Горизонт театра

Куратором второй сессии Международной школы-лаборатории «Линии театра», которая была посвящена организации и поиску сценического пространства, выступила художник, лауреат премии «Золотая маска» Ксения Перетрухина. Она рассказала о задачах современного искусства и о том, как научиться быть свободным. 

Есть большие классические театры, где вы сидите на дальнем ярусе, видите массивные декорации, сделанные в цехах. А есть спектакль, который играют в углу реальной типографии, здесь вы сидите на книжках, а актер находится в трех сантиметрах от вас – так происходит освоение тактильного измерения. Зона сближения человека с актером, с предметом, с событием – это дистанция, которая заканчивается прикосновением. Это не значит, что к вам должны прикасаться: тактильное восприятие находится в зоне доверия, в которую человек готов впустить театр.

Реклама и политика, например, которые работают со словом, изображением, с массовостью, представляют собой блокированный сигнал: мы его привычно воспринимаем, но внутри себя в него не верим.

Я ввела для себя термин «готовность к зрелищу», потому что он объясняет для меня тактику действий. Человек приходит в театр – у него есть некое ожидание, полемика с этим ожиданием, и есть инструмент воздействия. Это связано с механизмом восприятия, прежде всего визуального. Театр вы смотрите глазами, и есть замечательный факт: человеческий мозг может обрабатывать не более пяти процентов того, что воспринимает глаз, все остальное – достраиваемые стереотипы. Если мы видим что-то привычное, мозг даже не подключается. Моя задача – поставить восприятие человека в ситуацию, когда оно растерялось и не понимает, что происходит. Эта доля секунды, когда человек немного потерялся и думает о том, как стоит поступить, для меня дороже всего.

Свобода – это мышцы, это опыт. Представьте, что вы совершаете какой-то выбор, пусть маленький, – на какой стул сесть, куда посмотреть, – но делаете это самостоятельно. В этот момент вы качнули мышцу свободы. В следующий раз ее качнуть будет легче, а со временем вы сможете это делать и за пределами лаборатории. В этом смысле театр – важный инструмент изменения реальности. 

Я присутствовала на лекции декана экономического факультета МГУ Александра Александровича Аузана, на которой он очень вдохновенно рассказывал, как любит любой театр: хороший, плохой, классический, современный, – потому что это инструмент накопления социального доверия – вне зависимости от качества.

Как это работает? Вы приходите в театр и, если вам не понравилась постановка, рассказываете об этом другу, делитесь своими впечатлениями. Если спектакль был хороший, вы тоже об этом говорите, но в другом ключе. Главное то, что вы это обсуждаете: это создает горизонтальное общение, которое делает нас автономными от государства.

Вот мой любимый пример. Допустим, я у вас украду козу. Если мы сами сможем разрулить ситуацию, то это будет наша горизонтальная победа. А если мы обратимся в суд, то подкачаем вертикаль власти. Театр берет на себя важнейшую функцию репетирования нашей способности к коммуникации, что важно для сохранения культуры как таковой.

Сейчас сильная пропасть между консервативной и актуальной культурами. И надо между ними не ров копать, а строить мосты. Есть люди, которые это понимают, этим занимаются, и это очень ценно.  

На данный момент еще никто не знает, как разделяются роли в горизонтальном театре. Опыты горизонтализации – это передовая современного искусства. Люди только подчиняются и отдают приказы. Мы совершенно не умеем общаться на равных, не умеем договариваться. Коллективному опыту надо учиться. Мне нравятся представления о пелотоне: гонщики сбиваются в геометрическую структуру, которая помогает всей команде успешнее преодолевать сопротивление ветра. «Линии театра» – это наша попытка, в частности, создания горизонтальных практик и расширения жесткого представления о границах профессии.

Анализ катастроф двадцатого века говорит нам о том, что в эту сторону важно развиваться. Иерархия лишает человека ответственности. Он становится подчиненным и ему кажется, что ответственность за то, что он нажимает кнопку газовой камеры, лежит не на нем. Горизонтализация восстанавливает личную ответственность человека за принятие решений. Вас не заставляют быть кем-то – вы поступаете так, как считаете нужным. 


Международную школу-лабораторию «Линии театра» организует Центр театрального мастерства при поддержке фонда «Вольное Дело», министерства культуры Нижегородской области, Школы-студии МХАТ, Центра имени Вс. Мейерхольда и лично художественного руководителя ЦИМа Виктора Рыжакова. 

Текст: Наталья Бадьина

Фото: Анастасия Пономарева 

Наталья Бадьина,
Комментарии

Наши проекты