Ольга Лобачева и Хильдегард Гюнцель

Благодаря дружбе коллекционера из России и «королевыкукол» из Германии, чьи работы выбирают Деми Мур, Мадонна и Донателла Версаче, город получил выставку мирового уровня «Хрупкие мечты».  

 

Как вы подружились?

Ольга: Мое знакомство с Хильдегард началось с ее кукол. Восемь лет назад в Москве я увидела «Мэри Рождественскую» и была поражена ее совершенством. Кукла была живая! И очень дорогая. Я вернулась в Нижний с пустыми руками и мечтой. А через два года муж подарил мне Мэри на юбилей. Невероятно, но кукла меня дождалась! Второе чудо случилось через год, когда моя подруга Марина Бирман привезла с Парижской выставки визитку Хильдегард Гюнцель. А Маргарита Вишневская, моя подруга, которая работает в немецкой компании и в совершенстве владеет языком, помогла организовать поездку на мануфактуру в Дюссельдорф, где мы с Хильдегард и познакомились.

Это была дружба с первого взгляда?

Ольга: Мы сразу совпали. Я приехала на полтора часа и провела на мануфактуре целый день: мы никак не могли расстаться. Вхожу, а она стоит в дверях, ровно так, как делаю я, когда приходит новый человек. Тоже никогда не доверяю этот первый, такой важный для последующих отношений шаг секретарям. И вот она стоит в дверях, и я понимаю, что это как если бы меня лично встречала английская королева, потому что в мире кукол Хильдегард – представитель аристократии. А потом она приехала ко мне в гости в Баден-Баден, тоже всего на часок, и мы снова провели вместе целый день. Тогда-то и возникла идея сделать выставку.

Хильдегард, коллекционеры ваших кукол разбросаны по всему миру: США, Новой Зеландии, Швейцарии, Германии, Франции, России. Накладывает ли национальность коллекционера отпечаток на то, какие куклы он выбирает?

Хильдегард: Коллекционеры во всем мире очень друг на друга похожи, потому что все они больны одной «болезнью»: влюбляются в предмет искусства и готовы на все, чтобы заполучить его. Но я заметила, что коллекционеры из России очень ценят эксклюзивность материалов и тонкую ручную работу. В этом вы очень похожи на американцев, правда, они отдают предпочтение куклам-детям, а русские больше ценят взрослые куклы.

Каким нужно быть человеком, чтобы покупать ваши куклы? Их коллекционируют аристократы, нувориши – кто?

Хильдегард: В первую очередь знаменитости. Майкл Джексон собирал мои куклы, несколько кукол есть в коллекции Донателлы Версаче, правда, с ней лично я никогда не встречалась. А вот Деми Мур приходила со своим мужем.

С первым или со вторым?

Хильдегард: С первым, Брюсом Уиллисом. Когда она вышла замуж во второй раз, то перестала собирать кукол. Они не нравились Эштону Катчеру: ему казалось, что куклы смотрят на него, и он был не в состоянии выдержать их взгляд. А ведь у нее была самая большая коллекция современных кукол в мире.

В коллекции Ольги Лобачевой недавно поселились ваши любимцы – кукла Виктория с медвежонком Виктором. Вы встречали с ними каждое Рождество и все-таки согласились расстаться, почему?

Хильдегард: Когда Ольга просит о чем-то, ей просто невозможно отказать. И я знаю, что с ней они в хорошей компании.

Ольга говорит, что ваши куклы источают любовь, которую в них вкладывает автор. А что наполняет любовью вас?

Хильдегард: У меня прекрасный муж, замечательные дети, работа, которую я люблю. Я скромна в своих желаниях и ценю то, что есть. Наверное, дело в том, что я постаралась сохранить в себе ребенка – детский благодарный взгляд на все, что происходит в твоей жизни, это очень важно. И еще я действительно очень люблю детей.

Какими качествами надо обладать, чтобы стать вашим другом?

Хильдегард: Это просто и всегда по-разному. Это может быть кто-то очень открытый, легкий на подъем, спонтанный или, напротив, кто-то, кто сдержан настолько, что возникает непреодолимое желание узнать, что за этим скрывается. Но в самом широком смысле – это теплота сердца и широта души. Но я бы иначе поставила вопрос, потому что есть очень много людей, другом которых я хотела бы стать.

А какой человек Ольга?

Хильдегард: Она очень спонтанная, открытая, и она не утратила любопытства и интереса к жизни, как и я, не потеряла «внутреннего ребенка».

Ольга: А еще у нас обеих очень счастливые вторые браки и один размер ноги.(Смеется.)И мы обе считаем, что только любовь делает женщину красивой.

Хильдегард, создавая новую куклу, вы думаете об определенном коллекционере?

Хильдегард: Нет, я читаю книгу, смотрю балет, вижу на блошином рынке старинные кружева, или мой муж везет меня в красивые места – куклы рождаются из впечатлений.

Нижний Новгород вас уже вдохновил на что-то?

Хильдегард: Нижний – потрясающе красивый город. Эти реки, церкви, мосты просто невероятны. Не знаю, какая кукла родится из этих впечатлений, посмотрим. Ты складываешь новые эмоции в большой мешок и каждый раз выуживаешь из него что-то совершенно неожиданное, ныряешь за чем-то одним, а достаешь, к собственному удивлению, что-то другое.

Хильдегард Гюнцель первой в мире стала создавать современные фарфоровые куклы, а не реплики антикварных произведений. Все двадцать три куклы на выставке особенные: авторские, лимитированные. Золушка существует в единственном экземпляре, а Флер Роз и Флер Руж сделаны на заказ с портретов внучки Ольги Лобачевой, маленькой Евы. Ольга не только подарила городу выставку авторских работ Хильдегард, но и стала меценатом балета, поставленного режиссером Львом Харламовым специально для открытия экспозиции.


  • Автор: nn.sobaka.ru
  • Опубликовано:

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также