Ксения Шашкина: «В моей работе нет женского или мужского, есть компетенция»

Инженер-разработчик беспилотной ГАЗели и мама двоих детей рассказывает, с какими стереотипами ежедневно сталкивается, что помогает ей балансировать и почему за беспилотным транспортом стоит будущее.

 

Что побудило вас выбрать область автомобильной инженерии?

У меня вся семья автомобильная. Целая династия в три поколения, начиная со строительства ГАЗ, поэтому я изначально планировала идти учиться на автомобильную специальность. Однако не сразу получилось пойти по этому пути. Мама отреагировала словами: «Только через мой труп. Ты полжизни будешь доказывать, что не дура, когда мужчина уже давно нормально зарабатывает», – поэтому первым образованием стала специальность в сфере IT-технологий.

Все же вы пришли к тому, чего изначально хотели.

Да, причем все это совместилось удивительным образом. Сейчас это не просто автомобильная отрасль, а переплетение IT-технологий и автомобилей, последние на сегодняшний день сильно изменились. Чисто механические задачи уходят на второй план, основной упор приходится на электронику, на умные системы программного обеспечения. И если бы я знала, чем буду заниматься, то первое образование получала бы более внимательно. Также мне всегда нравились люди, которые посвятили себя этой работе. Есть некий портрет, который формируется профессией, и он либо подходит тебе, либо нет.

Несмотря на то, что в данный момент технологии стремительно развиваются, беспилотный транспорт для многих означает нечто футуристическое из раздела фантастики. Как вы думаете, с чем это связано?

Мы всегда боимся чего-то необычного. Часто сторонники перехода на беспилотный транспорт сравнивают это с технологической революцией, когда мы пересели с лошадей на автомобили. Для многих такое явление было опасно, никто не понимал, как все это работает. Вообще, нельзя отрицать тот факт, что нас ждет беспилотное будущее, и это объясняется многими факторами. Сейчас общество боится беспилотного транспорта, так как это внедрение в человекоуправляемую среду. Когда мы будем видеть на дороге только беспилотники, которые могут договориться друг с другом, то произойдет огромный скачок в распространении технологии, в роботах уже не будет ничего необычного. 

Многим известно о случаях гибели человека, причем в таких крупных компаниях, как Tesla и Uber. Может ли это влиять на то, что беспилотники не распространяются в массы?

К сожалению, все подобные происшествия получают громадный охват аудитории, это хайповая тема, которая обсуждается всюду. В частности, анализируют, что же не так сделал беспилотник, при этом игнорируя то, сколько человеческих ошибок приводят к аварийным ситуациям. Как бы это ни звучало, но жертвы будут всегда, все-таки автомобиль – достаточно опасное средство передвижения.

Если говорить о конкретной разработке – почему выбор пал именно на ГАЗель, а не на легковой автомобиль?

Когда я говорю, что наша команда занимается разработкой беспилотной ГАЗели, чаще всего собеседникам это кажется смешным. Но когда ты буквально и фигурально говоря погружаешься внутрь автомобиля, очень важно понимать, принцип работы исполнительных механизмов и иметь контакт с автопроизводителем – в нашем случае это ГАЗ. Я не вижу ничего смешного в работе с большим коммерческим автомобилем: в первую очередь беспилотный транспорт появится на закрытых территориях – на заводах, где надо доставлять людей из пункта А в пункт В или же перевозить грузы – беспилотник может делать это в режиме нон-стоп. Для мест с тяжелыми условиями труда это особо актуально, например, автономные БелАЗы в карьерах.

Женщина-инженер – звучит гордо. Часто ли вы сталкиваетесь со стереотипностью мышления людей относительно гендерной дискриминации в профессиональной сфере?

Два-три раза в день. Раньше я относилась к этому с гордостью: «Я молодец, я работаю в мужской профессии и у меня вроде получается». Потом появилась злость от того, почему это вообще считается мужской профессией. Я не вижу ни одного качества, кроме физических аспектов, которые могли бы диктовать такие условия. Но всегда радует то, что в моей команде отсутствуют намеки на сексизм. Ребята видят меня, прежде всего, как человека без принадлежности к полу. В моей работе нет женского или мужского, есть компетенция.

Деление на гуманитариев и технарей старо как мир, однако до сих пор актуально. В чем, на ваш взгляд, заключается это самоограничение? 

В настоящее время при попытке общения с человеком вне профессионального круга, он задает тебе вопросы о том, чем ты занимаешься, а в моем случае это беспилотники, и в ответ можно услышать: «Ой, ладно, я все равно в этом ничего не понимаю, у меня с детства гуманитарный склад ума». Тут же хочется ему сказать: «Ты же можешь сделать морфологический анализ слова, разобрать художественные приемы в стихотворении и т.д.». Это тоже образование, просто в других науках. Сейчас гуманитариями принято называть тех, кто плохо разбирается в математике, но по факту это не является определением гуманитария. Везде есть профессионалы, просто у одних предрасположенность к инженерии: ты видишь что-то и начинаешь размышлять о том, как это устроено. Возможно, это и есть одно из основных отличий.

Воспитание двух детей и активное участие в разработке инноваций, казалось бы, два глобальных аспекта, совершенно не сочетающихся друг с другом. Каким образом вам удается грамотно совмещать рабочие и бытовые моменты?

Временами плоховато. Стоит сказать, совмещать приходится уже давно. Первое образование – первый ребенок, второе образование – второй ребенок, поэтому кандидатскую пока писать не решаюсь. Я для себя решила, что есть определенные приоритеты в воспитании детей и главный из них – быть примером, а именно воспитывать в детях качества, которые ты сам особо ценишь: трудолюбие и ответственность. В силу этого совмещать два этих аспекта гораздо проще.

Беспилотный транспорт – в некотором смысле все еще технологическая революция, и существует мнение, что революцию делает меньшинство. Вам приходилось замечать за своими детьми, как они гордятся тем, что именно вы являетесь частью чего-то глобального?

К счастью, да. Это очень трогательные моменты, когда ты понимаешь, что делаешь все правильно. Например, старший сейчас во втором классе, и в школе ему задали сочинение на тему «кем работает мама», в котором я как раз вижу эту милую детскую гордость. Трогает также, когда он просит взять с собой в школу телефон, чтобы показать друзьям видео, как ездят без водителя наши машины. Множество вопросов о том, может ли беспилотник делать то или это несомненно указывают на искренний интерес. Это не может не радовать.

Мужская компания и на работе, и дома зачастую влияет на образ мышления женщины, уводя от романтики в сторону прагматичности. Замечали за собой подобное?

Я изначально была неромантична. Если рассматривать в данном контексте, то дело, наверное, даже не в окружении, а скорее в сфере деятельности. Иногда тебе нужно быть чуть жестче, чем ты есть на самом деле просто потому, что ты женщина. Тебе надо показать, что ты имеешь место быть здесь, и я говорю не про свою команду, а про внешнее окружение. Да, сторона прагматичности берет верх. Это проявляется в том, что я все сильнее начинаю ценить свое время, свои ресурсы, не терплю нытья от того, от кого я не должна этого терпеть. Не люблю, когда долго распинаются и медленно подходят к делу. Все эти вещи – некоторая оптимизация, которая со стороны, возможно, выглядит агрессивно. Это же необходимо, когда дело касается воспитания мальчиков, особенно когда ты часто играешь роль и мамы, и папы.

Многие беспокоятся о том, как бы не превратить стандартную схему «работа – дом» в рутину без возможности саморазвития. Есть ли у вас хобби, помогающее отвлечься от будничной суеты?

Для меня моя работа не является рутиной, там занятость очень разнообразна. Дома с детьми, конечно, есть определенные рутинные моменты, но это распорядок. Есть место, где я могу расслабиться и, как не парадоксально, это тренажерный зал, также люблю танцы. У меня нет нужды в том, чтобы отвлечься, в моей жизни присутствует баланс. Я занимаюсь этим, потому что так я лучше себя чувствую.

Ваш блог в Instagram скорее личный, нежели коммерческий. В какой момент у вас появилось желание делиться с интернет-аудиторией моментами из жизни?

Был период, когда я работала фитнес-тренером, и тогда Instagram приносил мне клиентов, тогда же он был во многом коммерческий, построенный на личном бренде. Но со временем мне стало понятно, что многих подписчиков интересует как раз то, о чем вы меня спрашиваете: про совмещение, про разгрузку, про сферу деятельности. Иногда я получаю сообщения, что кого-то вдохновляет моя история, что кто-то не побоялся получить новую профессию или даже ушел от мужа, посмотрев, что это не так страшно. Это и подталкивает продолжать делиться частичками своей жизни.

В своем аккаунте вы называете себя «self-driving woman», наверняка подразумевая этим сферу своей деятельности, но имеет ли место быть и другой подтекст?

Да, это как раз вся моя жизнь. Считаю себя самостоятельным человеком, и горжусь этим. Многие говорят мне о том, как это удивительно, что я остаюсь такой именно в то время, когда в стране культ женской инфантильности. Мне бы не хотелось быть частью этого.

Какие, на ваш взгляд, основополагающие факторы для самореализации современной женщины и мамы в одном лице?

Не жалеть себя. Можно пострадать, можно устать, но не жалеть себя. Не надо оглядываться на других, сравнивать себя с другими, допускать выгорания. Это миф, что если ты не устаешь, то плохо работаешь или плохо воспитываешь. Важно балансировать. Все же иногда, если что-то отложить на завтра, можно успеть сделать больше. И последнее – рассчитывать только на себя. Это не значит не просить о помощи, это означает не зависеть от нее.

 

Текст: Анна Макушина

Фото: Рита Хорошо

 

Наталья Бадьина,
Комментарии

Наши проекты