«Одежда — это репутация»: девушки из Осетии, Армении и Грузии о фэшн-запретах, стереотипах и шейминге

В начале декабря египетскую актрису Ранию Юсеф, посетившую церемонию закрытия Каирского кинофестиваля в открытом полупрозрачном платье, обвинили «в аморальном поведении и пропаганде разврата» — в будущем ей может грозить до пяти лет тюрьмы. «Собака.ru» расспросила девушек из Осетии, Грузии, Армении и Узбекистана, живущих в Петербурге, о том, какие запреты есть в одежде их национальностей, кто может осудить за «неправильный» внешний вид, и как они одеваются в повседневной жизни.

Ольга Булгутова, Бурятия

21 год, дизайнер-фрилансер, каллиграфист, победительница конкурса «Национальная краса»

У бурят нет запретов в одежде, но национальные костюмы сделаны по строгим канонам: мужчинам полагается пояс, а у незамужних и замужних девушек различаются фасоны платьев. Так, первые носят отрезные по талии наряды с пришитой сверху тесьмой — туузой, а вторые добавляют к образу безрукавку с орнаментами, вышивками и контрастными лентами. Большую роль играют суровые климатические условия: от мороза и ветра буряты спасаются при помощи закрытого ворота, двойного переда, длинных рукавов, свободного кроя и головного убора, который ни в коем случае нельзя ронять. В выборе обуви тоже есть определенные критерии — предпочтение отдается сапогам с загнутыми носками: считается, что при ходьбе они не наносят вред живым существам и земле.

Наши религии — буддизм и шаманизм — не запрещают открытые ноги, плечи и руки. Все зависит от воспитания девушек и парней. Мне самой не нравится носить короткие юбки и майки с декольте — я выступаю за стилизованную одежду. Например, блузы с этническими орнаментами или жакеты с запахами на правую сторону: такой крой издавна помогал кочевникам спасаться от ветра в степи, а также служил карманом для переноски посуды, атрибутики и даже детей. Стилизованная одежда не только теплая, удобная и очень красивая, но и эксклюзивная — особенно в Петербурге: она выделяет бурят на фоне других людей, которые часто выглядят одинаково.

Зарина Дзампаева, Северная Осетия

20 лет, аудитор, участница конкурса «Национальная краса»

Национальное самосознание формируется у осетин и осетинок с детства: именно оно не позволяет мужчине носить шорты, а женщине оголять плечи и ноги. Образ достойной уважения осетинки не приемлет мини-юбок, декольте, голых рук и других вещей, которые выглядят откровенно и вызывающе. Хотя с течением времени на культурные, религиозные и общественные стандарты, которые переплетены между собой, влияют западные тренды. Каждый народ теряет свою национальную уникальность, и это очень печально. Я остаюсь сторонницей традиций: если у моих друзей в Петербурге спросить, кто такая Зарина, то они прежде всего ответят «осетинка!»

Для осетинок одежда — это репутация. Тех, кто делает выбор в пользу откровенных вещей, всегда провожают косыми взглядами, а в некоторых случаях высказывают осуждение родителям и друзьям. Однажды на мой день рождения, где присутствовали и девушки, и парни, пришла подруга в короткой юбке. Мой друг спросил, как я могла это позволить и не проконтролировать, почему она сидит в таком виде с ребятами за одним столом. Бывали и другие ситуации: в ансамбле осетинских танцев, которыми я начала заниматься в Беслане и продолжила, переехав в Петербург, был парень, доложивший художественному руководителю о девушке в суперкороткой юбке и тонких прозрачных колготках зимой. Рассказывал, что сначала ее поругал, а после того, как она не прислушалась, перестал с ней здороваться и вовсе считать за осетинку. Даже несмотря на то, что в Петербурге на одежду девушек из Осетии смотрят более спокойно, чем дома. 


Тех, кто делает выбор в пользу откровенных вещей, провожают косыми взглядами, а в некоторых случаях высказывают осуждение родителям и друзьям

Я считаю ограничения в выборе одежды осетинками не только нормальными, но и необходимыми. Именно они и отличают девушек от представительниц других национальностей. Мы с сестрой сами понимали, какие платья и юбки могут не понравиться отцу, сразу же исключая мысли о выборе такой одежды. Хотя наряды в нашем детстве в принципе не обсуждались: мама погибла в теракте, было не до них. Главное — это скромность, порядочность, доброжелательность и позитив. А еще — уважение к старшим: они олицетворяют мудрость, а их слово для нас — закон. 

Мариам Чаава, Грузия

21 год, студентка Российского государственного университета правосудия, участница конкурса «Национальная краса»

До двух лет я жила в Грузии, потом переехала в Петербург, а следом — в Сибирь, республику Тыва. Вернулась сюда лишь с поступлением в университет вместе с сестрой и в окружении друзей родителей — папа не хотел отпускать меня одну. Несмотря на то, что я здесь живу уже давно, отец до сих пор звонит и спрашивает: «Хорошо себя ведешь? Не позоришь семью?» Возможно, это кажется немного диким, но для нас это нормально: родители приучили нас к культуре, традициям и определенной одежде. Например, для грузин на первом месте стоит гость — когда он заходит в дом (а у нас он всегда был полон друзей и родственников), нужно встать, поздороваться, накрыть стол, провести с ним вечер, а то и целый день. К нам с ночевкой приезжали многие знакомые, а меня никогда ни к кому не отпускали. В лагерях я тоже не была, поэтому мой отъезд из отчего дома был для родителей довольно тяжелым. Я стараюсь не допускать их переживаний по пустякам, поэтому всегда веду себя так, как они советовали.


Отец до сих пор звонит и спрашивает: «Хорошо себя ведешь? Не позоришь семью?»

В Петербурге я ношу короткие (но не вульгарные!) юбки и блузы с декольте, но если я нахожусь рядом с папой, то лучше надену более закрытую одежду — не буду его нервировать. Мама, наоборот, ругает меня за «не модный» выбор вещей: на это во многом влияет то, что Тбилиси становится мировой фэшн-столицей, а грузины начинают одеваться более свободно, стильно и красиво. Могу сказать, что ребята, живущие в Грузии чувствуют себя расслабленно в выборе одежды, а на эмигрантах, которые пытаются сохранить связь с Родиной, лежит больше ответственности. Соотечественники и представители других национальностей смотрят на нас в социальных сетях и чуть что сразу осуждают. Когда я участвовала в конкурсе «Национальная краса», узнала про себя много нового: «Все мы знаем, как себя ведут грузинки в России, поэтому нам неинтересно, где она участвует и что пытается доказать», — писали под фотографиями. Почему-то у многих есть стереотип, что в другой стране мы нарушаем все принципы морали, хотя здесь нас воспитывают более строго, чем в Закавказье. Меня это обижает, ведь я очень люблю Грузию, хочу быть достойной представительницей этой страны и стараюсь, чтобы папа мной гордился.

Лилия Товмасян, Армения

20 лет, студентка юридического факультета

Я армянка, но всю сознательную жизнь прожила в Туркменистане. В Армении была всего один раз, но успела заметить, что люди преклонного возраста строги к девушкам в коротких юбках и майках с отрытой спиной. Если ты попалась им на глаза в таком виде — значит, непорядочная. А если им встретился парень с яркими волосами — он точно нетрадиционной ориентации. Армяне не будут материться и осуждать вслух, но от их презрительных взглядов любому станет неловко.

Одежда мини-длины — это еще и триггер к знакомству. Однажды я вышла из дома в шортах, предварительно услышав от мамы: «Это не Россия, здесь люди одеваются по-другому и тебя не поймут». По дороге в магазин со мной несколько раз пытались познакомиться ребята, сопровождая приставания цоканьем и громкими выкриками. С тех пор по поводу уместности той или иной одежды я всегда советуюсь с родителями.


В Петербурге до моего имиджа никому нет дела: когда вокруг люди в спущенных штанах, короткие юбки становятся лишь шалостью

В Туркменистане к одежде относятся так же консервативно: в повседневной жизни многие местные женщины носят национальные платья в пол. Но девушки, воспитанные не в традиционной семье, а в более «обрусевшей», могут позволить себе шорты с завышенной талией и юбки длиной выше колена. Их не волнует мнение окружающих, открытая и свободная одежда — это своеобразный вызов. Но последствия выбора таких вещей никто не отменял, как, в принципе, и в любом городе России. Единственное исключение — Петербург: здесь вообще никому нет дела до твоего имиджа. Когда вокруг тебя люди с босыми ногами и в спущенных штанах, короткие юбки и шорты становятся безобидной шалостью.

На мой внешний вид влияет только место, время и назначенный дресс-код. Я считаю, что одежда не должна выглядеть дешево и вульгарно, а там уже без разницы, какая у нее длина, вырезы и разрезы. Все должно быть просто, эстетично и органично, ведь главное в выборе наряда — не обманывать себя.

Лола Жалолова, Узбекистан

37 лет, дизайнер этнической одежды, руководитель Модного дома «Лола Жалолова»

Ограничения в узбекской одежде устанавливают, в первую очередь, религия и семья. Ислам обязывает женщин прикрывать руки до кистей, ноги по щиколотку и, конечно, волосы. В общественные места не следует приходить в коротких, прозрачных и слишком открытых вещах. Но каждый сам решает, каких обрядов, традиций и канонов придерживаться — одни их уважают, а другие игнорируют.

Я создаю узбекские костюмы с 2007 года — со времени обучения в Университете технологий и дизайна. Первый был сшит из отреза красной и белой джинсовой ткани: брюки в ансамбле с юбкой я носила на все лекции, встречая только положительные отзывы от однокурсников. Позже я поняла, что не единственная, кто соблюдает законы шариата, но при этом хочет носить одновременно удобные, красочные и стильные вещи. Поэтому я решила отшить целую коллекцию одежды для мусульманок, которую представила на конкурсе «Адмиралтейская игла-2008». Сразу же появилось много клиентов — не только мусульманки, но и женщины, которым нравится сочетание женственности, скромности и тенденций. Все коллекции соблюдают традиции национального костюма, но при этом отлично вписываются в дресс-код большого города. Год назад к одежде добавилась обувь ручной работы — туфли, лоферы и босоножки в единственном экземпляре из натуральной кожи и на итальянской колодке. Но также в коллекциях есть короны, чалмы, диадемы, сумки и клатчи ручной работы, завершающие образ.

В год создания первой коллекции национальный стиль был не в моде, но через пару лет он стал довольно популярным не только в Узбекистане, России, но и за рубежом — многие говорят, что я внесла свою лепту в эту историю. Для меня узбекский стиль — символ благородства, я соблюдаю традиции и придерживаюсь тенденций. Выбираю одежду максимально закрытую, но при этом красивую и комфортную — в Петербурге, многонациональном городе, это приветствуют, а в Узбекистане мной очень гордятся.

Мактина Шакая, Абхазия

22 лет, юрист, участница конкурса «Национальная краса»

Абхазы — люди с глубокой культурой и традициями, поэтому у нас есть каноны как в поведении, так и в одежде. Она предпочтительно не короткая, не вызывающая и не открытая: мы считаем, что даже в эпоху тотальной свободы, пропагандируемой по телевизору, в интернете и через музыку, в девушке должна оставаться загадка. Кто-то в погоне за трендами теряет особенности, которые всегда выделяли наш народ, а кто-то, наоборот, начинает привносить в повседневную одежду национальные элементы. Я же выступаю за творческое самовыражение, но считаю, что, какой бы национальности ни была девушка, нельзя выкладывать на стол сразу все карты.

Я занимаюсь национальными танцами и много выступаю — перевоплощаюсь из юриста в грациозную абхазскую княжну! Но в обычной жизни этническую атрибутику не использую, предпочитаю простые элегантные вещи. При этом соотечественниц, которые любят короткие и обтягивающие платья, не осуждаю — считаю, что каждый сам выбирает, как ему жить и, тем более, во что одеваться. Когда на конкурсе «Национальная Краса» нас сфотографировали на примерке вечерних платьев с декольте, отрытой спиной и глубокими вырезами, выложив снимки в группу конкурса во «ВКонтакте», участницы столкнулись с огромной волной негатива: насмешками, шутками и комментариями вроде «ты же армянка!» Меня на этих кадрах не было, но я хотела ринуться на защиту девчонок: знаю, что каждая из них — достойная представительница своего народа и, если и надела такое платье из желания почувствовать себя принцессой из сказки, никогда бы не вышла в нем на сцену национального конкурса. 

Редакция «Собака.ru» благодарит за помощь в подготовке материала организаторов конкурса «Национальная краса»
Текст: Анна Швецова
Фото: личный архив героинь

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты