший, ты — младший, но я не считаю себя большим боссом. Мое поколение вкладывает деньги в своих детей именно так — не отсыпаем денег, мол, иди развлекайся. Твои рестораны — моя бизнес-инвестиция. Я в твоем успехе не сомневаюсь. Уже поступает куча предложений открыть Grecco в Москве!

Марк: На это я вряд ли решусь, хотя москвичи сейчас очень хотят открываться в Петербурге и наоборот. Мне важно бывать в ресторане лично, а каждую неделю мотаться в Москву из-за франшизы — зачем? Я не хочу. У меня есть безусловная ответственность перед большим брендом Ginza, облажаться не хочется. «Через час на ваш столик придут другие, ешьте по- быстрее», — у нас такое невозможно. Тренды — очень неустойчивая основа: один проживет месяц, другой продержится несколько лет. Я верю, что всегда устойчив один спрос — на простую, вкусную и понятную еду по справедливым ценам. Этот запрос никогда не умрет. Если ты берешь обычный зеленый салат, он не должен стоить 850 рублей.

Вадим: Не скажи. У меня в ресторанах бывают гости, которые ждут салата именно за 850 рублей — вот что и правда вечно. Надо быть готовым к любому запросу. Например, у нас предусмотрены разные категории воды. Есть и прайм — 0,7 литра за 790 рублей, и медиум — вода, меньшая по стоимости. Гости могут выбрать любую: их удобство для нас на первом месте. Кроме того, мы всегда сможем посадить гостей, даже в самый «затык». Когда воспринимаешь свои рестораны как дом, отказа гостям быть не может. Это все равно что ты на празднике рассчитывал увидеть 10 друзей, а пришло вдруг 14. Не скажешь же оставшимся четырем: «Извините, ребята, до свидания». Нет! Подвинем, переставим, все поместятся. У нас нет ограничений по времени посадки, так что исключено, чтобы администратор подошел со словами: «Через час за ваш столик придут другие гости, ешьте побыстрее».

Сергей Мисенко
Марк Лапин, Вадим Лапин

Марк: Плюс это вопрос репутации: что позволительно в ресторане, а что нет. Когда заведение зарабатывает авторитет, — его рекомендуют друзьям, а сарафанное радио — лучший механизм для привлечения гостей. Репутация очень важна — тогда в городе тебя будут ценить как профессионала. Когда я бываю в заведениях коллег, знаю — да, мы конкуренты, но уважаем труд друг друга.

Вадим: Но, кстати, к Ginza негативное отношение у других предпринимателей есть: мы часто его встречаем, особенно в Петербурге. Наверное, это неудивительно, ведь одна Terrassa у нас зарабатывает как вся улица Рубинштейна со всеми вместе взятыми барами и кафе. Если зайти в «Мансарду» или Terrassa даже в будни, в видовых залах попросту не будет свободных мест. В плане показателей по рентабельности, по выручке — бренд Ginza в топе: как и всегда, это лучшие рестораны Петербурга.

Марк: Да, поэтому в мои 26 лет неизбежно возникают вопросы из серии «А что можешь ты?» Ну, тут я не обижаюсь. Надо просто брать и показывать, что ты можешь: вслед за Grecco теперь будем это делать и в Mercado del Sol.

Я в ресторанном бизнесе с двух лет — спал на меню и салфетках! 

Марк: Вы втянули меня в ресторанный бизнес с двух лет — начали возить по ресторанам, где я у вас спал практически на салфетках.

Вадим: Просто у тебя есть к этому талант, а я, между прочим, по карме наставник! В Ginza работают 4000 человек, и после кризиса все они вернулись — это ли не показатель?

Марк: Но не о ресторанах я мечтал: мне нравились компьютеры и программирование.

Вадим: Ты вообще любил кататься на бобкэте! У тебя отличные гены, хорошее юридическое образование и есть вкус — естественно, что синергия всего этого сыграла в пользу ресторанного бизнеса. А твой опыт посещения топовых ресторанов мира — ты же больше меня в них бываешь!

Марк: Хотя мы и вместе отлично путешествуем...

Вадим: Да! В прошлом году, например, вместе были в абсолютно сумасшедшем турецком отеле D Maris с тремя крутыми ресторанами Zuma, Nusr-Et и La Guerite.

Марк: Короче, обошлись без проблем отцов и детей.

Я не считаю тебя «наследником», а нас всех — «династией».

Вадим: Да, у нас таких проблем нет — а у меня, например, с моим папой были. Он работал «красным» директором на оборонном предприятии, и нам не о чем было говорить. Он думал о ракетах, я — о лекциях Чубайса в ИНЖЭКОНе. А с тобой мы созваниваемся каждый день! Для меня как отца это очень приятно. И встречаемся поужинать, вот только ты почти не пьешь. Хотя я считаю, что в нашем деле надо пить понемногу, но постоянно.

Марк: Я все-таки уже немного пью, а пару лет назад были только лимонады, да.

Вадим: Ну, ты повзрослел за эти годы. (Смеются.) Мы с тобой всегда бываем на праздниках друг друга, и я люблю общаться с твоим кругом. Кстати, когда друг привез тебе на день рождения диджея, который выступал с самим Solomun, я, честно, офигел!

Марк: Мы все там офигели!

Вадим: У тебя иногда связи лучше и круче, чем у меня. Вы с друзьями просто красавцы: самодостаточные, образованные, веселые, легкие.

Марк: Мы с тобой тоже более всего прочего друзья. Наши темы для разговоров не сводятся к одному бизнесу, мы обсуждаем все — при том, что разница у нас почти тридцать лет.

Вадим: Это так. Ты знаешь, я все время вспоминаю, как три года назад я заболел в Лондоне нильской лихорадкой, попал в Королевский госпиталь и лежал там в критическом состоянии. А ты прилетел из Петербурга и дежурил у меня в палате ночами! А когда я пошел на поправку, водил меня гулять — я это со слезами на глазах вспоминаю, серьезно. Такое отношение сына к отцу — это редкость, настоящий поступок.

Марк: А мне кажется, это нормально. Ты тоже обо мне всегда заботишься — вот с водителем свои фирменные перцы недавно передавал!

Вадим: Я не считаю тебя «наследником», а нас всех — «династией». Отдать все сыну и отвалиться на пенсию? Это не про нас. Ты мой партнер — и это круто. Кстати, приходи на мой настоящий грузинский харчо, я его недавно научился готовить — по старинному рецепту!

Текст: Алена Мельникова

Свет: Skypoint

Теги:
чтогдеестьвпетербурге2021
Материал из номера:
Ноябрь
Люди:
Вадим Лапин, Алена Мельникова, Марк Лапин

Комментарии (0)

Авторизуйтесь

чтобы оставить комментарий.

Ваш город
Курск?
Выберите проект: