• Развлечения
  • Искусство
Искусство

Почему все помешались на NFT? Объясняет Дмитрий Озерков, завотделом современного искусства Эрмитажа

Заведующий отделом современного искусства Эрмитажа Дмитрий Озерков готовит в нем первую в России выставку-исследование NFT-арта (она так и будет называться NFT-Art). Для тех, кто все еще не до конца понимает, что такое невзаимозаменяемые токены и зачем они нужны, он прочел лекцию в школе Masters.

Дмитрий Озерков

NFT — тема, которая пришла из будущего к нам сюда и сейчас, никто не понимает, насколько далеко она зайдет и сменит ли ее что-то другое. Если кратко, это невзаимозаменяемые токены (non-fungible token), то есть некие протоколы, отпечатанные в сети блокчейн, которые не могут быть заменены на другой протокол. NFT-формат можно уничтожить, но не заменить.

Как все началось?

Самая начальная точка, которую мне удалось найти, это история про двух людей — Анила Дэша и Кевина МакКоя. Дэш — CEO компании Glitch, которая занимается технологиями, связанными с правами в цифровом поле. МакКой — известный медиахудожник. В 2014 году они выступили на пресс-конференции в честь открытия площадки Monegraph.com, на которой рассказали о своих сложностях.

Проблема художника, который занимается цифровым искусством, была в том, что его работа в интернете, по сути, не охраняется правом. Вот размещает он какую-нибудь гифку, она там висит, и любой может ее скачать себе или переслать другому. То есть работу ты фактически отдаешь бесплатно. Получалось, что существует огромное количество этих гифок, но не было ни рынка, ни монетизации.

Появилась идея попробовать учесть три момента. Во-первых, сделать так, чтобы каждый файл имел некую уникальность — тогда художник за своей работой мог бы сохранить право: оставить авторскую цифровую подпись. Во-вторых, добиться, чтобы у файла имелось определенное происхождение. Понятно, что вы можете его скопировать много раз, но будет некий изначальный оригинал, которым владеет создавший его художник. В-третьих, поднять значимость работ. Для все этого нужна была платформа, где можно увидеть подлинное произведение и его автора и тогда уже построить и некий механизм. И вот в 2014 год создают площадку Monegraph — blockchain technology for media rights.

Дэш и МакКой придумали использовать технологию блокчейн. Она позволяет иметь протокол, с помощью которого можно контролировать любую транзакцию и сделку. Этот протокол помогает создать последовательность цифровых данных и ведущих к ним путей. Что в итоге стало толчком к возникновению NFT – невзаимозаменяемого токена. То есть создается файл, помещается в определенное место, затем печатается и там существует. К нему есть путь, который и становится ключом доступа. А этот ключ уже можно продавать и передавать, так и возникает некий рынок.

Как NFT используют в арте?

Технология эта существовала довольно давно, с бумом блокчейна она тоже стала развиваться, но художники к ней пришли не сразу. Кевин МакКой был одним из тех, кто начал ее пользовать раньше других. Его «Quantum» считается первой NFT-работой. Но подъем все же случился на волне пандемии — в середине 2020 года. Блокчейн — это некий смарт-контракт, который позволяет покупать вещи без нотариусов и юристов: проще и быстрее, если его условия всех устраивают. Художники нашли быстрое применение этому смарт-контракту — и понеслось.

Все стало переходить в NFT: владелец Twitter продал свой первый твит, Илон Маск записал песню про невзаимозаменяемые токены и выставил ее на торги, журнал «TIME» предложил приобрести их обложку 2021 года «Is Fiat Dead?», логотип скандального и несостоявшегося фестиваля Fyre оценили в 122 тысячи долларов.

В NFT может засунуть файл размером 50 Мбайт. Это могут быть короткие видео, фото JPEG и гифки, пока большие фильмы туда выставлять нельзя, но работа над этим ведется.

Как технология NFT повлияла на коллекционирование?

В былые времена коллекционеры покупали картины, которые свидетельствовали о мастерстве художника. Например, Екатерина II приобретала живопись Рафаэля и Тициана и проверяла своими способами их подлинность. Взглянув на картину, знаток мог сказать: «Да, это Тициан, а не его школа, только он так писал глаза». Дальше началась другая история. Когда пришел авангард и концептуализм, стало понятно, что мастерство не так важно, во главе всего — идея и концепция. Сейчас вообще все по-другому. Не имеет значения, что там за идея, важно, что это мое. Блокчейн дает возможность прописать свои права. Например, при продаже картины художник может только продать файл, а права на изображение оставить себе. При любом ее использовании под ней будет имя художника, а не нынешнего владельца.

Современное поколение коллекционеров не хочет заниматься аналоговым искусством. Ведь нужно страховать картину, платить за доставку, думать, куда вешать, потом стирать с неё пыль и прятать от солнца. А если таких работ десятки или тысячи? Другое дело, когда все в телефоне. Захотел — продал или разменял, все под рукой. Но дополнительные расходы все же есть, так как и в виртуальном мире существуют свои комиссии. Сейчас на этот рынок приходят уже не просто отдельные собиратели, а фонды и известные музеи. Стало понятно, что цифровая коллекция тоже имеет вес.

Важна и анонимность. Арт-рынок — темное место, 50% его находится в тени, люди договариваются между собой сами. Вы видите стоимость изображения, но не знаете, кто им владеет. Пока человека можно отследить только в том случае, если он при покупке картины вводит данные своей карточки.

Какие есть площадки?

Сейчас появилось довольно много новых площадок. Например, SuperRare —она ориентируется больше на крипто-искусство, а все работы, что там публикуются, не должны иметь прошлого. С этим был связан большой бум, когда коллекционеры купили цифровую версию работы Бэнкси, а оригинал сожгли со словами: «Теперь цифровая версия является оригиналом».

Есть платформы попроще: OpenSea — барахолка, где выставляется все, что угодно. Rarible тоже типа eBay: очень легкая. А Nifty Gateway ориентирована на селебрити: певцов и артистов. Foundation же — арт-пространство: здесь есть настоящие художники, а не просто аниматоры и специалисты по созданию гифок, эта площадка курируется. Создать подобные платформы не так дорого сегодня. Сложнее их поддерживать и развивать, чтобы они оставалась на плаву.

Какой стала виртуальность?

Виртуальная реальность на самом деле намного ближе к нам, чем мы думаем. Вот эта тема «Не сиди за компьютером, иди уроки делай» популярна во всем мире. Она связана с тем, что мы сейчас не просто играем в эти игры, а втягиваемся настолько, что постепенно начинаем вносить туда деньги. Стало обычным делом, когда на свой день рождения подросток просит купить родителей танк из какой-то игры. Технология NFT позволяет этот танк вывести и продать его — независимо от нахождения в игре. Есть много платформ, где люди торгуют не искусством, а такими вещами. По статистике в 2018 году кроссплатформенная игра Fortnite имела продажи на три миллиарда долларов за «доспехи, мечи» и прочее. А в апреле 2020 года рэпер Трэвис Скотт устроил на Fortnite концерт, который одновременно по всему миру посмотрели 10 миллионов человек.

В конце хочу сказать, что это совершенно новый мир, причем невероятный и с огромной экономикой. Рынок NFT в прошлом году подрос в три раза по сравнению с 2019-м. Он продолжает увеличиваться, а дальше – больше. Мы понимаем, что тема информации, нахождения в этих виртуальных ячейках намного важнее реальности. Потому что этот новый мир платежеспособный и быстрый, он побеждает. А NFT позволяет это сделать.

 

Текст: Андрей Терещенко

Люди:
Дмитрий Озерков

Комментарии (0)

Авторизуйтесь

чтобы оставить комментарий.

Ваш город
Белгород?
Выберите проект: