Как и зачем говорить с детьми о сексе — объясняет Татьяна Никонова

Автор блога о сексе Sam Jones Diary Татьяна Никонова собрала на свою первую книгу «Наука секса для подростков» 1,2 млн рублей за девять дней. Пока она находится в работе, ее автор в рамках конференции TEDx на TEDx Neva river в Петербурге рассказала, почему подход к сексуальному образованию нужно менять — и как можно скорее.

  • Татьяна Никонова, кадр из проморолика кампании на Planeta.ru

Существует мнение, что с детьми не нужно говорить о сексе. Они вырастут, займутся им и все сами поймут, потому что это якобы природная вещь. Но на самом деле у такой практики есть серьезные последствия. Я приведу пример.

Корреспондент американского издания «Babe» вышла на улицы с листом бумаги, на котором было изображение. Она приставала к мужчинам со словами: «Это вагина, на ней есть несколько точек с номерами. Пожалуйста, расскажите мне, как называются эти части». Мужчины реагировали по-разному, многие метались – они же все это знают, часто сталкиваются. Но проблема не в этом. Дело в том, что на картинке вообще не было вагины, это был грейпфрут. И это идеальная иллюстрация того, насколько мало мы знаем о самых важных вещах, которые происходят в нашей жизни — о сексе, о сексуальности, нашем теле – том, что помогает нам существовать. А мы так плохо в этом разбираемся, что можем перепутать орган с едой.

Казалось бы, научиться можно на уроках биологии, но этим все не заканчивается. Когда мы говорим о сексе, дело не только в том, чтобы правильно называть части тела, нужно понимать, зачем они вообще нам нужны. В школах и дома детям рассказывают либо очень мало, либо вообще ничего. В России в каждой третьей семье тема секса табуирована. У нас формируется замкнутый круг невежества и молчания — чем меньше ты знаешь, тем меньше будешь об этом говорить, боясь неловкости.

У родителей те же сложности: они, может, и хотели бы, но боятся поднимать тему открыто, их пугают вопросы детей, потому что они ставят взрослых в дурацкое положение – ведь часто они сами не знают ответов. В семье формируется невозможность в будущем говорить с партнерами, выражать свои чувства, сообщать о желаниях. Именно поэтому нам нужны новые программы – мы не сможем изменить семьи, но мы должны придумать способ говорить о сексе. Потому что если мы не решим эту проблему, то столкнемся с серьезными последствиями.

Например, у нас очень высокий уровень подростковой беременности. С чем это связано? Ни девочек, ни мальчиков не научили предохраняться, крайними оказываются те, у кого есть матка. Поэтому у нас сейчас практически в каждой школе есть беременная старшеклассница, таких случаев шесть на тысячу девушек.

У нас есть преподаватели, книги, но этого мало. Должен быть открытый, честный и доверительный разговор – а это в первую очередь значит, что мы все признаем, что многого не знаем, что-то постоянно меняется, и мы можем делиться мнениями в обе стороны. Таки образом мы даем детям инструмент, который позволит им и прямо сейчас, и в будущем строить более внятные отношения и защищать себя. Потому что подростковая беременность – это не просто радость материнства, это еще и проблемы: ограничение доступа к образованию, невозможность устроить свою жизнь и завести детей тогда, когда девушке бы этого хотелось, а не когда получилось. Если бы мы говорили об этом больше, корректнее, структурировали информацию для разных возрастов, то могли бы обсуждать не какое-то абстрактное знание, а практические вещи, которые меняют нашу жизнь.

Взрослые люди ничего не знают, точно так же как и дети. Я уже шестой год веду блог о сексе, и все это время топ вопросов, которые люди мне задают, не меняется. Всего мне пришло уже четыре тысячи, и большинство из них – о том, как коммуницировать, как объясняться, как вести себя в ситуации насилия, как защищать себя, свои границы, тело, что можно делать с другим человеком, а чего нельзя.

Часто они спрашивают о том, что следовало бы узнать гораздо раньше, еще до того, как они начали заниматься сексом. И если бы они получили эту информацию на равных и вовремя, то могли бы перейти к другим прекрасным вещам, к которым еще не готовы. Сейчас создается впечатление, что очень многим взрослым людям рановато заниматься сексом, потому что ни слишком мало о нем знают. Если вы думаете, что вы не такие, вы ошибаетесь.


Многим взрослым людям рановато заниматься сексом, потому что они слишком мало о нем знают

Давайте проведем маленький эксперимент. Все знают, что в России сейчас эпидемия ВИЧ. Существует несколько основных путей, которыми инфекция передается, один из них – однополый контакт. Как вы думаете, сколько процентов приходится на этот случай? 25? 10? На самом деле – всего два. Тем не менее, у нас до сих пор считается, что ВИЧ — это только про геев. В реальности заболеванию подвержены все, и никто не знает, когда с ним столкнется. Ситуация в нашей стране катастрофическая: около одного процента людей имеют положительный ВИЧ-статус. Многие об этом не знают, потому что уверены, что это не про них, что с нормальными людьми этого не случается. На практике те дети, которые растут сейчас, будут заниматься сексом в мире, в котором ВИЧ-положительным может оказаться кто угодно. 

Когда ведется современная пропаганда против ВИЧ, всегда говорится о том, что сделать, чтобы не получить положительный статус. При этом практически никогда не произносится слово «презерватив», гораздо чаще – «любовь» и «верность». Почти не говорят о других важных вещах: что делать, если ты все же заразился, если ты влюбился в ВИЧ-положительного человека, как жить, если ты не знаешь свой статус или своего партнера. Есть огромное количество вопросов, на которые тоже нужно знать ответы. Кроме того, жизнь с ВИЧ-статусом сейчас – не такая уж и большая проблема, если ты вовремя получаешь терапию. Люди с низкой вирусной нагрузкой безопасны для окружающих. Умирают люди от СПИДа, но его всегда можно предотвратить.

Нужно говорить о том, как детям жить в мире, в котором они хотят любить, заводить семьи, дружить. Это должна быть четкая, внятная информация о том, что можно, а что нельзя. Они должны знать, что если они заболеют, то все равно будут достойны любви, у них будут такие же права, как и у остальных. И это важная часть сексуального образования, в данный момент это неотделимые вещи, так как половые контакты – это основной способ передачи.

Дети должны иметь доступ к информации, возможность получать знания, управлять ими, менять свою жизнь в лучшую сторону, делать мир более безопасным, потому что мы за них это сделать не можем, но мы в силах дать инструментарий, чтобы они были защищены. Информация – это латы, оружие. Но мы можем попасть в другое будущее, в котором люди будут зашоренными, где незнание и невежество будут подталкивать их к неверным решениям.


Главное в сексуальном образовании – не дать ответ на вопрос, как происходит секс, а подумать, зачем он вообще нужен, что он тебе дает, как укрепляет твои отношения, как обогащает твою жизнь

Я думаю, очень важно говорить открыто, честно, не бояться показать свое незнание, потому что мы не можем быть в курсе всего, мы можем только вместе пойти в это путешествие и выяснять, что на самом деле правда. Чтобы самим что-то узнать, нужно увидеть область недостаточности своих знаний, найти хорошие источники. Поэтому нужно делать это всем вместе — в школе, семье, с близкими, помогать друг другу. И чем больше информации у нас будет, тем больше будет возможностей что-то изменить. Дети, которым сейчас 5 или 15, через 20 лет будут управлять нашей жизнью, руль будет у них. Мы бы хотели, чтобы они были людьми, которые смотрят в будущее, развиваются, которые честны с собой. И сексуальное образование, разумеется, поднимает эти вопросы. Потому что главное в нем – не дать ответ на вопрос, как происходит секс, а подумать, зачем он вообще нужен, что он тебе дает, как укрепляет твои отношения, как обогащает твою жизнь, какие проблемы могут возникнуть и как их решать. Это мостик к более широкому пониманию мира, потому что мы говорим о правах всех людей. И право детей от пяти до 15 – получить всю информацию, которая бы могла им помочь.

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты