Кендрик Перри. Как за год разорвать баскетбольную «Единую лигу ВТБ» и влюбить в себя весь город

Digital-директор «НН.Собака.ru» Руслан Гайсин встретился с главной звездой баскетбольного клуба «Нижний Новгород» и поговорил о русской зиме, мечтах об NBA и о том, как правильно взращивать уверенность в собственных силах. 

Кендрик, ты из Флориды – штата, где круглый год жарко и солнечно. Как тебе русская зима?

Это был тот момент, которого я боялся больше всего, отправляясь в Россию, не буду скрывать. Но я подготовился – взял с собой как можно больше теплой одежды, обуви, и вот зима закончилась. Сейчас начало мая, за окном погода, которую я люблю больше всего, – мне максимально комфортно. Так что все хорошо. Зиму мы пережили.

Расскажи о своих первых днях в России: что тебя удивило, к чему пришлось привыкать, чего не хватало?

Каждый раз, когда приезжаешь в европейскую страну, первое, что вызывает неудобство, – люди не знают английского языка. Но если в Европе еще как-то можно было с этим справиться, то в России я столкнулся с тем, что по-английски не говорит почти никто. Мало людей знает что-то больше, чем «привет» и «пока». В первые дни в городе я не мог спросить или узнать что-то даже в супермаркете: люди меня просто не понимали – с этим было действительно тяжело справиться.

Недавно к тебе в Нижний приезжала семья – что ты успел ей показать в городе, куда сводил? Какие места в Нижнем стали твоими любимыми?

Что касается кухни, то я как раз и сводил ее в свои любимые места: «Митрич», «Гаучо», «Боккончино». Мы немного прогулялись по городу, прошлись по Большой Покровской. Родители тоже были немного в шоке от зимы – им пришлось привыкать еще сильнее, чем мне. Но они находились здесь не очень долго: у меня были игры и тренировки, да и они не могли провести здесь много времени. Я просто хотел показать семье, как живу здесь, и, думаю, у меня здорово получилось. Они посетили три матча БК «НН» и мы вместе сходили на игру ХК «Торпедо» – это был первый хоккейный матч в жизни для нас всех. Мы достали билеты, хотя это было непросто, пришли на трибуну, и один из болельщиков подарил нам шарф с символикой клуба, просто отдал от души, чтобы мы тоже болели. Мы здорово провели время, было круто.

Мечта каждого молодого американского баскетболиста – это карьера в NBA. Я очень хочу знать, что ты чувствовал, какие у тебя были мысли, когда ты принимал решение продолжить карьеру за границей – в Европе, в Австралии? С какими предрассудками ты сталкивался до переезда?

Верно. Конечно, когда американский ребенок начинает играть в баскетбол, все, о чем он думает, – это NBA. Но в какой-то момент ты понимаешь, что можешь продолжить карьеру где-то еще или закончить с баскетболом совсем. В таком случае продолжение карьеры где-то за рубежом, в Европе, – это не такой уж плохой путь. Это не значит, что ты должен забыть об NBA: ты можешь попасть туда, пойдя другой дорогой, не напрямую, а хорошо выступая за рубежом. Карьера в Европе открывает очень много дверей, возможностей для продолжения карьеры в самых разных странах, турнирах, в том числе в NBA.

А сам ты продолжаешь думать об NBA?

Да, конечно, всегда. Где-то в голове всегда живет мечта попробовать себя в NBA. Но мне выпала удивительная возможность путешествовать по миру, познакомиться с разными культурами и традициями. Это то, что останется со мной, когда баскетбол закончится. То есть неважно, будет в моей карьере NBA: этот опыт, – то, что я испытал и увидел, – будет со мной на протяжении всей жизни. Попаду я в NBA или нет – это точно не критерий оценки моего успеха, от этого не зависит, плохая у меня карьера или хорошая. Сейчас я благодарен судьбе за то, что имею.

После университета ты уехал в Австралию. Многие шутят, что Австралия – это совершенно другой мир. Это действительно так, там есть что-то странное?

Действительно, многие люди думают, что Австралия – это какой-то другой мир, но для меня она оказалась наиболее близкой из всех мест, где я играл. Во-первых, там тепло, во-вторых, все говорили на английском. Я себя чувствовал практически как дома – мне это очень помогло в дальнейшей карьере. Я попал не в какую-то чужую, незнакомую страну, а как раз в наиболее американскую из всех, где бывал. Там очень классно: я познакомился с большим количеством людей, очень полюбил Сидней. Я очень рад опыту, который там приобрел, и тому, что моя профессиональная карьера началась именно так.

После Австралии ты играл в таких странах, как Македония и Венгрия. Не самые сильные чемпионаты в Европе. Когда прошлым летом объявили о твоем переходе, мало кто мог представить, что ты будешь одним из лучших скореров лиги и лидером команды, но ты сразу начал просто разрывать! Когда ты перешел в «Единую лигу ВТБ», почувствовал разницу в уровне? Как ты смог так быстро и легко адаптироваться и ожидал ли сам, что будешь так успешен в первом же сезоне?

Да, я ожидал, что получится именно так. Нет никакого смысла идти в один из лучших чемпионатов Европы с мыслью, что не станешь его звездой. При этом я не хочу, чтобы ты думал, что я слишком самоуверенный. Я прекрасно понимаю, что «Единая лига ВТБ» – один из сильнейших турниров на континенте, в нем играют игроки высочайшего уровня, но если посмотреть глобально, то это такие же люди, которые, как и ты, просто хотят попасть мячом в кольцо. Нужно продолжать работать и пытаться обыграть их. Если у тебя нет этой уверенности, то нет никакого смысла выходить на паркет каждый вечер, стесняясь чего-то. Наоборот, нужно выходить и разрывать.

И в итоге ты попал на «Уикенд всех звезд» в Москве! Расскажи, какая там была атмосфера, похож ли он чем-то на «Уикенд всех звезд» NBA?

Атмосфера была великолепная, очень круто! Я не могу сравнивать с американским матчем, поскольку я в нем не участвовал, но год назад я был на таком событии в Венгрии, и по сравнению с венгерским это было очень здорово и в плане атмосферы, и в плане организации. Я очень благодарен тем, кто голосовал за меня, кто позволил мне стать частью этого события. Великолепный опыт, который я запомню надолго!

По мнению многих, тебя засудили на конкурсе бросков сверху – что ты об этом думаешь, какие ты испытывал эмоции после оглашения результатов?

Возможно, это был единственный момент за весь сезон, когда я немного в себе засомневался. До этого я всегда себе говорил, что не нужно ничего бояться, нужно быть уверенным в себе, но во время решающего броска, когда я должен был брать энергию от заполненных болельщиками трибун, от того, что происходит, я просто занервничал – у меня не получилось. Но ничего страшного, это был отличный эксперимент. После конкурса была сумасшедшая шумиха: мне писали в соцсети и мессенджеры, телефон просто разрывался от слов поддержки, писали, что такие конкурсы не должны судить люди, не разбирающиеся в баскетболе (одной из судей конкурса была заслуженный тренер России по фигурному катанию Татьяна Тарасова. – Прим. ред.). Но если уж говорить начистоту, то это я не попал в корзину во время броска, – какие вопросы могут быть? Если бы я забил, то никто бы не отобрал у меня победу и нечего было бы обсуждать. Но так получилось, что даже своим непопаданием я сделал этот конкурс запоминающимся, – теперь даже через несколько лет болельщики будут вспоминать не того, кто победил, а того, кто занял второе место, так что ничего страшного. 

Зато ты попал во время решающего броска на самом «Матче всех звезд»! Ты уже говорил про уверенность в себе, но ты совершаешь много важных решающих бросков – скажи, как ты воспитывал в себе эту уверенность, как ты пришел к тому, чтобы брать на себя игру в решающий момент?

Эта уверенность росла внутри меня буквально с детства. Ее во мне воспитывали члены семьи, которые всегда говорили мне, что любят меня, что я всегда буду для них личностью, индивидуальностью, несмотря на то, чем занимаюсь. Баскетбол это или не баскетбол, победа или поражение – они все равно поддерживают меня, они всегда рядом. И это не только родители и брат – это еще шесть-восемь родственников. Когда у тебя за спиной такая армия, которая тебя поддерживает, ты растешь, обретаешь уверенность, но при этом меня учили оставаться скромным. Я никак не готовлю себя, не говорю себе перед игрой: «Так, сегодня ты должен совершить решающий бросок, действовать так и так», – нет, все происходит естественно и логично, я делаю то, что обычно, потому что я с этим вырос. При этом я, бывает, и промахиваюсь и, как и любые другие игроки, в таких ситуациях вспоминаю слова моей семьи: «Все в порядке, это не конец света, жизнь на этом не заканчивается». Поэтому на площадке я всегда спокоен, с холодной головой принимаю и победы, и поражения.

Поговорим о тренере Зоране. Во время матчей он очень импульсивен и строг – любому игроку может достаться прямо по ходу матча. А какой он за пределами площадки?

Все люди разные, и каждый показывает свои эмоции по-своему. Некоторые тренеры высказывают претензии игрокам публично, некоторые – за закрытыми дверями. Зоран – один из тех тренеров, которые показывают свои эмоции всегда, и не важно, игра это, тренировка или простое общение: он действительно эмоциональный человек. Думаю, невозможно заниматься баскетболом, играть, тренировать, не вкладывая свои эмоции. Зоран – человек, которого я невероятно ценю, чье плечо я чувствую с самого первого дня в клубе, он из тех людей, с кем я пошел бы в разведку, и я уверен, что Зоран обо мне думает так же. Мы очень доверяем друг другу, и, когда я узнал о травме, тренер стал одним из тех, кто был рядом, очень много со мной разговаривал и поддерживал. Я очень хочу сохранить с ним близкие отношения за пределами площадки, независимо от того, буду ли я играть под его руководством. Он очень дорогой мне человек, за которым я всегда готов пойти, и я очень благодарен ему за этот сезон.

Все команды Зорана Лукича ощущаются как единый механизм, они сильны именно коллективно, и очень редко я видел, чтобы один игрок так выделялся на площадке. Но ты берешь игру на себя, и, даже если посмотреть на статистику, твои показатели очень выделяются. Как вы с тренером к этому пришли: это вопрос вашего доверия, или ты отвоевывал право решать эпизоды самостоятельно в играх и на тренировках?

Американцу, который играет за рубежом, очень сложно стать лидером в европейской команде. Я имею в виду, что у меня здесь не такая длинная карьера, как у тех, кто отыграл в Европе уже 10-12 лет. Это мой пятый год в Европе, и раньше, когда я приходил в новый клуб, там были гораздо более опытные люди, которые не так уж сильно меня поддерживали, которые уже могли общаться с тренером на равных. В такой ситуации приходится всем доказывать, что именно ты достоин играть и быть лидером. «Нижний Новгород» – первая команда в моей жизни, где все абсолютно равны и не важно, у кого лучше получается на паркете. В раздевалке у нас есть однозначные лидеры – Владо Драгичевич и Евгений Бабурин, которые всегда могут поддержать, приободрить, завести партнеров, подают всем пример, и при этом совсем не важно, кто становится лидером на паркете во время игры. Это могут быть сами Владо и Буба, а может, например, Ваня Стребков. С Ваней мы играем на одной позиции, но у нас нет проблем: мы можем приносить результат, играя вместе или подменяя друг друга, при этом отлично общаемся, живем в одном номере на выездах, и даже на «Матч всех звезд» поехали вместе. И другие ребята тоже раскрывались на протяжении сезона, брали обязанности лидера в других играх, поэтому у нас в команде нет одного конкретного лидера. Зоран никогда не говорил мне: «Ты будешь лидером, я буду доверять только тебе». Этот сезон получился очень тяжелым: было много травм, одни игроки только восстанавливались, а другие тут же выбывали – состав постоянно был несбалансированным. Я бы не хотел назвать все это борьбой, скорее, это просто было очень сложно. Но, несмотря на все трудности, БК «НН» стал первой командой, где я ощущал такую сильную поддержку в раздевалке, где все игроки были как единый кулак.

Во многом из-за травм других важных игроков этой весной ты играл практически без замен. Думаю, это сложно не только физически, но и психологически. Помимо массажистов, что тебе помогало расслабиться, отдохнуть, прийти в себя после матчей?

Особо ни о чем думать и не приходится, когда играешь каждые 2-3 дня и проводишь 35-40 минут на паркете. Я просто ощущал, что это нужно моим партнерам, тренерскому штабу, болельщикам. Я делал это ради них, ради города, ради людей, которые за меня болеют: они с нами весь сезон, и я должен их порадовать. Это очень сложно физически: тело к этому не готово, – но наши доктора и массажисты хорошо справлялись. А что касается всего остального, то я настраивал себя, что делаю это ради других. А когда на тебя так рассчитывают, то просто выходишь и делаешь то, что можешь, и ни о чем больше не думаешь.

«Финал четырех» Кубка России. Правила турнира не позволяют играть иностранцам. Что ты чувствовал, когда ты здоров и готов играть, но не мог помочь команде? Наверное, это странно.

Не важно, есть травма или нет. Даже если бы у меня была травма, я бы чувствовал то же самое. Мы же все пришли сюда играть в баскетбол, и все, что тебе не позволяет выйти на площадку, очень тяжело переживать. В такие моменты все, что ты можешь сделать, – подчиниться правилам и поддерживать свою команду эмоционально, и в раздевалке мы старались подсказать что-то парням, как-то их настроить.

И напоследок: назови 3 вещи, которые случились с тобой здесь, в Нижнем Новгороде, и которые ты запомнишь надолго.

Первое, что я назову, – это Лига чемпионов и тот факт, что БК «Нижний Новгород» стал первой командой из России, попавшей в плей-офф. Это здорово и для клуба, и для страны. Команды из России добивались успеха в Евролиге, Еврокубке, но никто до нас не добирался до топ-8 Лиги чемпионов. Большое событие, к которому я оказался причастен.

Во-вторых, это мои проблемы со штрафными. В одном из матчей я промазал в пяти бросках, и я знаю очень много стран, где зрители меня бы освистали за это. Но в Нижнем, когда я выходил на линию штрафных после промахов, весь стадион хлопал и меня поддерживал. Это удивительно, как будто болельщики хотели, чтобы я забил, даже больше, чем я сам. Вообще, вся эта борьба с моими штрафными бросками надолго мне запомнится.

И третье – это сам город, команда и страна, которая действительно изменила мое мировоззрение. Россия поменяла его так же, как и Австралия. Когда я ехал сюда, практически ничего не знал, не представлял, что это за страна вообще. Было много опасений, поскольку все, что говорится в американской прессе о России, сильно влияло на мою точку зрения. Когда я сказал, что еду сюда, меня отговаривали: «Что? Почему Россия? Как ты решился туда поехать?». Но в итоге все оказалось совсем иначе: за весь год я ни разу не ощутил плохого отношения к себе, никакого негатива, только любовь и поддержку! У меня кардинально поменялось мнение о стране и людях, и это совершенно точно та команда, тот город и та страна, что я запомню надолго.

Фото: Евгений Еремеев

Локация: фотостудия The circle

P.S. БК «Нижний Новгород» сыграет с московским ЦСКА 9 мая, а мы разыгрываем 4 билет на этот матч!

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты